«С онкодиагнозом столкнется каждый третий россиянин»

Биолог рассказал, как рассчитать риски развития рака

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Каждый третий столкнется с онкологическим диагнозом в течение жизни, однако в некоторых случаях предсказать его и заняться профилактикой можно заранее. Помимо внешних факторов на риск развития болезни влияет генетическая предрасположенность. О том, почему в ближайшие годы Россия столкнется с ростом числа онкобольных с выявлением болезни на поздних стадиях, и как узнать, находишься ли ты в группе риска — в интервью «Газете.Ru» рассказал биолог, глава Центра молекулярной онкологии «ОнкоАтлас» Владислав Милейко.

— Недавно главный внештатный специалист-онколог Минздрава Андрей Каприн заявил, что Россию ожидает отложенный рост количества онкобольных с выявлением болезни на поздних стадиях. Вы с ним согласны?

— Да, мы действительно столкнемся с отложенным ростом числа «поздних» пациентов. Тут несколько причин. Первая – коронавирус. На фоне распространения COVID-19 и большого количества смертей, из-за него многие стремились больше времени проводить дома, не выходить на улицу и тем более не посещать других врачей, чтобы не подхватить вирус по пути в поликлинику. В фокусе внимания оказывались вирусные симптомы, на которые все старались обращать внимание. Все остальное, связанное с состоянием здоровья, откладывалось на потом.

Вторая причина – все силы медиков были направлены на помощь госпитализированным пациентам, под которые перепрофилировали другие отделения. И это происходило во всем мире, не только в России.

Наконец, третье – отношение к собственному здоровью. Наша привычка тянуть до последнего в надежде, что поболит и само пройдет, конечно, губительна. Если в самом начале люди боялись лишний раз посетить врача, то спустя два года после начала пандемии многие из нас пересмотрели роль врачей в нашей жизни и стали чаще посещать поликлиники.

— Как пандемия усложнила лечение онкозаболеваний?

— Вы знаете, несмотря на пандемию COVID-19, онкология не стояла на месте. Да, были сложности с доступностью онкологической помощи из-за распространения коронавируса и опасения граждан посещать врачей разных специализаций. Но появлялись новые лекарственные препараты и диагностические системы для подбора терапии рака, включая «Соло-тест АВС», который стал первым российским медицинским изделием для проведения NGS-исследований генов BRCA1 и BRCA2, отвечающих за наследственные формы рака и чувствительность опухоли к таргетной терапии. Уже год, как такое исследование можно пройти бесплатно по ОМС, что тоже очень важно.

— Новые разработки – это, конечно, хорошо, но почему рост заболеваемости раком не останавливается? Какие виды рака сейчас наиболее распространены? Изменилась ли статистика за последние годы?

— В структуре заболеваемости раком глобальных изменений нет. В лидерах по частоте распространенности рак толстой кишки, рак простаты, рак молочной железы и рак легкого. Да и факторы, провоцирующие развитие онкологических заболеваний, неизменны. Помимо генетической предрасположенности на риск развития болезни оказывается влияние извне. Например, ожирение, солнечный ультрафиолет, неправильное питание и курение.

Риск рака может повысить даже чересчур горячий чай. Так, напиток горячее 65°C на 70% повышает риск развития рака пищевода.

А вот ушибы и удары, вопреки расхожему мнению, напротив, на риски возникновения онкологических заболеваний не влияют. В очень редких случаях саркомы у детей могут развиться на месте травмы.

Факторы риска окружают нас повсюду, но главная причина заложена в нас самих: чтобы поддерживать нас живыми, клетки должны постоянно обновляться, делясь и создавая свои копии. Однако это копирование работает не идеально, понемногу ошибки накапливаются, и в какой-то момент клетки выходят из-под контроля и начинают жить своей жизнью, образуя опухоль.

Это не значит, что мы должны жить с тревожным чувством нависшей угрозы, ведь есть и хорошо известные способы снизить свой риск. Подчас даже неожиданные. Пять лет назад большое исследование показало, что чем чаще взрослый мужчина достигает эякуляции, тем ниже его риск рака простаты.

Если же обобщить и посмотреть на сухие цифры статистики, то каждый третий житель России столкнется с онкологическим диагнозом в течение жизни, то есть фактически рак придет в каждую российскую семью. И, на мой взгляд, гораздо важнее говорить о персональных рисках развития онкологических заболеваний у каждого из нас.

— Можно ли риски рака просчитать во всех случаях? Или же это касается только плохой наследственности?

