Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Ледоруб не помог

Переведена на русский знаменитая биография Троцкого

Иллюстрация: издательство Центрполиграф
Наконец-то переведенная в России биография Троцкого уже подарила миру Тони Блэра и может изменить молодежную моду.

Исаака Дойчера, автора вышедшей недавно в издательстве «Центрполиграф» трехтомной биографии Троцкого, знает большая часть населения нашей страны. Только почти никто об этом не подозревает.

Именно Дойчер, а не Черчилль, как все убеждены, произнес знаменитую фразу о Сталине: «Он принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой». Известный британский историк так охарактеризовал «дядюшку Джо» в своей книге «Россия после Сталина», вышедшей вскоре после смерти советского вождя, в 1953 году. Потом эту фразу растиражировал нобелевский лауреат Ч. П. Сноу в своем биографическом эссе о Сталине, затем она попала в биографическую статью «Британской энциклопедии», и пошло-поехало, уперевшись в итоге во внука герцога Мальборо.

Интерес Исаака Дойчера к Сталину вовсе не случаен.

Этот австро-венгерский еврей, родившийся близ Кракова, в молодости был активным коммунистом и входил в элиту нелегальной компартии Польши. Потом поставил своеобразный рекорд — стал едва ли не первым коммунистом, исключенным из партии за критику Сталина. После этого Дойчер подался в верные последователи Троцкого, был одним из самых видных троцкистов, но накануне Второй мировой войны разругался со своим кумиром. Не понравилась ему идея организовать IV Интернационал — вот и вышел из партии и эмигрировал в Англию. И лишь уже в зрелом возрасте, после войны, ему пришла в голову идея отдать последний долг «Льву революции».

Как известно, Троцкий в момент визита в его кабинет Рамона Меркадера с ледорубом работал над биографией Сталина. Дойчер и решил ее продолжить с того самого места, на котором остановился учитель.

Так нежданно-негаданно Дойчер нашел свое призвание и стал историком. И очень быстро — всемирно известным историком, его работы переведены на множество языков и на Западе включены в учебную программу вузов по истории Восточной Европы.

А самой знаменитой его работой является именно этот впервые переведенный в России трехтомник. Жизнеописание Льва Давидовича Троцкого в трех книгах: «Вооруженный пророк», «Безоружный пророк», «Изгнанный пророк».

Степень популярности этой книги достаточно красноречиво засвидетельствовал премьер Великобритании Тони Блэр в марте этого года, когда рассказал на праздновании Международного дня книги о том, что привело его в политику.

«На мое увлечение политикой повлияли разные люди, но главную роль сыграла одна книга — биография Троцкого в трех частях авторства Исаака Дойчера. Она произвела на меня неизгладимое впечатление и навсегда привила любовь к политическим мемуарам», — признался британский лидер.

Впрочем, на россиян, еще заставших советскую власть, эта опоздавшая на полвека трилогия вряд ли произведет столь же сильное впечатление, как на английского премьера.

Это для юного Тони погромы-маевки-буденновцы — экзотика. А наш обыватель рассказами о ленинской и мартовской редакциях принципов членства в партии объелся еще на курсе «Истории КПСС», переосмысления Троцкого нахлебался в перестроечной прессе и в итоге приобрел полный иммунитет к любой партийной агитации. Из знаний о Троцком ему вполне хватает малоприличной поговорки про любителей привирать. Поэтому он непременно начнет ворчать про многословие, про идеологическую нагруженность и в итоге обзовет Дойчера «замполитом иудушки-Троцкого». И будет в чем-то прав.

Трилогия Дойчера — действительно хорошо сделанная историческая работа. События бурной жизни своего вождя он восстанавливает скрупулезно и в полном объеме. Но все-таки не может удержаться от того, чтобы не начать комментировать факты.

В итоге Лев Давыдович от страницы к странице бронзовеет, чтобы в финале предстать всеведущим и всемогущим колоссом, который практически не ошибался.

Вот только однажды, не очень понятно почему, добрый бог проиграл злому и был свергнут, а если бы этого не случилось, то люди жили бы уже в Золотом веке.

Но это все про людей истматом умученных. Более молодые люди вполне могут воспринять книгу и по-другому. История-то и впрямь более чем занятная. Младший сын едва ли не единственного в России еврея-помещика, практически с гимназической скамьи ушедший в революцию. С 17 лет в тайном кружке, собиравшем неряшливых бородачей, городских сумасшедших и некрасивых девушек. С 18 — в тюрьме, с 20 — в сибирской ссылке, откуда бежит за границу, бросив жену с двумя детьми. В итоге в 23 года он уже один из лидеров партии, любимец «стариков» Аксельрода и Засулич, главная надежда Ленина. Троцкий действительно сделал более чем блестящую карьеру, этот самоучка, похоже, и впрямь был гениальным публицистом и оратором.

Дойчер подробно разбирает, как кучка заговорщиков, которых никто не воспринимал всерьез, казалось, случайно стала во главе огромной империи, как эти собранные с бору по сосенке фрики учились управлять страной, проявляя в себе немыслимые, казалось бы, таланты.

Как выстояли, но только затем, чтобы, похоронив отца-основателя, бросить меж двух главных наследников лозунг Дункана Маклауда.

Два ровесника, два «нацмена», пришедшие в этот мир с разницей в два месяца. Один — сын еврейского колониста с Херсонщины, другой — отпрыск грузина-сапожника из Гори. Один — яркий и ослепляющий, другой — тихий и незаметный, один блистал за границей среди эмигрантов-идеологов, другой бомбил банки, добывая золото для революции, и бегал из тюрем и ссылок. Одного знали все, другого почти никто не знал. Потом, в горячие годы, один блестяще собирал из дерьма армию для Советской республики, другой тихо и незаметно выстраивал аппарат для управления ею.

Дойчер вовсе не зря столь высокопарно окрестил свои книги. Его Троцкий — это действительно пророк, щедро наделенный богами, совершающий чудеса, но однажды, сойдясь в схватке с равным, низверженный.

Проигравший, но не сдавшийся, он бился до тех пор, пока ледоруб испанского сталиниста не поставил точку.

Но только в биографии Троцкого — влияние его, как показывает случай Блэра, не исчезло до сих пор.

В романтичной притягательности этой саги Дойчер утонул с головой. Это и спасло книгу. Главный ее недостаток, с точки зрения историка, — искренняя увлеченность автора своим героем — становится для обычного читателя ее основным достоинством. Кто-то из юных, похоже, захочет сменить «майку с Че» на майку с Леоном.

Исаак Дойчер. Троцкий: Вооруженный пророк. Безоружный пророк. Изгнанный пророк. М.: Центрполиграф, 2006.