«Большая тройка» поделится доходами

Стоимость услуг российских рейтинговых агентств может возрасти в 3 раза

Shutterstock
«Большая тройка» международных рейтинговых агентств скорее всего откажется лицензировать свою работу в Центробанке. Это даст возможность для развития российским рейтинговым агентствам, однако цена на их услуги с учетом отсутствия «большой тройки» на рынке поднимется в 3–4 раза, прогнозирует в интервью «Газете.Ru» генеральный директор агентства «Эксперт РА» Сергей Тищенко.

— Уже как год работает ФЗ-222 («О деятельности кредитных рейтинговых агентств в РФ»). На ваш взгляд, оказался он в итоге полезным или, наоборот, вредным? И вообще нужен ли он рынку?

— Безусловно, внутренний рынок рейтинговых услуг давно нуждался в перезагрузке и полноценном регулировании. С другой стороны, Центробанк вынужден был пойти на этот шаг, так как решения международных агентств оказались очень политизированы. Как только они начали понижать рейтинг РФ, автоматически, из-за привязки международной шкалы к суверенному статусу государства, полетели вниз рейтинги экономических субъектов, в результате чего они столкнулись с серьезным ростом стоимости заимствований.



Генеральный директор АО «Эксперт РА» Сергей Тищенко

Генеральный директор АО «Эксперт РА» Сергей Тищенко

Александр Щербак/ТАСС

Снижение рейтинга государства не является чем-то необычным. К примеру, сразу после Brexit два агентства из «большой тройки» ухудшили рейтинг Великобритании.

Но не до мусорного же уровня, как в случае с Россией. Напомню, золотовалютные резервы РФ составляют порядка $380 млрд — они покрывают шестимесячную задолженность по импорту государства, что говорит о его стабильности. Кроме того, у России очень небольшой госдолг по отношению к ВВП. И на этом фоне мотивировать снижение рейтинга страны ожиданием «больших проблем в экономике»...

Мы помним, как господин Обама говорил, что экономика России порвана в клочья. Однако мы как-то не очень это наблюдаем. Да, определенные трудности есть, безусловно. Но они скорее связаны не с санкционной политикой, а с этапами делового цикла и со снижением конъюнктуры на внешних рынках.

— Зачем вообще России национальные рейтинги?

— Это не только наш тренд. То, что сейчас происходит в России, по сути, повторяет практику Европейского союза после кризиса 2008 года, там рейтинговая отрасль подверглась масштабному реформированию. До недавнего времени более 90% всех рейтингов в мире приходилось на «большую тройку», из которых два агентства, Standard & Poor's (S&P) и Moody's, полностью американские, а Fitch — частично (у него есть французские бенефициары). Сейчас в игру вступают китайские агентства, которые заточены на продвижение юаня по всему миру, — хотите привлечь китайский капитал, получайте рейтинг в китайских агентствах.

В свою очередь, российская национальная шкала должна прежде всего защитить наших игроков от конъюнктурного влияния зарубежной политики. Очевидно, что она не ориентирована на привлечение зарубежных денег.

— А как их тогда привлекать? Первое, на что смотрят международные инвесторы, это понятный им рейтинг «тройки».

— Бесспорно, зарубежные игроки на них ориентируются. Но если они хотят работать на нашем рынке, то они заинтересованы в его стабильности. Требование же регулятора сводится к тому, чтобы обеспечить не такую жесткую зависимость рейтинга того или иного игрока от суверенного рейтинга. Да, привязка может быть, но не настолько прямолинейной, как у «большой тройки».

— Как закон напрямую повлиял на рынок? Произошел ли его передел?

— Никакого передела еще не произошло, поскольку законом предполагается процедура аккредитации у российского регулятора. Центробанк предъявляет очень жесткие требования к собственным средствам рейтингового агентства (не менее 50 млн руб.), к методологии, квалификации персонала, составу органов управления агентств. С середины января 2017 года на рынке смогут работать только аккредитованные агентства, тогда и увидим, сколько игроков останется.