Чаще всего рак связан с ошибками в генах, которые возникают при копировании ДНК, когда происходит деление клеток. Но бывает и так, что человек уже рождается с опасной мутацией в ДНК, отчего оказывается существенно ближе к заболеванию, чем люди без тяжелой наследственности. Например, наиболее часто из поколения в поколение передается рак молочной железы. При наличии наследственных нарушений в генах BRCA1, BRCA2 риск заболеть раком груди и раком яичников возрастает до 80-90%. Причем генов, связанных с наследственными формами рака, известно почти 200: в каждом из них мутации встречается довольно редко, но если их все сложить, то выходит, что это самое распространенное генетическое заболевание.

Важно подчеркнуть, что человек с опасной мутацией (а это каждый 100-й из нас) необязательно заболеет или уже болен онкопатологией, но его риски повышаются в 10 раз при плохой наследственности. И вот такое оставлять без внимания нельзя – необходимо обследоваться и брать ситуацию под контроль.

— Какие шаги необходимо принять, чтобы узнать о своей наследственности побольше?

— Первый самый простой и удобный способ – пройти опросник Screen 3.0, который разработал фонд «Не напрасно». Он поможет оценить персональные риски онкологических заболеваний с учетом личной истории человека – его образа жизни и наследственности. Второй путь – пройти генетическое исследование для расчета персональных онкологических рисков. И здесь многое зависит от метода тестирования, который для себя человек выберет. Простые ПЦР-анализы укажут на самые часто встречающиеся мутации в генах, они выявляют не больше половины носителей.

Редкие же мутации можно посмотреть только с помощью прочтения генов целиком, которое проводится методом секвенирования (NGS). На данный момент, можно исследовать больше 200 генов и по итогам получить оценку рисков и список рекомендаций по профилактике разных видов онкологических заболеваний. Если в результате генетического обследования наследственных мутаций в генах не выявлено, то следует придерживаться общих рекомендаций по скринингу.

— Если в семье не было рака, то беспокоиться не о чем?

— Это распространенное заблуждение. У нас маленькие семьи в стране. Если в каждом поколении росло по одному-два ребенка и мы не помним, что было с заболеваниями у прабабушек и прадедушек, то картина уже неполная. Яркий пример – рак поджелудочной железы. Если родственники уже с ним сталкивались, то риск заболеть возрастает в десятки раз. Но из-за того, что рак поджелудочной железы встречается довольно редко, то в генеалогическом древе даже из 20 человек мы можем не увидеть ни одного случая.

С другой стороны, если в семье встречались случаи разных видов онкологических заболеваний, то это вовсе не значит, что человек под ударом. Не все из них можно трактовать как наследственные.

Здесь скорее стоит обращать внимание на возраст, в котором проявилось заболевание. Например, если у кровных родственников был рак молочной железы или рак толстой кишки до 50 лет — это уже повод пройти генетическое исследование или обратиться к врачу-генетику.

— Правда ли, что молодые люди стали чаще сталкиваться с онкологическими заболеваниями? С чем это связано?

— Да, и это говорит о трех вещах: улучшается качество диагностики рака, молодые люди стали больше внимания уделять своему здоровью и охотнее делиться информацией о себе в соцсетях. Если раньше все стремились делиться только позитивными и радостными моментами, то сейчас стало нормальным рассказывать о тяжелых жизненных ситуациях, просить о помощи и собирать средства на лечение. И я не вижу ничего плохого в такой открытости, потому что люди находят поддержку.

— С какого возраста стоит начинать беспокоиться об онко-вопросе? Молодые люди зачастую полагают, что их рак точно не коснется. Но ведь заблуждаются? Действительно ли в возрастной группе до 25 лет мало онкобольных?

— Да, действительно, мало, поэтому все скрининги начинаются не раньше 50 лет, но как раз носители мутаций наиболее подвержены раннему раку. В этом случае начинать обследования можно пораньше. Например, МРТ молочных желез нужно проводить либо с 25 лет, либо за 10 лет до самого раннего онкодиагноза в семье.

Важно не тревожиться попусту. Нужно просто заниматься профилактикой и проходить генетические исследования на наследственные онкориски. Очень хорошая иллюстрация, которую я люблю приводить в пример - организация дорожного движения. Когда автомобилист видит знак, предупреждающий о появлении дикого зверя на дороге, он не разворачивается на полпути, а продолжает ехать в выбранном направлении, зная о риске столкновения. Просто он проявляет дополнительную осторожность. То же самое и с онкологическими заболеваниями: заранее узнал о рисках — заранее принял меры. Это и есть осознанный подход к управлению своим здоровьем.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть