Слушать новости

«Из калькулятора не утекут мои личные данные»

Интервью с Арсением Щельциным — техноэкспертом, ставшим мемом

Прослушать новость
Остановить прослушивание
В августе 2021 года пользователи рунета обратили внимание на новости, в которых IT-эксперт Арсений Щельцин давал советы в сфере информационных технологий и кибербезопасности. После этого в социальных сетях начали массово появляться мемы, высмеивающие банальность и бесполезность некоторых рекомендаций. «Газета.Ru» пообщалась с Арсением Щельциным, чтобы выяснить, как изменилась его жизнь после того, как он стал мемом, и не планирует ли он начать карьеру блогера.

На сайтах российских новостных агентств появилось пара десятков статей, в которых генеральный директор АНО «Цифровые платформы» Арсений Щельцин давал рекомендации пользователям интернета. Так, например, в сети появились материалы с заголовками «Эксперт объяснил, как быстро передать информацию со смартфона на компьютер» или «Эксперт рассказал, зачем нужен кнопочный телефон в наши дни». Такие советы Щельцина стали поводом для шуток в сети — из-за своей очевидности. Пользователи писали, что ждут новостей о том, как отправить SMS или использовать туалетную бумагу.

— Как вы думаете, почему люди подхватили ваши комментарии и сделали из них мем?

— Тут есть два фактора. Первый — это смещение аудитории, то есть новость, подготовленная для широкой аудитории, попалась на глаза экспертному сообществу. Второй момент связан с заголовком. Он был связан с чем-то сенсационным и это вызвало вопросы о том, почему такой банальный комментарий стал событием. Казалось, что новость высосана из пальца.

— Как вы отнеслись к этим шуткам, не было ли вам обидно?

— Нет, мне не было обидно, даже забавно.

Меня, как человека понимающего, что многие люди могут не осознавать некоторых вещей, в том числе того, как такая банальность набирает тысячи просмотров, позабавила реакция некоторых пользователей.

В первую очередь меня насмешили вариации того, какие еще новости можно придумать, например, «если ваш телефон разрядился, то вам поможет зарядка». Мне понравились все шутки, не могу назвать любимую, но это определенно меня позабавило.

— СМИ вам сами присылали темы для новостей или это вы им предлагали?

— Мнение о том, что я сам предлагаю подобные темы СМИ, сложилось у экспертного сообщества.

То есть с их стороны это выглядело так: у нас не принимают пресс-релиз про стартап, потому что непонятна его социальная значимость, а он рассказал про передачу данных через провод USB, и кто-то это даже цитирует.

Такая тема не может заинтересовать журналистов, если с ней придут из компании. Однако они могут сами ее придумать, исходя из редакторской политики и плана, который также нацелен на повышение читаемости материалов. А на такие темы у аудитории есть колоссальный спрос.

— Перестали ли вам присылать такие запросы после произошедшего?

— С тех пор я пока ни на один не отвечал. Мы договорились, что мы несколько адаптируем подход. Но в принципе ничего не поменяется, потому что людям, которым нужны ответы на такие базовые вопросы, совершенно плевать, как блогеры посмеялись над экспертом.

— Когда к вам пришел первый подобный запрос, как вы отреагировали?

— Первый вопрос был нормальный. Потом появилась парочка других, которые уже вызвали у меня непонимание. Тогда мы обсудили с редакцией, что у этих вопросов есть своя аудитория. И в результате получается так: комментарий с ответом на элементарный вопрос собирает несколько сотен тысяч просмотров, а новость про политическое решение — всего несколько десятков.

— Как к вашей «мемности» отнеслись на работе, хихикали?

— Все отнеслись к этому с позитивом и юмором. Даже как-то профессионально, я думаю, это связано с тем, что наша деятельность связана с медиакоммуникациями, позиционированием. С точки зрения пиара в этой ситуации нет ничего негативного.

— Российские журналисты предположили, что таким образом вы пытаетесь увеличить количество упоминаний в СМИ, чтобы попасть на американскую O-1. Так ли это?

— Это не так, и логика здесь простая. По той же самой причине, которая была упомянута — у меня уже достаточно упоминаний в СМИ и медийного бэкграунда. По сути, это никакой добавленной ценности не несет.

— Не планируете ли вы стать блогером и завести аккаунт с советами?

— Я не эксперт в создании ответов на подобные вопросы, куда лучше этим занимаются на YouTube, в обзорных статьях и социальных сетях. Есть люди, которые работают в этом направлении, куда более активные, и их материалы собирают огромное количество просмотров. Например, видео о том, как перезагрузить операционную систему, может вполне набрать полтора миллиона просмотров.

— Как вы относитесь к новостям типа «эксперт рассказал»? Просвещают ли они?

— Люди задают достаточно много вопросов. Конечно, если человек знает десять функций телефона, то статья, в которой эксперт рассказал об одиннадцатой возможности, будет ему однозначно полезна, однако для специалиста, знающего десять тысяч функций, эта статья покажется банальностью. При этом обычных пользователей гораздо больше, потому что раньше их социальные знания тесно не пересекались с темой технологий. Тем более в 2020 году из-за пандемии многим пришлось перебраться в интернет, соответственно, люди в ускоренном режиме изучали новые функции и обращались к таким вот банальным вопросам. Куда лучше, чтобы они узнали это в проверенном источнике, а не на сайте мошенников.

— На кого подобные новости рассчитаны, на пенсионеров?

— Мне кажется, речь не только о людях пенсионного возраста, скорее о тех, чья социальная жизнь не пересекалась с IT. Это могут быть даже молодые люди или ученики начальной школы. При этом важно понимать, что многие были вынуждены столкнуться с этим миром только в пандемию, на которую пришелся всплеск активности мошенников. Этим людям было необходимо закрыть свои проблемы в знаниях, и они задают свои вопросы поисковикам. Так что дело не в возрасте, а в сфере работы человека и жизни.

--Как вы оцениваете уровень киберграмотности россиян?

— Это очень сложный вопрос — основная проблема в том, что цифровую грамотность очень трудно оценить. Нельзя сказать, что 60% населения не обладают достаточными знаниями. Нет какого-то показателя знания и незнания в виде цифры.

Более того, проблема заключается не в самой киберграмотности, а в том, что нет понимания фундаментальных вещей, которые позволяют человеку разобраться в какой-то теме самостоятельно.

Это можно сравнить с высшим образованием. Перед тем как изучать профильные дисциплины, студент изучает азы мироздания: математику, физику, химию и прочее. Это нужно для формирования понимания того, как происходят те или иные процессы, чтобы потом была возможность разобраться самостоятельно в разных направлениях. Так как обучаться нужно быстро, люди зачастую пропускают этап понимания основ и переходят сразу к конкретным навыкам. Соответственно, это приводит к непониманию базовых процессов и пользователи попадаются на простых ошибках.

— Может ли с этим помочь киберпросвещение?

— Сперва нужно понять, кого именно нужно просвещать. Это же не только дети, которые быстрее знакомятся с социальными сервисами, чем их родители. Однако они все равно некорректно учатся: они знают, как управлять приложением и сервисами, но не знают основ работы этих платформ. У взрослого населения понимание IT также далеко, поэтому на элементарную уловку социальный инженерии может попасться как ребенок, так и взрослый.

Не надо заучивать, что нужно положить трубку, если позвонили из поддержки банка. Нужно научить людей распознавать этих самых мошенников, как действовать в различных ситуациях. Людям нужно давать простые решения и рецепты, но противоядие должно быть сгенерировано человеком самостоятельно и подходить ко всем видам угроз.

То есть знание того, что мошенники часто прикидываются представителями крупных компаний и ведомств, может помочь во многих ситуациях. Так что просвещать надо через стандартные каналы связи, СМИ, сарафанное радио, социальные сети и так далее. Помимо этого, можно создать курс на том же портале госуслуг и давать какие-то преференции тем, кто его прошел. Нужно понимать, что государство должно быть заинтересовано в повышении грамотности населения. При этом важен комплексный подход, потому что точечные уроки ситуации не изменят. Это все равно что бросить книгу в болото и посмотреть, что изменится.

— Если бы вам предложили выбрать один гаджет на всю оставшуюся жизнь, то какой вы бы выбрали?

— Профессиональный калькулятор. Все просто: техника может устареть донельзя, а из калькулятора, по крайней мере, не утекут мои личные данные.

— Telegram или WhatsApp?

— Конечно, Telegram. Банально потому, что он более функционален. Мне его настроек хватает, чтобы не мучаться от большого количества подписок на каналы и при этом поддерживать социальные связи. Однако где-то 40% общения по работе протекает именно в WhatsApp, потому что исторически так сложилось, что некоторая группа из сфер государственных дел и бизнеса общаются через WhatsApp.

— Напоследок дайте какую-нибудь экспертную рекомендацию нашим читателям.

— Самое важное, на мой взгляд, это умение включить в себе функцию подвергать сомнению всю информацию, которая выглядит нестандартно. Это может касаться громкой новости в социальной сети, сообщения от банка или родственника, неожиданного попавшего в аварию и просящего перевести деньги на какой-то номер или карту. Если с этой информацией нужно работать, то есть человек не может ее пролистать и пойти дальше, то вот эта функция должна заставить человека подумать. Например, при получении сообщения из банка, надо позвонить по официальному номеру с сайта банка и узнать подробности. Это умение позволит людям избежать столкновения с последствиями социальной инженерии. Метод простой, но действенный.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть