Газета.Ru в Telegram

От немецкого хлора до советского «Новичка»: как химическое оружие отравило XX век

30 ноября отмечается День памяти жертв применения химического оружия

С древних времен отравление считалось подлейшим способом убийства, особенно же презирали яды военные. Несмотря на это, немцы явочным порядком легализовали химическое оружие из-за провалов на фронтах Первой мировой. Яды тогда не стали «чудо-оружием», но искалечили сотни тысяч людей, а после той войны появились куда более смертоносные токсины. Венцом развития химического оружия можно считать советский «Новичок», вдохнув который человек падает замертво. О боевых отравляющих веществах — в материале «Газеты.Ru».

Яд — оружие трусов

Первое массовое применение химического оружия пришлось на Первую мировую войну. Тогда немцы, отчаявшись прорвать франко-британскую оборону к северу от бельгийского города Ипр, дождались нужного ветра и открыли баллоны с хлором. Поднявшееся облако накрыло войска Антанты и заставило их поспешно отойти, но в то же время не дало немцам воспользоваться брешью и двинуться вперед. Использование ядов и химического оружия в ту эпоху было глубоко аморальным и противоречило Гаагской конвенции 1899 года. В ответ на яростный протест Антанты немцы говорили, что их действия законны, поскольку конвенция запрещает лишь использовать отравляющие снаряды, а о стационарных баллонах ничего не сказано. Англичан и французов такое оправдание не устроило, и было решено дать симметричный ответ.

Вскоре обе стороны на западе забрасывали друг друга химическими снарядами, а вместо неэффективного хлора изобрели множество других веществ. При попадании в легкие хлор образует соляную кислоту, вызывая ожоги и удушье. Однако для нанесения серьезного вреда требуется высокая концентрация газа, облака хлора хорошо видны и мгновенно ощущаются носом, а защищает от атаки простая мокрая марлевая повязка. Поэтому хлор попытались заменить и дополнить бесцветным и менее пахучим фосгеном. Этот газ вызывает удушье за счет нарушения проницаемости альвеол, из-за чего развивается отек легких. Главным минусом при применении как оружия была задержка в сутки перед появлением физиологических эффектов, а так же плохое распределение по местности.

Другим вариантом химического оружия был иприт — маслянистая жидкость, которая в бою применялась как аэрозоль. Он разрушает живые ткани человека, благодаря чему в месте контакта кожа покрывается язвами и волдырями, глаза слепнут, а в легких возникает сильнейшее воспаление, зачастую — летальное.

Кроме этих средств стороны пробовали применять и другие, например общетоксический хлорциан, чей эффект напоминает воздействие цианистого калия. Однако никакое химическое оружие Первой мировой не стало панацеей, — западные страны быстро начали снабжать войска противогазами и учить их методам защиты. Химические снаряды были эффективны при массированном применении там, где не справились обычные, поскольку высокая концентрация вещества может «пробить» противогаз, да и носить его круглые сутки не снимая невозможно. Это легко проиллюстрировать тем фактом, что у России было крайне мало как отравляющих веществ, так и средств защиты, но это не давало немецкой и армии решающего преимущества, которого можно было бы ждать от «чудо-оружия».

Достижения науки

Человечеству повезло, что химическое оружие Первой мировой войны было очень примитивным. Однако даже оно привело к мучительной смерти и увечьям сотни тысяч людей. Общественное мнение отвернулась от идеи отравить противника, и в 1925 году была подписана Венская конвенция, которая запретила применение химического оружия в любом виде, но разрешила его производство и накопление.

В середине 1930-х годов немецкий химик Герхард Шрадер совершил прорыв и получил отравляющее вещество принципиально нового типа — табун, этиловый эфир диметиламида цианофосфорной кислоты. Это фосфорорганическое соединение не имеет прямых аналогов в природе и работает как ингибитор («подавитель») фермента холинэстеразы, необходимого для работы нервов. Она способствует прекращению передачи нервного импульса, и без нее нерв (и мышцы) оказывается «заклиненным» в возбужденном состоянии и не может вернуться в состояние покоя. На практике нервная система оказывается парализованной, и потому такие отравляющие вещества назвали нервно-паралитическими.

