Не только декоммунизация: чем Киеву не угодил освободитель от польского гнета Богдан Хмельницкий

Полковник Ходаренок рассказал о роли Богдана Хмельницкого и отношение нынешней власти Украины к нему

В украинской истории были настоящие герои. Военачальник Иван Кожедуб, командир Путивльского партизанского отряда Симон Ковпак, каждый четвертый из советских маршалов, педагог Антон Макаренко, философ Григорий Сковорода. Наконец, Богдан Хмельницкий, освободитель Малороссии от гнета Речи Посполитой. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разбирался, почему, Киев сам себе роет могилу, истребляя память о них.

Современная украинская идентичность — колосс на глиняных ногах, потому что строится на отрицании своего же собственного фундамента — многовекового, всеми ветвями русского народа выработанного.

На место этого фундамента вливается некая субстанция, состоящая из «европейских ценностей», героизации бандеровцев и АТОшников, альтернативная история — «древние укры», «140 000 лет украинской истории», Россия как враг «всего хорошего». Советский историк и этнолог Лев Гумилев называл подобные явления антисистемой, то есть совокупностью людей с негативным мышлением. Уточним: речь не обо всем украинском народе, а о власти, рупорах мнений, инфлюенсерах, части интеллигенции, маргинально-агрессивных представителях общества. Но именно они формируют политический и культурный климат.

Важное место в «украинской антисистеме» занимает политика переименования топонимов. Само по себе это нормальное явление, как и обновление языка. Нормальное в том случае, если берется во внимание целесообразность таких реформ.

Под знаком декоммунизации в Украине были переименованы сотни населенных пунктов и улиц. Под знаком борьбы «с тоталитарным наследием» в первую очередь. Это отдельный вопрос, дискуссионный. Память о победе в Великой Отечественной, полет первого человека в космос — тоже тоталитарное наследие?!

К тому же, за декоммунизацией, как правило, идет дерусификация. А очень часто у идеологов «новой Украины» получаются «двойные рифмы», когда через дерусификацию осуществляется декоммунизация, и наоборот. Долгое время Верховной Радой предпринимались попытки переименовать город Переяслав-Хмельницкий, и в 2019-м году это, наконец, удалось сделать. За переименование его в Переяслав проголосовали 267 депутатов.

22 сентября 1943-го город Переяславль был освобожден Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков, а 12 октября 1943 года — переименован в Переяслав-Хмельницкий. В честь Богдана Хмельницкого. Настоящего героя Украины, освободителя ее от польско-литовской власти. Советская власть использовала его как символ борьбы с западными оккупантами. В 1657 году прогнали поляков с литовцами, в 1943-м — гитлеровцев с румынами.

Каждый оккупант рассказывал сказку на свой лад. Польская шляхта называла период эксплуатации украинских крестьян и репрессий против казачества (либо использование их в своих политических целях) — временем «золотого покоя». «Покой» продлился до тех пор, пока не началось национально-освободительное движение. Геббельсовские пропагандисты обещали украинцам освобождение от власти «большевиков» и «москалей», но, по сути, как и всех «неарийцев» обрекали на вымирание и рабство. В XVII веке Украину освобождал Богдан Хмельницкий, в XX-ом советские полководцы — Георгий Жуков, Николай Ватутин, Иван Конев и другие. Но сейчас Киев старается это все выкорчевать, аннулировать как минимум трехсотлетний период собственной истории.

Переименовали Переяслав-Хмельницкий в Переяслав. А недавно, 7 июля 2022 года, в этом же городе демонтировали памятник «300-летия воссоединения с Россией», поставленный в честь Переяславской рады, на которой запорожское казачество во главе с Хмельницким приняло решение об объединении территории Войска Запорожского с Русским царством и закрепило акт доброй воли присягой на верность царю.

Ирония в том, что это не просто памятник каким-то «москальским деятелям», навязавшим Украине свою волю, но и самим украинцам, в здравом уме и твердой памяти строившим свою историю. У писателя Юрия Мамлеева в романе «Шатуны» был такой жутковатый образ парня, который, чтобы показать свою независимость, отказался от всего, что дает ему мир, в том числе — от еды. И начал сам себя есть. В прямом смысле, не метафорическом. Украина сейчас занимается тем же самым — пожирает себя. Антисистема в действии.

Как пишут их чиновники, все это способствует «восстановлению национальной памяти украинского общества, а также преодолению исторических мифов об «извечном стремлении украинского народа к воссоединению с русским народом».

Страна находится в состоянии активного конфликта, там идут боевые действия, украинские политики и дипломаты не делают ничего для того, чтобы поскорее его прекратить. Но чиновники ломают голову, как декоммунизировать монумент «Родина-мать» (демонтировать — очень дорого, бюджет не позволяет), налепить туда «трезубец», думают, чего бы еще переименовать.

«Возможно, кто-то скажет, что не время для таких вещей… А может, уже давно пора. Именно сейчас мы боремся за победу Украины и не можем допустить, чтобы в будущем независимом нашем государстве вспоминали и чествовали московских или русских ученых, писателей, политических деятелей…», — высказался в апреле, по поводу готовящегося переименования 25-ти улиц Ивано-Франковска, мэр города Руслан Марцинкив. Достоевский, Лермонтов, Добролюбов, Некрасов, Чехов, Толстой, Менделеев, Сахаров, Репин, Глинка, Ковалевская, Циолковский и другие «москали» там больше не нужны.

Ничему-то жизнь не учит. В XVII веке украинская верхушка надеялась нормально устроиться в рамках польского порядка.

Польские магнаты не оправдали надежд, вместо этого сделали большую часть украинцев холопами — такого жесткого крепостного права не знали в Русском царстве, а верхушку, «панов» — своими марионетками. Из Киевской Руси польская знать вознамерилась сделать колонию. По лекалам западных колоний в Африке и Азии.

Все это сопровождалось карательными операциями, геноцидом, надругательством над верой, стиранием культурных различий.

Украинцы того времени надеялись на плавную интеграцию, на волю «доброго польского короля», на достойное место в просвещенной Польше, но поляки быстро им показали, где их место. И показали жестко. А потом казак Богдан Хмельницкий инициировал спецоперацию своего времени — народную национально-освободительную войну православного населения против власти Речи Посполитой.

После заключения Переяславской рады в 1654-м и добровольного перехода Гетманщины в подданство Русского царства, восстание переросло в Русско-польскую войну 1654-1667 годов, геополитической целью которой стало продолжение объединения земель вокруг Москвы. Украина стала частью России. Россия урегулировала все местные конфликты. Возможно, что и Киева бы сейчас никакого не было, если бы не договор с Россией. Насчет Хмельницкого нельзя быть столь категоричным — если бы не он, на его место пришел бы другой лидер, тогда настроения антипольские уже созревали, пассионариев хватало. Но раз именно Хмельницкий возглавил национально-освободительное движение, значит ему и почет.

То ли по глупости, то ли по упрямству, Киев сейчас последовательно гнет саморазрушительную линию, надеясь угодить новым панам — Британии и США. Просится ЕС и НАТО смилостивиться и принять под свое крылышко. И ничего, что «первые звоночки» поступили сразу после 2014-го. От скупых квот Евросоюза и потери российского рынка сильно пострадал ряд отраслей сельского хозяйства (особенно — птицеводство). Интересно, что в 2016-м The New York Times в лице корреспондента Эндрю Крамера признала-таки, что курс на евроинтеграцию был ошибочен.

«По сути, сделка нанесла двойной удар по сельскохозяйственному сектору: она зашла достаточно далеко, чтобы разозлить Россию, но не привела к немедленному открытию нового прибыльного рынка», — отмечает Крамер. Теперь это уже частности, речь идет о судьбе целой страны, а не только ее экономики.

Галицкий историк Осип Мончаловский в 1904 году писал, что «украинство» в негативном проявлении — отступление от вековых, «всеми ветвями русского народа» выработанных языка и культуры, «самопревращение в междуплеменной обносок, в обтирку то польских, то немецких сапогов».

Не просто «русского народа», а «всеми ветвями русского народа».

Россия никогда не претендовала на мононациональность и не заставляла никого отказываться от своей идентичности.

Когда Российская Империя включала в свой состав Среднюю Азию, разве она требовала от местных жителей отказаться от своей культуры? Даже когда Финляндия стала «Финляндским княжеством в составе Российской Империи», была полностью сохранена самобытность Суоми (так называют свою страну сами финны). Во времена советско-финского сотрудничества СССР обеспечивал 20% ВВП Финляндии, теперь финны вступают в НАТО, уже рвутся размещать военные базы в приграничных с Россией территориях. Опять же, ну явно же не простые горожане или сельчане, а снова власть, прозападные рупоры мнений, оголтелые русофобы.

То есть продвигаемое нынешней властью Украины «восстановление исторической памяти» — это отказ от исторической памяти и заполнение фундамента мифологемами, в том числе — западными. Неужели, британские и американские глобалисты лучше знают, как украинцам «восстанавливать» свою память? Само по себе такое сочетание — это оксюморон: «память» и «западный глобализм». Так что, как мы видим, все очень сильно запущено, а «пациент» не желает признавать, что он болен.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.

Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976).
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003).
Главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть