Пенсионный советник

Солнце Россию не любит

Кто тормозит развитие солнечной энергетики в России

Юлия Калачихина (Якутск) 25.06.2016, 13:16
Празднование Ысыаха Болот Бочкарев/РИА «Новости»
Празднование Ысыаха

C 25 на 26 июня якуты встретят восход на самом массовом национальном празднике в России — Ысыах. В этом году в крае вечной мерзлоты, где фактически религиозное отношение к Солнцу и при этом целые районы изолированы от централизованной энергосистемы, стартовало строительство трех солнечных станций. На региональном уровне чиновники хотят за счет альтернативной генерации снизить тарифы, на федеральном — уверены, что текущий энергобаланс и так эффективен и торопиться развивать ВИЭ не стоит.

Солнцу — Уруй!

Ысыах — главный национальный праздник якутов, ключевым событием которого становится встреча Солнца, а также осуохай — ритуальный хоровод, «вертящая природу» танцевальная молитва, обращенная к местным божествам айыы. Любимым их лакомством — оладушками — с быырпахом (кисломолочный напиток) угощает журналистов шаман, перед этим произнеся молитвенные возгласы: «Уруй! Айхал!» (примерный перевод: «Ура! Славься!»). Происходит это в поселке Батамай, где в 2012 году построили первую в Якутии солнечную электростанцию (СЭС).

«Поселок тогда выбрали в качестве пилотного, потому что он находится близко от Якутска и сюда можно добраться в зимнее и летнее время», — объясняет Александр Ефимов, начальник отдела по альтернативным источникам энергии в «Сахаэнерго» (путь из Речпорта Якутска до Батамая по Лене на небольшом моторном катере занимает четыре часа). Заявленная мощность СЭС — 60 кВт (258 солнечных панелей). «В год СЭС выдает 48 тыс. кВтч, экономия в год 14–15 т дизеля, или 600 тыс. руб.», — продолжает Ефимов. Установка СЭС обошлась в 6 млн руб., накопительные элементы — еще около 6 млн руб.

Параллельно с СЭС работает дизель-генератор, который является основным источником электроэнергии. В летний сезон СЭС обеспечивает до 70% электроэнергии, в зимнее — не более 40%.

«В деревне довольны солнечной станцией. Очень экологично. Раньше летом жгли солярку , теперь благодаря станции хотя бы на время, но можно отключать шумную дизельную установку», — говорит житель Батамая Петр Чемезов.

Официально в Батамае проживают 233 человека, хотя на самом деле меньше. В советское время здесь разводили коров, также были небольшие производственные мощности. Сейчас поселок не производит впечатления зажиточного: ржавеющие брошенные автомобили, ветхие дома, аскетичное внутреннее убранство. В надежде остановить отток населения недавно там построили школу-сад.

Солнечная электростанция в поселке Батамай. Фотография: Юлия Калачихина/«Газета.Ru»
Солнечная электростанция в поселке Батамай. Фотография: Юлия Калачихина/«Газета.Ru»

Всего в Якутии сейчас 13 СЭС (1335 кВт). Главной же является введенная в эксплуатацию в 2015 году СЭС в Батагае мощностью 1 МВт — крупнейшая за Полярным кругом, которая может выдержать экстремальный перепад температур до 110°С (климат в Якутии резко континентальный, с жарким летом и очень холодной зимой). Поселок вне зоны централизованного энергоснабжения находится в Верхоянском улусе, где расположен один из двух полюсов холода (Верхоянск, другой — Оймякон), и полностью зависит от завоза дизеля, при этом в летнее время наземного транспортного сообщения с Батагаем нет — вокруг болота и все поставки осуществляются по воздуху. Стоимость проекта — почти 200 млн руб., экономия ДТ — 300 т в год (около 16 млн руб. в ценах 2015 года).

В мае «Сахаэнерго», «дочка» «Якутскэнерго» (входит в состав холдинга «РАО «ЭС Востока»), приступило к строительству объектов солнечной генерации в трех отдаленных и труднодоступных поселках: Дельгей, Иннях и Верхняя Амга. В холдинге надеются, что тиражирование СЭС поможет отказаться от использования дизельной генерации в периоды слабых весенне-летних нагрузок и снизить себестоимость электроэнергии.

«Локальная дизельная энергетика приводит к тому, что в некоторых населенных пунктах 1 кВтч обходится в 383 руб. Промышленники и население несут нагрузку более чем в 6 млрд руб.», — заявил Егор Борисов, глава Республики Саха (Якутия). Речь идет о перекрестном субсидировании, которое достигло 6,8 млрд руб. Из-за дизельных станций в арктической зоне Якутии, образующих локальную энергетику (помимо него в республике еще три энергорайона — Центральный, Южный и Западный), средний тариф в республике в два раза выше, чем в центральных регионах России.

«Емкость рынка возобновляемых источников энергии (ВИЭ) — огромная с учетом стоимости логистики топлива. Просим компании приходить со своими инвестициями. Точки роста со сроками окупаемости в пять-семь лет покажем», — зазывал зарубежных инвесторов гендиректор «РАО «ЭС Востока» Сергей Толстогузов на последней конференции по возобновляемой энергетике в Якутске. Вспоминал о ТОРах и раздаче бесплатных гектаров Андрей Мотовилов, заместитель полномочного представителя президента в ДВФО. «На Дальнем Востоке уровень инсоляции — 250–300 дней в году. Я уверен, что за ВИЭ будущее», — убеждал он. Впрочем, последнее предположение произносилось с явным сомнением.

«Зачем торопиться?»

«Доля ВИЭ в выработке электроэнергии в России незначительна», — признают в Минэнерго. По итогам 2014 года совокупно солнце и ветер дали всего 0,024% электроэнергии. Если точнее, то производство солнечной энергии составило в 2014 году 160 гигаватт-часов, ветряной — 92,6 гигаватт-часа, притом что общее производство электроэнергии по России — 1047,4 тераватт-часа.

Согласно госстратегии развития солнечной энергетики, до 2020 года в России должны быть построены СЭС суммарной мощностью около 1,5 ГВт (в 2016 году объем запланированных к вводу солнечных мощностей — 200 МВт, в 2017-м — 250 МВт, после 2018-го — 270 МВт ежегодно).

«На текущий момент общая мощность российских солнечных станций составляет чуть больше 60 МВт», — рассказал «Газете.Ru» директор НП «Ассоциация солнечной энергетики России» Антон Усачев.

В 2015 году в России построены 11 солнечных электростанций общей мощностью 55 МВт, а также завод фотоэлементов ООО «Хевел» в Новочебоксарске. Среди крупнейших СЭС помимо Батагайской — СЭС мощностью 5 МВт в поселке Переволоцкий Оренбургской области, Бурибаевская СЭС (10 МВт), Орская СЭС (25 МВт), Абаканская СЭС (5,1 МВт), а также вторые очереди Кош-Агачской СЭС (5 МВт) в Алтае и Бугульчанской СЭС (5 МВт) в Башкирии. Согласно докладу Минэнерго, в 2015 году было отобрано 17 генерирующих объектов ВИЭ с совокупной мощностью 1445,64 МВт, с плановым сроком ввода до 2019 года. Однако статистика довольно неровная: если квоты по СЭС за период практически отобраны (1250 против 1884 МВт), то по ветрякам разрыв между декларируемым и фактическим превышает шесть раз (1201 против 191 МВт).

«До 2040 года углеводороды будут ключевым источником энергии в мире. России было бы глупо терять эти преимущества», — сказал глава Минэнерго Александр Новак на ПМЭФ, дав понять, что России не стоит слишком заигрываться с ВИЭ. Его полностью поддержал вице-премьер Аркадий Дворкович, который считает существующий энергетический баланс крайне эффективным: «У нас очень разумный энергобаланс, и он не будет очень сильно меняться. У нас будет расти доля возобновляемых источников с полпроцента до 3–4, может, 5%».

«Мы идем постепенно, не хотим, чтобы наши потребители платили дорого за электроэнергию. Ждем, когда технологии станут более дешевыми — зачем торопиться?» — рассуждал Дворкович.

С ним, правда, не согласился советник президента Сергей Глазьев: «Дворкович предложил: давайте подождем, пока где-то в других странах освоят новые технологии, а потом, когда они будут подешевле, мы начнем их применять. Но беда в том, что если мы сами их не построим, то затем на этот рынок мы никогда не войдем». Напомним, что степень локализации тех же СЭС с 2016 года должна составлять 70%.

Низкая скорость развития отрасли объясняется отсутствием спецпрограмм субсидирования «зеленых» проектов, говорит Усачев. Со стороны государства работает стандартный для электростанций всех типов механизм поддержки — это плата за мощность. Как пояснили в Минэнерго, так же работает компенсационный механизм за присоединение генерирующих объектов мощностью менее 25 МВт, правда, предусмотренная в федеральном бюджете сумма на указанные цели составляет в 2016 году всего 15 млн руб. Также регионы могут предложить льготное налогообложение. «Чтобы дать стимул к развитию, нужно обеспечить доступ к дешевым кредитным средствам на период не менее 8–11 лет. Банки сейчас готовы финансировать только на 5–7 лет, тогда как стандартный период окупаемости проекта — 10–15 лет», — подчеркивает Усачев.

«Нефть — это все»

Пока Россия только присматривается к ВИЭ, мировые вложения в развитие возобновляемой энергетики в прошлом году практически в два раза превысили инвестиции в традиционную энергетику, перешагнув отметку в $300 млрд.

Так, по объему новых вводов солнечной генерации в 2015 году лидирующие позиции заняли Китай и Япония, построившие, по предварительным данным, 16,2 и 12,6 ГВт соответственно. В тройке лидеров США с 7,2 ГВт новой солнечной генерации. По объему новых вводов ветроэнергетики: 30 ГВт — Китай, 8,6 ГВт — США, 6 ГВт — Германия.

По данным Bloomberg New Energy Finance, в прошлом году в мире было введено почти 55 ГВт солнечной генерации (+20% к 2014 году). Таким образом, сегодня суммарная мощность построенных в мире солнечных электростанций превысила 230 ГВт и стала равной почти всему объему электроэнергетического комплекса России, говорит Усачев. При сохранении текущих темпов развития рынка в 2016 году может быть построено не менее 66 ГВт новой солнечной генерации.

Китай планирует к 2030 году нарастить долю неископаемых источников энергии в энергобалансе до 20%, Индия — до 40%. К тому же сроку доля ВИЭ должна составить в Японии 22–24%, США — 20%, Германии — 50%, Великобритании — 15%, Австралии — 50%.

Избыток углеводородов никак не мешает развивать альтернативную энергетику, говорит руководитель программы IFC по развитию ВИЭ в России Патрик Виллемс. Например, Иран, где в энергобалансе 60% приходится на природный газ и 38% на нефть, объявил о планах создать 5 тыс. МВт мощностей солнечной и ветроэнергетики до 2018 года (примерно 10% текущей установленной мощности).

По словам Дворковича, учитывая гидроэнергетику и атомную энергетику, в России уже «фактически 40% не углеводородной энергетики». Но подход «у нас и так все хорошо» ставит фактически крест на диверсификации экономики.

«Для нашей страны нефть — это все, это 25% ВВП. Представить страну без нефти невозможно.

Сегодня есть две точки зрения — нефтяников, которые считают, что нефтяной рай никуда не денется, и другая, о том, что на горизонте 2028–2030 годов альтернативные источники энергии будут более эффективны и конкурентны по цене, чем нефть и газ», — говорил на ПМЭФ глава Сбербанка Герман Греф. Кстати, в прошлом году цена солнечной и ветряной энергии в США сравнялась с ценой киловатта, произведенного традиционным способом — путем сжигания угля или газа.

Тем примечательнее поведение мировых нефтегигантов, которые стараются обезопасить себя на случай перехода к постуглеродной экономике. Так, президент французской Total Патрик Пуянне заявил, что компания инвестировала в возобновляемую энергию $20 млрд, в солнечную — $1,5 млрд. По его словам, Total входит в десятку крупнейших по инвестициям в ВИЭ компаний. В частности, Total сейчас инвестирует в батареи и аккумуляторы. Пока компания рассматривает ВИЭ не как отдельный бизнес, а скорее как звено в цепочке создания доходности. Правильным «миксом», по словам Пуянне, является сочетание таких источников, как газ и ВИЭ. Гендиректор Royal Dutch Shell Бен ван Берден также заявил, что мы «делаем так, чтобы солнечная энергетика была значительной частью нашего портфеля» (всего компания инвестировала в ВИЭ $2 млрд).