— Сколько их сейчас?

— По большому счету, восемь. Несколько агентств, среди которых и «Эксперт РА», уже подали заявку на аккредитацию.

— Что все-таки будет с «большой тройкой»?

— В Moody's уже заявили, что играть по новым правилам не будут, поэтому они отозвали все рейтинги по национальной шкале — будут работать только по международной. S&P и Fitch решение пока не огласили.

— И у вас нет никакой инсайдерской информации на эту тему?

— Центробанк официально заявляет, что заинтересован в том, чтобы западные игроки остались на рынке. Что логично для регулятора, который должен ратовать за конкурентный рынок. Но есть определенная коллизия, которая оставляет мало шансов для их работы на нашем рынке. В законе 222-ФЗ прописана норма, что аккредитованное агентство не имеет право отзывать рейтинг не по экономическим причинам.

Тройка международных агентств в соответствии со своим национальным законодательством это сделать может. Это противоречие с российским законодательством останавливает западных игроков от аккредитации у российского регулятора.

— Я правильно понимаю, что в перспективе на рынке останутся только два рейтинговых агентства, из которых АКРА вообще только что созданное? А «тройка» сократит свое присутствие до минимума?

— Нет, не до минимума. Западная «тройка» будет присутствовать примерно в том объеме, в котором и присутствовала. Она будет присваивать рейтинги по международной шкале, которые нужны для того, чтобы привлекать средства на западных рынках. В этом смысле их деятельность не изменится. Другое дело, что, скорее всего, они существенно сократят свои операционные издержки, закрыв московские офисы и продолжив работу по присвоению рейтингов из Лондона или откуда-то еще.

На российском рынке также останется несколько наиболее сильных игроков.

— Что будет с остальными российскими агентствами? Почему они не подаются на аккредитацию? Неужели нет требуемых 50 млн руб.?

— Насколько я знаю, они готовят соответствующие документы. При этом не стоит ожидать, что ЦБ автоматически одобрит все заявки, требования по валидации моделей и методик будут очень жесткими.

— А что, чья-то методика вызывает особые опасения?

— Дело в том, что методики как таковые — это ноу-хау каждого агентства. И единственный способ проверить, насколько они соответствуют жизни, это посмотреть результаты рейтинговой оценки за достаточно длительный период. Если агентство присваивало наивысшие рейтинги эмитентам, а потом по ним шла череда дефолтов, тогда, конечно, это большой вопрос к деятельности агентства. И ЦБ говорит, что будет очень серьезно обращать на это внимание.

— То есть аккредитацию АКРА дадут авансом. Зачем вообще понадобилось его создавать?

— Это было политическое решение — создание серьезного института, который будет работать по методикам, близким к западным. Гендиректор АКРА Екатерина Трофимова имеет прекрасную репутацию на рынке и очень большой уровень доверия.

Да, агентство создается с нуля, у них нет никакой предыстории. Но думаю, аккредитацию они получат. Так что на нашем рынке появится, по сути, представитель «тройки», но работающий по национальной шкале.

— И к чему это компромиссное решение — создавать что-то свое, но с западным налетом?

— Мне сложно оценивать со стороны, но, скорее всего, надо говорить о решении создать агентство с очень высокой компетенцией.

— То есть ни одно из существующих российских агентств за все эти годы ее не развило?

— В данном случае я не могу говорить за всех участников рынка, но что касается «Эксперт РА», то наше агентство работает на рынке 19 лет. За последние два года мы очень серьезно повысили требовательность к методикам, к оценкам, что привело к некоторому уменьшению клиентской базы, при том что агентство и так работало на спаде экономического цикла. Сказать о том, что все остальные в это время также повышали требования к эмитентам, к сожалению, не могу. Не буду ни на кого кивать головой, но просто для сравнения. Численность персонала «Эксперт РА» на сегодня — это 106 человек, из них 44 аналитика. В среднем же в агентствах работают по 25 человек, и основной костяк — это продавцы, тогда как аналитики при таком раскладе особо и не требуются. Мы сами заинтересованы в том, чтобы рынок представляли нормальные и здоровые игроки. Отсюда и высокий входной барьер, в том числе и по капиталу.

