Пенсионный советник

«Никто не заметит, что чиновники куда-то уехали»

Интервью с завкафедрой градостроительства Московского архитектурного институра Ильей Лежавой о чиновничьем городе

беседовал Игорь Карев 30.06.2011, 14:50
из личного архива

Завкафедрой градостроительства Московского архитектурного институра Илья Лежава рассказал «Парку культуры» о перспективах строительства чиновничьего города, предложенного Дмитрием Медведевым, о его влиянии на московские транспортные проблемы и возможности его реализации.

На экономическом форуме в Петербурге Дмитрий Медведев предложил создать столичный федеральный округ, включив в Москву часть территорий Подмосковья. На новые территории предполагается перенести значительную часть государственных учреждений федерального уровня. По замыслу, это позволит разгрузить Москву и повысить качество управления Московским регионом. Для чиновников в границах новой Большой Москвы будет построен отдельный город-спутник. Кто в него переедет, пока не решено; скорее всего, туда переберется парламент, который сейчас занимает несколько зданий в самом центре Москвы — на Охотном Ряду, Большой Дмитровке и на Новом Арбате.

Чтобы выяснить реальные перспективы этого проекта, корреспондент «Парка культуры» встретился с доктором архитектуры, профессором Ильей Лежавой.

— Оправдано ли решение о переносе правительственных учреждений в Подмосковье с градостроительной точки зрения? Поможет ли это решить транспортные проблемы Москвы?

— Не очень понятна цель такого решения. Например, в коммерческом плане: придется строить не пятиэтажки, а нормальный центр. Это будет стоить очень больших денег, которые сначала надо будет вложить, потом переселить туда чиновников – и только потом продать то, что освободилось. При этом из бывших министерств ничего не сделать. Например, переделать эти здания в гостиницы – это всё равно что снести и построить заново: ведь даже старые гостиницы вроде «Хилтон» невозможно переделать на более высокий класс. Или вот, к примеру, чиновничьи дома на Новом Арбате, с правой стороны. Там только лифт и коридоры – и какая это будет гостиница? И вообще построить новый центр вне существующих границ Москвы и заставить людей туда ездить – это очень накладно.

Что касается транспорта, то государственных чиновников не так много, как кажется: это небольшой процент от общего числа горожан. Улицы Москвы забиты не чиновниками, а ресторанами, кафе и всевозможными предприятиями — именно там, в основном, машины. На освободившееся место в Москву ринутся другие люди на хороших машинах – и центр города забьется еще больше. Центр останется престижен, ведь Кремль никуда не денется. Я абсолютно уверен, что никто в городе не заметит, что чиновники куда-то уехали, кроме них самих.

— В истории имеются похожие прецеденты: Казахстан перенес столицу в Целиноград, переименовав его в Астану; после объединения Германии столица переехала из Бонна в Берлин; бразильцы выстроили новый город в глубине страны. Можно ли оценить, насколько эти проекты подходят для российских условий?

— В Казахстане это было чисто политическое решение, чтобы как-то привязать к стране её север, населенный русскими. У них была прекрасная столица Алма-Ата, и переезд стоил им огромных денег. В Германии же переезжали всё же не на пустое место: Берлин был наполнен правительственными функциями. А вот бразильский проект прогорел. Столица на новом месте, конечно, есть — там есть кто-то, но все дела решают в Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. Для архитекторов самые удачные примеры проектирования столиц, выделения чиновников из большого индустриального города – это Вашингтон и Канберра. Но даже и там огромное число проблем решается в финансовых столицах…

Я помню, как нечто подобное делал Хрущев. Он все министерства пытался разогнать по стране — Министерство угольной промышленности на Донбасс, рыбной промышленности во Владивосток, этих туда, этих сюда… У него была другая идея – приблизить работников министерств к тому, чем они занимаются. Но ими же надо руководить, а как это делать? Так из этого ничего и не вышло, и всех вернули обратно.

Таким образом, строительство центра для чиновников, конечно, не будет градостроительной ошибкой – это будет просто очень дорогое предприятие, смысла в котором я не вижу. Новый правительственный центр должен строиться в виде города. Не города чиновников, а нормального города, как Вашингтон или Канберра. У чиновников там будут офисы на международном уровне и все необходимые системы.

— Сейчас имеется несколько предполагаемых мест, где может быть создан подобный центр: это Звенигород, Рублево-Архангельское около Новорижской трассы и территория Большого Домодедово. Насколько эти места удобны для его строительства?

— В целом я не против того, чтобы перенести, но дело в том, что непонятно, где взять ресурсы, потому что мы — на нашем теперешнем уровне — не готовы на такое строительство. К примеру, Звенигород – это хорошо. Там есть большая территория, это очень хорошее место. Но всё дело в том, что надо строить не отдельные дома, а целый город. Нужно сразу планировать всю его инфраструктуру на современном уровне, а это очень трудно.

Как отрицательный пример можно привести «Москва-Сити»: его построили в какой-то яме, никто не знает, где это находится, что там будет происходить. Для загрузки «Сити» машинами потребуется часов шесть – и столько же для разгрузки. Не хотелось бы, чтобы и в данном случае произошло что-то подобное.

— А построить город нам по силам? Готовы ли российские архитекторы на столь масштабный проект?

— В таких проектах дело не в архитекторах. Есть две стадии – стадия собственно проекта и рабочая стадия, когда строители под себя всё делают. На стадии проекта любой наш архитектор поспорит с любым иностранцем, а вот на рабочей стадии, для суперпроекта, уже нужны мастера из-за границы.

Когда речь идет о городе, то должна быть создана вся система, которой у нас просто нет. Значит, мы её должны купить за границей. Надо будет делать крытые залы, какие-то огромные территории для зимних садов и т. д. Спроектировать наши специалисты могут всё, что угодно, но ведь строить будем не мы. У нас нет и строительных мощностей для настоящего строительства, мы сейчас не готовы к масштабному строительству на хорошем международном уровне: наши архитекторы не поддержаны техникой. Нет материалов, ничего нет. Стройматериалы у нас всегда были на последнем месте, и мы всегда сильно отставали. Сейчас отстаем еще сильнее – скоро китайцы нам всё будут строить.

Нам придется приглашать зарубежную фирму, которая потребует своих архитекторов — и здесь мы проиграем. Сейчас западные фирмы срослись, там зачастую нет никаких фамилий. Например, американская фирма «Скидмор, Оуингс и Меррилл»: эти люди, чьи фамилии дали ей название, давно умерли, а компания строит небоскребы во всем мире. Дело не в архитекторах, а в комплексном инженерном подходе. Западные компании работают комплексно — и правильно делают.

Современный город должен быть экологически чистым – а это суперсистема, которой не видно, где спрятана энергетика и иная инфраструктура. Да даже взять сжигание мусора: наши мусоросжигательные заводы – это позавчерашний день. Внешне, наверху, это может быть очень хороший городок, а внизу будут спрятаны стоянки, гаражи, и он будет стоять на такой «грибнице», которая состоит из техники. И всю эту машинерию нам очень трудно сделать. Арабам строили англичане, а китайцам их поезд, который едет со скоростью 450 км/ч, делали немцы. Вот и нам, чтобы сделать всё на высоком уровне, придется их звать.

— Но неужели даже для государственных учреждений придется звать иностранцев? А как же соблюдение режима секретности?

— (Смеется.) Да, я помню анекдот про микрофоны в кирпичах для американского посольства. Вот, в качестве примера: в Сиднее 20 лет через дома ходит монорельс – тихо, бесшумно. А мы потратили миллиарды, сделали нашу линию — и что? Вот примерно так и будет, если всё будут делать наши компании. Получится, как обычно, воровство денег. Ведь монорельс поручили делать чиновникам, а не туполевскому бюро – они бы сделали великолепно.

Еще раз о «Сити». За то время, пока он строится, в Китае построен Шэньчжэнь: он вырос из 40-тысячного городка в джунглях до 10-миллионного города длиной 100 км и 20 км в ширину, сплошные небоскребы. Я уж не говорю, что за это же время произошло в Эмиратах. Куда мы лезем? Деньги либо разворуют, либо построят второе «Сити».

— Что может быть предложено в качестве альтернативы созданию города для чиновников?

— Я уже не раз говорил, что лучшим выходом будет объединение Москвы с Московской областью и Петербурга с Ленинградской областью и создание линейного мегаполиса вдоль железной дороги. Все разумные архитекторы выступают за этот проект. Пустят быстрые «Сапсаны» — и непонятно, где будет лучше жить — в Москве, где 3 часа из конца в конец, или у Валдая. Думаю, что современный чиновничий город будет хорош как раз где-то у Валдая.

Проект линейного города Петербург-Владивосток
Проект линейного города Петербург-Владивосток

Если брать совсем отдаленную перспективу, то вот вам такой проект. Японцы в 2000 году предложили восьми командам со всего мира представить, как будет выглядеть город через 100 лет. Мы предложили линейный вариант – город Петербург — Владивосток. Сейчас уже скорости поездов 450 км/ч, а через 100 лет, возможно, будут и 600–700. В Европе уже сейчас есть такое понятие – «транспортный коридор», который включает в себя все виды передвижения, от грузов до водопроводов, и это не просто железная дорога — это целая система, да и железная дорога совсем другая.

Японские чиновники, глядя на наш проект, всё пытались выяснить, где же собственно город. А он вот – от Петербурга до Владивостока плюс семь вертикалей, они уже есть почти в полном объеме. Получался такой «скелет» России. И мы доказывали, что, если этого не сделать, то Россия просто погибнет — её надо этим «бандажом» стянуть. Ведь как раз 100 лет назад за огромные деньги построили Транссиб, и если бы этого не сделали, то проиграли бы многое.

Мы продолжаем разрабатывать этот проект. В его рамках нужно, конечно, оставить все министерства и Кремль на месте, как древний символ. А всё бурление жизни, всю индустрию и всю креативность «растянуть» по стране. Сейчас, чтобы поставить предприятие в Москве, нужно что-то снести. А на этой линии много земли. Нужен новый университет? Пожалуйста. И старый пускай работает. Такой подход вполне может стать национальным проектом.