«В два раза быстрее США». Вашингтон боится военных возможностей Пекина в космосе

Почему Китаю не нужны союзники в космосе — даже Россия

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Ракета-носитель «Церера-1» китайской аэрокосмической компании Galactic Energy успешно вывела на орбиту пять спутников для разведывательных и научных целей. В США опасаются, что Пекин опередит Вашингтон в космической гонке, и это может иметь военное измерение. «Газета.Ru» разбиралась, насколько справедливы такие опасения.

В ходе выступления на ежегодном Форуме национальной обороны имени Рейгана замначальника космических сил США генерал Дэвид Томпсон предупредил, что к концу десятилетия Китай может «обогнать США по космическим возможностям». По словам генерала, китайцы «в среднем создают, развертывают и обновляют свои космические возможности в два раза быстрее, чем США».

«Да, Китай действительно много внимания уделяет развитию своей космической программы. По сути дела они активно смешивают гражданские и военные запуски. За последние пять лет Китай резко нарастил их. Все эти факты вызывают у США опасения», – рассказал «Газете.Ru» директор Института стран Азии и Африки (ИСАА) при МГУ М.В. Ломоносова Алексей Маслов.

Впрочем, нет точного ответа на вопрос, насколько китайская космическая техника может быть эффективной в реальных боевых условиях, так как Пекин не публикует большую часть технических параметров того, что именно он запускает в космос, уточнил Маслов.

«Китай рассматривает военный космос как приоритет своего военного строительства. В этой связи Пекин активно занят развитием спутниковой группировки (они по этому показателю на втором месте в мире после США) и созданием средств поражения разнообразных целей в космосе, включая кинетические перехватчики», – рассказал «Газете.Ru» специалист по китайскому военно-промышленному комплексу, директор Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ ВШЭ Василий Кашин.

В 2021 году КНР произвел 47 орбитальных запусков (45 успешных), оставив на втором и третьем месте США (40 запусков, 38 успешных) и Россию (20 запусков, 20 успешных), соответственно.

По словам Кашина, активность Пекина касается также лазерных систем, нарушающих работу спутников.

«Не думаю, что это просто демонстрация или попытка навязать гонку вооружения США. Китай, напротив, не стремится слишком привлекать к себе внимание и преувеличивать то, что у него делается в сфере военного космоса. С китайской стороны по отношению к военным программам «хайпа» гораздо меньше, чем у других игроков. При этом китайская сторона уже реально обладает тем, чем можно похвалиться», – убежден эксперт.

В частности, Китай создает свою собственную версию спутниковых систем глобального позиционирования. Здесь возможно сотрудничество Москвы и Пекина.

«На фоне нашей известной конфронтации с США у нас в Китаем подписан ряд новых соглашений, но пока предстоит еще увидеть, что из этого выйдет. Из возможного и обозримого – развитие сотрудничества по линии систем позиционирования систем ГЛОНАСС и «Бэйдоу» (китайская спутниковая навигационная система, на полную мощность она вышла в 2020 году, – прим «Газеты.Ru»). Они уже есть, и у них огромные перспективы. Потому что комбинирование двух систем позволяет резко повысить точность и надежность. Это важно и с точки зрения военного применения», – рассказал Кашин.

Эксперт напомнил, что в 2019 году президент России Владимир Путин заявил о том, что Москва «помогает Пекину в создании системы предупреждения о ракетном нападении», а такие системы «включают себя и космический эшелон». Кашин также не исключил, что этот вопрос был уточнен в дорожной карте развития сотрудничества в военной области на 2021−2025 годы, которую Россия и Китай утвердили в конце ноября.

«Самое интересно здесь то, что Китаю вовсе не обязательно вступать в оборонительный союз [c Россией], чтобы представлять «головную боль» для США, в том числе и в космосе. Дело в том, что срок работы МКС подходит к концу через 3-5 лет (эксплуатация по станции согласована по 2024 год включительно, но рассматривается продление срока работы до 2028/2030 годов, – прим. «Газеты.Ru»).

КНР, возможно, в какой-то момент станет единственной страной, у которой будет своя постоянная и обитаемая станция в космосе. То есть у Пекина будет какое-то время своего рода монополия на пилотируемый ближний космос»,

– считает программный директор Валдайского клуба, профессор МГИМО и РАН Олег Барабанов.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть