Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Минтруд и ПФР даже не в состоянии определить, какие проблемы есть при расчете пенсий»

Депутат Оксана Дмитриева рассказала про несправедливость пенсионной системы

Почему правительство никак не может создать эффективно работающую пенсионную систему? Почему за десять последних лет даже после поручения президента не появилась понятная формула для расчета пенсионных накоплений? Как исправить ситуацию, можно ли сделать пенсионный механизм эффективным и справедливым? Ответы — в интервью «Газете.Ru» депутата Госдумы от «Партии Роста», члена комитета по бюджету и налогам, доктора экономических наук и экс-министра труда Оксаны Дмитриевой.

— Реально ли создать понятную для работников формулу пенсионных накоплений, как предложил президент Владимир Путин еще в 2013 году? Сейчас мало кто понимает, какая у него будет пенсия.

— Безусловно, пенсионная формула должна быть понятной. Однако формулировка «пенсионные накопления» применять к нашей системе неправильно. Пенсионная система в России, как, впрочем, и в большинстве стран, в основном страховая. Основана на т.н. «договоре поколений»: работающие платят взносы, из них выплачиваются пенсии нынешнему поколению пенсионеров. А когда сегодняшние трудоспособные граждане выйдут на пенсию, их выплаты будут формировать взносы будущих поколений. Поэтому работник в России, как и в подавляющем большинстве стран, накапливает не реальные деньги, а пенсионные права.

— То есть право на пенсию есть, а накоплений реальных нет. Почему же все так запутано? Чиновники не выполнили поручение?

— Все запуталось с 2002 года, когда стали реализовывать реформу Зурабова-Матвиенко по переходу от страховой пенсионной системы к частично накопительной. Эта реформа провалилась, создала «эффект двойного бремени», что стало одной из причин дефицита Пенсионного фонда. В итоге пенсионные накопления обесценились и частично потерялись. И с 2014 года перечисление средств на накопительный элемент приостановили, произошла «заморозка пенсионных накоплений».

В попытке выправить последствия пенсионной реформы власти с 2015 года стали реализовывать новую, также неудачную стратегию. Пенсионные взносы стали учитывать в баллах. Правительство отчиталось так: теперь пенсия считается в баллах, и будущую пенсию очень просто подсчитать.

— И все окончательно запутали?

— Да, формула стала еще мутнее, сложнее. Более того, балльная система — одна из системных ошибок.

Стоимость одного балла все время растет, работодатель должен все больше перечислять средств. Балл в 2015 году, когда ввели реформу, и балл в 2021 году весят по-разному. И, в конечном счете, это обесценивает страховые взносы работающих.

— Получается, действующая пенсионная система не мотивирует россиян работать эффективнее?

— Нет, конечно.

— А работодателя она стимулирует?

— Тоже нет. Налоговая нагрузка на компании растет из года в год за счет увеличения предельной зарплаты, с которой уплачиваются страховые взносы, а пенсионные права работников в эквивалентном объеме не увеличиваются.

Минтруд или Госдума ничего не планируют менять в этой системе?

— Минтруд и Пенсионный фонд даже не в состоянии определить, какие проблемы есть при расчете пенсий. Я не знаю, может, они что-то и хотят изменить. Но если Минтруд не понимает источника проблем, существует опасность, что он поменяет не то и не так, как надо.

— Обладателям маленькой пенсии предлагается покупка баллов. Может, это решение проблемы? Хотя бы для тех, кто готов на покупку?

— Покупка баллов с учетом их обесценивания невыгодна. Она необходима только небольшому количеству россиян, у которых не хватает стажа для получения страховой пенсии. Предложение покупать баллы — это из области имитации реальной деятельности. Чиновники отчитываются перед президентом, что они работают и улучшают пенсионную систему.

— Власти нередко аргументируют отказ от индексации пенсий так: «зачем пенсионерам давать больше денег, они все равно не вернутся в экономику, пенсионеры предпочтут копить, а потребительский спрос расти не будет».

— Странный аргумент. Средняя пенсия по старости в России чуть выше прожиточного минимума. Куда уж тут копить при таких ничтожных пенсиях, все уходит на предметы первой необходимости, на еду и ЖКХ (прожиточный минимум для пенсионеров в среднем по России составляет 10,2 тыс. руб., средняя пенсия — 15,7 тыс. руб. — «Газета.Ru»).

— Получается, пенсионная формула запутана, непонятна гражданам, и уже на этом основании ее можно признать дестимулирующей. Для работодателя тоже нет достаточных стимулов выплачивать «белую зарплату». Проблемы накапливаются с каждым годом, пенсионная система становится все более разбалансированной. Может быть, обнулить все эти перекосы?

