Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Трансвеститы ближе к богу

Фото: outnow.ch
Трансвеститы с террористами шествуют по Берлинале, пока пассажиры метро радуются девушке в кожаном белье.

Вдоль одной из улиц на Потсдамер-плац, недалеко от главных фестивальных кинозалов, выстроились в ряд несколько десятков новеньких красных фольксвагенов с белыми непрозрачными стеклами. На стеклах — имена и краткие биографии великих актрис прошлого века: Анны Маньяни, Одри Хэпберн, Бетт Дэвис, нашей Татьяны Самойловой. По ночам фольксвагены оживают: внутри горит свет, играет музыка, звучат чьи-то голоса. Но эти машины времени закупорены наглухо, что очень символично: на нынешнем Берлинале нет места такому количеству прекрасных женщин. Здесь правят бал трансвеститы.

Началось все с конкурсной датской картины «Мыло» — истории непростых взаимоотношений обычной женщины и ее соседа-транссексуала. Женщина по имени Шарлотта разочаровалась в любви и поэтому каждый день водит к себе мужиков, соседка Вероника (она же Ульрик), напротив, застенчива и переживания высасывает из сериалов, которые смотрит по телеку каждый день в ожидании операции по смене пола. Когда они встретятся, между ними, конечно же, возникнет сексуальное напряжение, что озадачит обеих. Сыгравший Веронику датчанин Дэвид Денсик в миру оказался обаятельнейшим мужчиной с залысинами и без каких-либо намеков на транссексуальность. Похоже, это становится модным: если актер по жизни серьезный мужчина, ему непременно положено встать на каблуки.

На пресс-конференции режиссер Перниль Фишер Кристенсен подвела под свой фильм еще и религиозную основу: по ее мнению, транссексуалы — это люди, которые ближе других находятся к Богу, потому как он ведь тоже должен обладать признаками обоих полов.


Продолжил тему швед Лукас Мудиссон, представивший свой новый фильм «Контейнер». После «Дыры в моем сердце», в которой главные герои снимали домашнее порно и блевали друг другу в рот, казалось, что картины радикальнее он снять уже не сможет. Так вот, он смог. В «Контейнере» заняты всего два актера (женщина и мужчина, одетый как женщина), которые полтора часа либо сомнамбулически бродят по улицам, либо исступленно лижут зеркала, либо моют друг друга в ванной. В это время женский голос за кадром читает временами совершенно бессвязный текст, из которого тем не менее становится понятно, что в теле уродливого толстого мужчины живет душа молодой девушки. Фильм погружает в какое-то невероятное состояние — это почти медитация с последующим выходом в нирвану. И вновь звучит мысль о том, что транссексуалы на самом деле — божьи люди.

Знаменитый ирландец Нил Джордан привез в Берлин «Завтрак на Плутоне» — фильм о трансвестите, которого играет Киллиан Мерфи. Это действительно существо с другой планеты: незаконнорожденный сын местного священника, одержимый идеей найти мать, он живет в своем мире и по своим законам. Мерфи в роли трансвестита великолепен, но всей истории отчего-то недостает размаха. Несмотря на цветение глэм-рока и ирландского терроризма, на фоне которых происходит действие, за сверканием блесток и мишуры с костюмчика главного героя мало что удается разглядеть.

Какой из этих фильмов получит «Тедди» — специальную премию Берлинале для картин о сексуальных меньшинствах, пока предсказать сложно, но какой-то получит точно.

На этом фоне то, что представляет Голливуд, выглядит слишком традиционным и оттого скучноватым. Не оправдал ожиданий «Новый мир» Теренса Малика — вольное переложение сказки о принцессе Покахонтас. Малик, снимающий в среднем по одному фильму раз в 10 лет, зачем-то фактически переснял свои «Дни жатвы». Там одну женщину делили Ричард Гир и Сэм Шепард, здесь — Колин Фаррелл и Кристиан Бейл, там действие происходило на фоне техасских пейзажей, здесь любовно воссоздан почти что первобытный американский север, там композитором был Эннио Морриконе, здесь — Джеймс Хорнер, который так не резвился, кажется, со времен «Титаника». «Новый мир» — это прекрасное эпическое полотнище, медитативное и тягучее, как положено шедеврам Малика, и актеры хорошие, и травка под музыку шелестит, и после 10 минут нестерпимо хочется спать.

Главным же претендентом на победу в конкурсной программе пока считаются «Элементарные частицы» немца Оскара Релера, снятые по роману Мишеля Уэльбека. Это история двух сводных братьев, один из которых, молекулярный биолог, всю жизнь любил одноклассницу, а второй, наоборот, распылялся на сотню женщин. «Частицы» — отличный образец европейского мейнстрима: тонкий, с долей черного юмора. Кастинг — предмет особой гордости режиссера, которому удалось собрать главных звезд немецкого кино, включая Франку Потенте и Морица Бляйбтроя, известных по «Беги, Лола, беги». Кадры из фильма с сопроводительным текстом постоянно показывают на телеэкранах в берлинском метро.

Пассажиры при виде актрисы Мартины Гедек в черном кожаном белье все как один расплываются в улыбках.