— А у вас он сейчас сколько?

— Мы заканчиваем эмиссию на 400 млн руб. Учитывая, что у нас уже есть штат аналитиков, этого вполне достаточно для дальнейшего улучшения базы автоматизации, совершенствования методологии.

— Что будет с компаниями, чьи рейтинговые агентства уйдут с рынка?

— С 2017 года целому ряду экономических субъектов придется вновь получать рейтинги уже в аккредитованных агентствах. На присвоение, как правило, уходит полтора-два месяца.

— То есть на это время они в любом случае оказываются без каких-то опознавательных для инвесторов знаков. К чему это может привести?

— Допустим, банк фондируется в ЦБ в достаточно значимых объемах под ликвидные бумаги, которые входят в ломбардный список. При потере рейтинга эти бумаги исключат из ломбардного списка, а банк будет вынужден привлекать ресурсы где угодно, но только не в ЦБ. Если он не сможет это сделать, возникнут проблемы с ликвидностью. Если УК пенсионного фонда разместит средства в активы, которые потеряют рейтинги, то придется перекладываться из одних активов в другие, а это расходы и, возможно, финансовые потери. Поэтому лучше до этого не доводить и все-таки озаботиться этим вопросом много раньше.

— Заранее — это как? Запросив свое агентство, собираются ли они аккредитоваться? Естественно, им ответят, что да, собираются. Просто, на всякий случай перейти в агентство, которое раньше всех подалось? Но ведь не факт, что оно в итоге получит аккредитацию.

— ЦБ берет на аккредитацию шесть месяцев. Если до середины июля агентство не подало документы на аккредитацию, это уже нехороший звоночек. Агентство может получить аккредитацию, если подаст документы позже. Но просто с января оно в любом случае на какой-то период перестанет быть рейтинговым агентством, а его клиенты окажутся без рейтинга.

— С учетом зачистки конкурентов, насколько на рынке вырастет ценник?

— Сейчас первичное присвоение рейтинга от агентства «большой тройки» обойдется клиенту примерно в $40 тыс., дальнейшее годовое обслуживание рейтинга обходится в уже меньшую сумму.

— И это будет бенчмарком для остальных?

— Я ожидаю, что средний уро£вень поднимется до 750–850 тыс. руб. Это позволит «Эксперт РА», которое обслуживает рейтинги более 800 эмитентов, быть рентабельным (в 2015 году убыток составил порядка 8 млн руб.).

Будущий сдвиг цены также влияет на поведение клиентов: чем раньше они получат рейтинг, тем больше сэкономят. Но есть и риски: получить рейтинг по низким ценам в агентстве, которое не будет в итоге аккредитовано. Кто-то вообще надеется, что ЦБ и Минфин перенесут сроки исполнения требований, понимая, что многие агентства не успеют вовремя аккредитоваться, что спровоцирует хаос на рынке.

— Во сколько сейчас обходятся ваши услуги?

— Сейчас наши расценки — это 250–350 тыс. руб. по разным рейтинговым продуктам. В то время как на рынке цена может быть 150 тыс. руб. и даже 120 тыс. руб. , то есть ниже в два раза. Подобный демпинг говорит о желании агентства получить выручку любой ценой, чтобы только продлить свое существование, об экономии на квалифицированных аналитиках, о потворствовании клиентам, которые шантажируют уходом в другое, более лояльное, агентство при присвоении «неправильного», по их мнению, рейтинга. Отрасли требуется оздоровление. Демпинг и непрофессионализм убивают отрасль. Ранее через это проходили, например, туристический и страховой рынки.