— Обнулять пенсионную систему — это значит обнулить трудовую биографию 42 млн пенсионеров и еще десятков миллионов работающих граждан, имеющих за плечами годы и десятки лет стажа. Пенсионная система — это не «гордиев узел», который можно разрубить, а «авгиевы конюшни», которые надо чистить. Когда пенсионную систему дергают туда-сюда, это всегда оборачивается потерей стажа, заработка, появлением новых несправедливостей. Нужно последовательно расчищать пенсионную систему и устранять многочисленные ошибки.

Начать надо с очевидных вещей. Тут три пункта, как минимум. Во-первых, проиндексировать пенсии работающим пенсионерам. Им власти говорят так: сейчас мы вам не индексируем, но потом вернем.

— Вернем, если не помер.

— Вот именно. Работающие пенсионеры — самая ущемленная категория граждан. Это стало особенно очевидно во время пандемии коронавируса. Эти люди вынуждены были ходить на работу. При этом пенсия работающих пенсионеров с каждым годом все больше отстает от пенсии неработающих.

На 1 октября 2021 года средняя страховая пенсия по старости работающих пенсионеров составила 14453,94 рубля, в то время как ежемесячная страховая пенсия неработающих была равна 17551 руб.

Мои расчеты показали, что сегодня каждому работающему пенсионеру ежемесячно недоплачивают из-за отмены индексации 6189 рублей.

Если начать выплаты полной пенсии работающим пенсионерам со второй половины 2022 года, это потребует 269,2 млрд руб. из бюджета. В расчете на один год дополнительные расходы на индексацию пенсий работающих пенсионеров составят 538,443 млрд рублей.

На экспериментах с пенсиями работающих пенсионеров государство больше потеряло, чем сэкономило. Количество работающих пенсионеров снизилось вдвое с 14 млн в 2015 году до 7,2 млн к концу 2021 года. То есть потеряли более 7 млн человек, легально работавших, плативших налоги и страховые взносы.

Взносы выплачиваются, а пенсионные права не формируются. Фактически работающие пенсионеры, дотируют пенсионную систему. С 2015 года они заплатили 2,3 трлн руб. на индивидуальную часть страховой пенсии, на которые не сформированы пенсионные права.

Я удивляюсь, что никто до сих пор не дошел с этой проблемой до Конституционного суда. Конечно, работающим пенсионерам надо доначислить баллы, эквивалентные уплаченным взносам, и соответственно, пересчитать пенсии.

— У Минфина на все один ответ всегда – денег нет.

— Индексация вернет в правовое поле 7 млн пенсионеров, которые сейчас не работают, или работают в серой зоне. Они начнут платить страховые взносы. У них появится стимул работать легально. И тогда отчисления в ПФР вырастут еще больше. Вот и была бы выгода для государства.

— Если заинтересовать пенсионеров индексацией пенсий во время работы, это помогло хотя бы отчасти решить проблему нехватки мигрантов?

— Конечно. Многие из пенсионеров неплохо образованы, дисциплинированно работали, а их государство потеряло. Надо вернуть. Мигранты реально заняли рабочие места, на которых раньше подрабатывали пенсионеры.

— А что с пенсионным возрастом?

— Это вторая и тоже очевидная проблема — несвоевременное и необоснованное повышение пенсионного возраста.

Планка уже поднялась на полтора года. Следует зафиксировать пенсионный возраст на этом уровне и больше его не увеличивать.

Третья проблема — это волокита с принятием решения об отказе от накопительной системы. С 2014 года приостановлены перечисления на обязательный накопительный элемент, все взносы идут на страховую часть пенсии. Однако, на счетах НПФ и государственной управляющей компании ВЭБ скопились взносы, которые отчислялись гражданами с 2002 по 2014 годы.

Если в будущем остается только страховая часть, то по уже накопленным 5 трлн рублей нужно предложить гражданам выбор. Есть два варианта: оставить эти деньги в негосударственных пенсионных фондах, или перевести на страховую пенсию с соответствующей переиндексацией. Это должен быть выбор самих россиян.

— А что выгоднее?

— В среднем, выгоднее страховой принцип, это доказано и математически и на практике. Индексация по страховой части оказалась больше, чем прирост по пенсионным накоплениям в НПФах и ВЭБе.

«Расчистка» же системы зависит от консолидации общественного протеста по пенсионной реформе, от аргументации политиков и депутатов, работающих в этом направлении. Большая роль и у СМИ, которые привлекает внимание к проблеме и позволяют в ней разобраться.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть