Пенсионный советник

«Мы не хотели нарушать, а только подчеркнуть»

Сиреневый сад и липовая аллея: как архитекторы будут перестраивать Триумфальную площадь

Наталия Митюшева 25.04.2014, 15:36
buromoscow.com

В мае на Триумфальной площади в Москве развернутся работы по благоустройству, первый этап которых закончится к середине осени. Архитекторы Ольга Алексакова и Юлия Бурдова из BuroMoscow, победившие в конкурсе на разработку архитектурной концепции площади, рассказали «Газете.Ru» о липовой аллее, сиреневом саде на Триумфальной и о том, что такое человеческий масштаб в архитектуре.

— Благоустройство Триумфальной площади — это первая ваша работа с историческим центром Москвы. Что для вас значит это место?

Ольга Алексакова: Для нас Триумфальная — это площадь детства и одна из знаковых площадей Москвы. Мы помним Тверскую 1970–1980-х и площадь Маяковского, для нас это памятное место.

— Именно поэтому и решили участвовать?

Юлия Бурдова: Да. Кроме того, этот объект давно требует улучшения и проявления любви к нему. Поэтому, когда этот конкурс возник, мы решили, что нам есть что сказать.

О.А.: В Москве сейчас проходит много амбициозных конкурсов, далеко не во всех мы успеваем участвовать. Но этот показался нам очень важным.

— Когда вокруг площади развернулись споры, говорили о том, что Триумфальная — место с характером, достаточно жестким. Это открытое, шумное место, на котором уютно себя чувствуют разве что активисты «Стратегии-31». У вас же концепция реализует идею юности, романтики 1950-х, как, например, в фильме «Покровские ворота».

О.А.: Мы не хотели менять характер площади. Мы считаем, что в нем есть не жесткость, а торжественность. Это торжественная городская площадь, такой жест в центре Москвы, когда мы идем по Тверской и вдруг перед нами открывается гигантская сцена. Мы просто добавляем на эту сцену несколько передних планов, уменьшая масштаб места до человеческого.

— Не потеряет ли площадь от этого масштабирования?

Ю.Б.: Сейчас площадь никак не организована. Она представляет собой пятно вокруг памятника, а справа, слева, сзади и спереди — бесконечный поток машин и людей. Поэтому мы отгораживаем площадь от транспортного движения — это шаг к формированию пространства для людей.

О.А.: Те интервенции, которые мы предлагаем, другого масштаба, на уровне человека, мы не перебиваем масштаб гостиницы «Пекин» или зала Чайковского.

— У вас в плане липовая аллея, которая закроет закат над Москвой…

Ю.Б.: На самом деле деревья не закрывают панораму над Садовым кольцом. Мы проверяли эту перспективу с разных точек. Деревья — это не кирпичная стена. На уровне человеческого глаза они формируют дополнительный план, обрамление для панорамы. Липы закроют нижнюю ее часть — вид потока машин из туннеля, они будут отбрасывать тени на мостовую в вечернее время. Это дополнение к привычному виду: к исторической панораме на Баррикадную мы добавляем игру тени и света.

— Почему вы решили не идти на поводу очевидной идеи места — отталкиваясь от памятника Маяковскому, прийти к воплощению его творчества?

О.А.: Маяковский на площади уже есть, более авангардной быть ей не надо. На Триумфальной есть сложившийся в 1940–1950-х архитектурный ансамбль, привязывать к нему творчество Маяковского кажется нам излишним.

Ю.Б.: Мы отталкивались от архитектуры. Это классический городской ансамбль с видом на гостиницу «Пекин», на высотку на Баррикадной. Это большое пространство, красивая и хорошо спланированная видовая точка. Мы не хотели ее нарушать, а только подчеркнуть.

— Сиреневый сад, который вы тоже придумали для Триумфальной, — это воспоминание как раз о той Москве, середины ХХ века. Но вот, говорят, сирень в современной Москве не выживает.

Ю.А.: Этот момент многих волнует. Наши коллеги, ландшафтные архитекторы из компании «Артеза», утверждают, что сирень крайне неприхотлива, устойчива к плохому московскому воздуху и может расти в неглубоком почвенном слое.

— Сейчас основной поток пешеходов направлен по диагонали через всю площадь. У вас в плане диагональных дорожек нет. Правильно ли это?

О.А.: На самом деле мы предоставляем людям больше сценариев движения. Можно идти по диагонали, можно пройтись вдоль липовой аллеи, можно купить кофе в кафе по дороге на работу, посидеть на лавочке на обратном пути с работы. На площади появляется больше разных возможностей. Люди по ней будут не просто быстро перебегать, опустив взгляд на асфальт. И намного приятнее, когда ты сидишь в окружении зелени, пьешь кофе и не боишься, что твой стаканчик унесет порывом ветра.

Ю.Б.: На Триумфальной площади люди должны проводить время, пусть у них возникнет желание прийти сюда. Это место должно жить нормальной городской жизнью.

— Кстати о кафе. В вашей концепции были предусмотрены качели, а кафе — нет.

О.А.: Изначально мы думали, что террасу на площади будет обслуживать кафе «Чайковский», расположенное рядом с концертным залом. Но потом поняли, что надеяться на одно кафе на таком большом пространстве нельзя. В доработанном варианте планируется несколько разных кафе: кофейня, место, где продают горячий шоколад, чайная. Они расположены как со стороны здания Минэкономразвития, так и со стороны зала Чайковского.

Ю.Б.: Таким образом мы тоже «понизили» масштаб площади. Ведь приятнее сидеть на лавочке не у десятиэтажного фасада, а у небольшого кафе.

— Что еще пришлось доработать?

Ю.Б.: Мы поработали с темой озеленения. Деревья появились со стороны зала Чайковского, они теперь располагаются каре, как, например, на площади Вогезов в Париже. Еще были идеи расположить деревья вокруг памятника, мы предложили вариант с карликовыми яблонями: они не будут загораживать памятник, в то же время появится тень.

О.А.: От концепции мы пришли к реальному воплощению, в этом процессе появляется больше нюансов и деталей, распознаваемых не в перспективе с птичьего полета, а на уровне зрения пешехода. Насыщенность деталями и разнообразие — это очень важно для общественного места.

— Предусмотрено два этапа реализации проекта. Первый должен быть закончен к сентябрю этого года...

О.А.: К сентябрю-октябрю.

— А второй этап?

Ю.Б.: Второй этап зависит напрямую от строительства подземной парковки. Ее уже проектируют, строительство начнется осенью.

— Как раз над этим гаражом будет ваш сиреневый сад.

Ю.Б.: Да, думаем, до сада дойдет дело уже в следующем году.

— А что на первом этапе будет сделано?

Ю.Б.: На первом этапе будет обустроена площадь вокруг памятника Маяковскому.

— Вы в большей степени занимаетесь жилыми пространствами?

Ю.Б.: Да, работаем с железобетоном, мы — железобетонщицы. (Смеются.)

О.А.: У нас много проектов, связанных с жильем. Это в основном модернизация существующих серий многоэтажных домов. Мы пытаемся ввести новую серию домов, к счастью, сейчас к этому пришли и городские власти, и девелоперы. Все пришли к убеждению, что красиво — это не обязательно дорого.

— А что общего между работой над Триумфальной площадью, обустройством исторического центра Москвы и созданием жилых кварталов на окраинах?

О.А.: И то и другое — это создание городской среды. Ведь среда — это то, как и что мы чувствуем в городе. Это касается и спальных районов, и исторического центра.

— И каковы принципы комфортной городской среды?

Ю.Б.: Она должна быть сомасштабной человеку. Различные городские пространства: площади, улицы, дворы — должны иметь четкие формы. В этих пространствах должна быть своя иерархия — когда мы понимаем, где ставим машину, где гуляем, где пьем кофе, где растет трава и где гуляют дети. И в идеале все функции должны не только мирно сосуществовать, но и дополнять и усиливать друг друга, наполняя город активной жизнью.