Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Джексон сказал: «Просто ничего не бойся»

Энди Серкис рассказал «Газете.Ru» о работе над образом Голлума в фильме «Хоббит: Нежданное путешествие»

Иван Павлов 18.12.2012, 16:29
Marty Melville/AFP/Getty Images

В среду в прокат выходит «Хоббит: Нежданное путешествие» — первая часть трилогии, в которую Питер Джексон превратил сказку Дж.Р. Р. Толкина «Хоббит, или Туда и обратно». Энди Серкисом, исполнитель роли Голлума, рассказал, почему его герой заметно помолодел, как это связано с технологиями съемки и о том, как работал на картине одним из режиссеров.

— Как часто за все эти годы вы слышали фразу: «Скажи «моя прелесть»?

— Кажется, 432 раза. Постоянно.

— И все-таки вновь вернулись в шкуру Голлума?

— Ну, в «Хоббите» Голлуму 540 лет, а не 600, как во «Властелине колец» — так что он намного более знойный парень, и теперь ему гарантировано еще больше поклонниц среди девочек-подростков. Так, ок, я этого не говорил. Зато могу сказать, что в этот раз было намного проще работать. Во время съемок «Властелина колец» у меня не было таких возможностей улавливать нюансы игры в процессе.

— В смысле?

— Технологии. Когда мы вернулись к нашим героям 12 лет спустя, одной проблемой стало меньше — появилась возможность играть моего персонажа в живом взаимодействии с партнером, а не так, как когда мы работали с Элайджей (Вудом, исполнителем роли Фродо. — «Газеты.Ru»). Мы играли с ним сцену, а потом я шел повторять ее отдельно на площадке для motion capture (технология «схватывания» движений артиста для последующей оцифровки. — «Газеты.Ru»). Теперь все технологии собраны в одном месте, и режиссер фильма Питер Джексон дал нам с Мартином (Фрименом, исполнителем роли Бильбо. — «Газеты.Ru») возможность погрузиться в ситуацию, исследовать и прочувствовать своих героев. Съемки нового фильма начались как раз с эпизода, где мы играем в загадки: он длится примерно 12 минут. Это было похоже на постановку целой пьесы для камерного театра.

Энди Серкис в роли Голлума \ Warner Bros. Ent.
Энди Серкис в роли Голлума \ Warner Bros. Ent.

— Но каково играть того, кого уже хорошо знаешь?

— Мы обсуждали эту тему с Иэном Маккеленом, который ровно так же вернулся к Гэндальфу. Наши герои уже настолько растворены в общественном сознании, так укоренились в массовой культуре, что на съемках невольно приходил в голову вопрос: «Я что, сейчас копирую персонажа, которого играл 12 лет назад или 10 лет назад?». Но это была единственная странность. Я могу чувствовать себя, как Голлум, двигаться, как Голлум, звучать, как Голлум — но, боже правый, я уже слышал тысячи подражаний. Точно ли это моя версия или уже бледная имитация, копия копий? Впрочем, все эти вопросы быстро пропали сами собой, когда мы погрузились в работу над сценой. Это было захватывающе. Отдельным удовольствием оказалось наблюдать за Мартином, который прямо на моих глазах развивал образ Бильбо. Потрясающе.

— После съемок этой сцены вы поменяли работу на проекте с актерской на режиссерскую...

— Да, только за четыре недели до съемок сцены с Голлумом, которые должны были длиться всего пару недель, Питер предложил мне поработать режиссером второй группы — и вместо двух недель я проработал им полтора года. Конечно, я был в восторге, потому что Пит знал, как я хотел быть режиссером еще со времен «Властелина колец». Я снимал короткометражки, после съемок в «Кинг-Конге» (в ремейке Питера Джексона Серкис играл заглавную роль. — «Газета.Ru») был режиссером видеоигр, делал постановки в театре. Джексон же просто сказал: «Будет весело, ничего не бойся. И ты мне нужен в первую очередь для работы с артистами, потому что вторая группа на таком масштабном проекте — это всегда толпа народу».

Речь же шла не о том, чтобы подснять крупные планы карт и пивных кружек. Нужно было снимать воздушные и батальные сцены и следить за уровнем актерской игры в них. Для Джексона же в любом случае главная составляющая в фильме — драматическая. Чтобы там ни происходило на фоне, его интересует эмоциональное наполнение сцены. Так что ему нужен был человек, которому он мог бы доверять, который уже прошел через погружение в Средиземье и понимал бы, насколько для Питера все это важно.

— А командовать коллегами понравилось?

— Я учился всему у Питера, а он создает на площадке обстановку всеобщего сотрудничества. Это кино делали три тысячи человек, даже больше: ощущение такое, что в работе приняла участие вся Новая Зеландия. Так что было не «командование», а скорее организация общего дела. Тут не командование важно, а команда. Ну, как если предлагают отправиться в неспокойное море на крайне неустойчивой лодке, но все соглашаются в эту лодку сесть и знают, что плыть по бушующему морю придется долго, будет штормить, и никуда из этой лодки уже не деться, так что придется приспосабливаться.