В малых дозах табун, как и открытый вскоре зарин, вызывает сужение зрачков, головокружение и легкое удушье. При тяжелом отравлении у человека начинаются сильнейшие судороги, тело перестает повиноваться, и менее чем за полчаса наступает смерть — от паралича сердечной мышцы или от прекращения дыхания.

Немцы произвели тысячи тонн нервно-паралитических ядов за время Второй мировой войны. Нацисты, как известно, не очень уважали международные договоры, особенно тех, что касались гуманных методов ведения войны. Однако Германия так и не применила эти газы, вероятно, сказалась личная фобия самого Адольфа Гитлера. В ходе Первой мировой войны он был ранен ипритом, что оказало сильное эмоциональное воздействие. По другой версии, которая не исключает первую, нацисты пали жертвой дезинформации, якобы у союзники создали противогазы, спасающие от фосфорорганических соединений. В реальности же напротив, массовые фильтрующие противогазы тех лет были почти бесполезны против табуна и зарина.

«Золотой век» нервно-паралитических газов наступил десятилетиями позже, во время Ирано-Иракской войны 1980-1988 годов. Тогда Саддам Хусейн напал на Иран в надежде, что война будет легкой прогулкой, а Ираку удастся заполучить богатые нефтью приграничные территории. В итоге война затянулась на многие годы, и диктатор решил попробовать переломить ситуацию на поле боя с помощью зарина, табуна и иприта. Иранская армия была плохо организована и вооружена, так что за время войны от химически атак погибло около 20 тыс. солдат и неизвестное количество мирных жителей.

Это одна из многих причин, почему казнь Саддама в Иране восприняли как праздник. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад лишь сожалел, что он умер, не успев рассказать суду о всех своих злодеяниях.

Что такое «Новичок»?

Прогресс не стоял на месте, и во второй половине XX века многие страны пытались разработать еще более смертоносные яды. Работали над этим и в СССР, где самым успешным проектом стал «Фолиант». Как рассказал в 1992 году в газете «Московские новости» химик Вил Мирзаянов, эта программа стартовала в 1973 году с целью создать нервно-паралитические вещества третьего поколения. Все они, как и предшественники, действовали как ингибитор холинэстеразы, но требовали гораздо меньшей дозы, чем зарин и более совершенный VX (создан в Великобритании).

Во второй половине 2010-х годов этот класс веществ упоминали западные СМИ в связи с рядом громких отравлений. Они именовали их «Новичок», как якобы их называли во время разработки в СССР. Каждому новому веществу присваивался условный индекс «Новичок-1», «Новичок-2» и так далее.

«Новички» существовали в газообразной, жидкой и твердой форме. Все они отличались чрезвычайной токсичностью, из-за которой для смерти человека было достаточно длительного контакта капель жидкого яда с кожей. В случае вдыхании паров или газа, а также приема внутрь выживание человека почти исключено. Так, Владимир Углев, один из ученых проекта «Фолиант», отрицает, что им отравился Андрей Железняков, другой сотрудник Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (ГосНИИОХТ), где разрабатывали «Новички».

«Скорее всего, отравился не самим отравляющим веществом А-255, а его прекурсором, А-252, тоже довольно токсичным, к которому потом присоединяется спирт, метанол и в результате получается «Новичок». Если бы он отравился «Новичком» А-255, который должен был бы стать бинарным (состоящим из двух компонентов) отравляющим веществом, то из рабочей комнаты он выйти бы не успел. Видимо, поэтому начальник лаборатории и отправил его домой вместо того, чтобы вколоть антидот, вызвать медиков, которые поместили бы Андрея в специализированную медико-санитарную часть. Но так как прекурсор по токсичности на уровне синильной кислоты, то последствия были драматические», — считает Углев.

Однако даже прекурсора хватило, чтобы ученый десять дней провел без сознания и до конца жизни мучился от головокружений, болей, эпилепсии и неспособности сконцентрировать внимание. Сам Углев также пострадал от раствора «Новичка», который попал на руку. Ученый мгновенно смыл его, но в течение многих лет после инцидента кожа в этом месте непрерывно потела.

В 1997 году Россия ратифицировала Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении. В 2017 году Россия сообщила, что уничтожила последний химический боеприпас.

Загрузка