Пенсионный советник

Запретить Telegram, потом — слова

Что нужно запретить, чтобы остановить боевиков в интернете

Дмитрий Шестоперов, Алексей Короткин 16.11.2015, 21:29
Shutterstock

Инициатива по запрету мессенджера Telegram из-за использования его боевиками «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещенная в ряде стран, в том числе и в России) вызвала широкий резонанс в интернете. Весь вопрос запрета упирается в его эффективность и целесообразность. Предложение уже раскритиковали министр связи Николай Никифоров и сам основатель сервиса Павел Дуров. «Газета.Ru» разбирается, поможет ли потенциальный запрет ограничить распространение терроризма в сети и какие дополнительные ограничения могут быть приняты.

Информация о том, что боевики используют Telegram в качестве средства коммуникации, не нова. Ранее в связи с этим масса критики была адресована Павлу Дурову. Однако Дуров подчеркнул, что если закрыть Telegram, то террористы найдут другой способ передачи зашифрованных данных.

«Предлагаю запретить слова. Есть информация, что с помощью них общаются террористы», — отреагировал Дуров на инициативу по запрету мессенджера.

Глава Минкомсвязи Николай Никифоров также считает нелогичной и нецелесообразной блокировку Telegram.

«Блокировать в России Telegram или другой мессенджер за то, что им пользуются террористы из ИГИЛ, — это было бы так же разумно, как, например, запретить в России эксплуатацию автомобилей Toyota, так как они тоже оказались популярными у игиловцев», — отметил Никифоров.

Стоит отметить, что аналогов приложений для «тайных» переписок в магазинах приложений предостаточно. Snapchat, например, позволяет выставить таймер существования определенного сообщения. Есть также приложение Signal, некогда одобренное Сноуденом. Оно позволяет шифровать как текстовые сообщения, так и звонки.

Поиск козла отпущения среди приложений вряд ли решит проблему общения террористов в интернете. Необходим более глобальный и широкий подход.

Главный редактор портала agentura.ru Андрей Солдатов рассказал о своем видении инициативы по запрету Telegram.

«Дело в том, что идея о запрете каких-либо технических сервисов часто возникают у российских парламентариев. Однако обычно дело дальше таких заявлений не идет. Долгое время наши депутаты продвигают идею запрета Tor, но этого так и не произошло. Причина проста: нет технического решения», — объясняет Солдатов.

«Я считаю, что депутат (Александр Агеев. — «Газета.Ru») просто вновь поставил спецслужбы в неудобное положение.

Вся система контроля российского интернета основана на административном давлении на компании, ведущие бизнес в России. Эта схема, конечно, в чем-то успешна, но когда речь идет о давлении на сервисы, у которых нет бизнеса в России, то получается, что законодатели предлагают спецслужбам искать решение, которого нет.

Здесь обнаруживается слабость позиции. Запретить-то можно, но как это исполнить — не знаем. Полагаю, что с этой инициативой будет схожая история», — заявил он.

Кроме того, Солдатов считает, что арсенал административных мер в каком-то смысле уже исчерпан. Он подчеркивает, что есть три проблемы (Tor, VPN и CTPS), сделать с которыми пока что ничего нельзя.

«Роскомнадзор может заблокировать Telegram, а также сайты с веб-версией и дистрибутивами приложения для Android, — рассказал «Газете.Ru» руководитель аналитического центра компании Zecurion Владимир Ульянов. — Но если запускать Telegram в среде того же Tor, то спецслужбы не смогут ни заблокировать сервис и сайты, ни получить доступ к переписке вообще. Telegram обеспечивает высокий уровень защиты информации».

Мессенджер Павла Дурова и его аналоги можно закрыть для массового пользователя, считает эксперт, и 90–95% аудитории действительно перестанет ими пользоваться и будет искать альтернативы, но не террористы, которые найдут методы обхода блокировок.

Таким образом, блокировка мессенджеров — это скорее способ воздействия на интернет-компании.

«Если блокировка существенно повлияет на объем аудитории, то определенные цели властями могут быть достигнуты и напряжение будет снижено, — считает Ульянов. — Но непонятно, почему борьба ведется с конкретными инструментами. Аналогичная ситуация сложилась с Bitcoin, который может использоваться для отмывания преступных доходов и финансирования терроризма».

Тем не менее трагедия в Париже может повлиять на законодательство ЕС, национальные законы и международное сотрудничество в области противодействия террористической деятельности в интернете.

«Я слабо представляю себе технические способы ограничения пользования интернетом террористами в глобальном плане, — говорит Ульянов. — Была идея интернет-паспортов у Евгения Касперского, но поддержки она не нашла».

Даже если удастся договориться с международными компаниями, считает специалист, то весь трафик необходимо фильтровать через систему DLP (Data Leak Prevention), но для этого потребуются колоссальные серверные мощности, и на нынешнем уровне технологий полноценно реализовать ее невозможно».

Эксперт считает, что с освоением террористическими организациями интернета сложилась та же ситуация, что и правительственными с кибервойсками.

Ведущие государства занимались разработкой кибероружия, и оно оказалось чрезвычайно эффективным, однако мер противодействия для него нет. При этом государства могут договориться о взаимном сдерживании подобных средств, а с террористами договориться не получится.

В рамках встречи на саммите G20 «группа двадцатки» предложила максимально устранить все условия, способствующие распространению терроризма. Среди пунктов подобного предложения называется «предупреждение использования террористами технологий, средств коммуникации и ресурсов для мобилизации поддержки террористических актов, в том числе с использованием интернета».

Проще говоря, блок государств предлагает отрезать террористам доступ к сети. Однако какими конкретно инструментами это планируется делать, не упоминается.

Противодействовать терроризму в сети могут не только целые государства, но и компании или отдельные заинтересованные пользователи. Группировка хакеров Anonymous, например, объявила «охоту» на боевиков в сети. Об этом она рассказала в красноречивом видео на YouTube. Свою инициативу они позиционируют как ответ на теракты и захват заложников в Париже.