Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Расстреляли флаг СССР: как начиналась война Грузии и Южной Осетии

30 лет назад началась война Грузии и Южной Осетии

5 января 1991 года началась Южноосетинская война – горячая фаза длившегося с конца 1980-х грузино-осетинского конфликта. Обе стороны понесли значительные потери. Боевые действия различной степени интенсивности продлились до июня 1992 года, когда были завершены при посредничестве России.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Как развивался грузино-осетинский конфликт

В последние годы существования Советского Союза в Грузии резко обострились межнациональные отношения. 9 апреля 1989 года в Тбилиси внутренние войска МВД и армия разогнали митинг за выход Грузии из СССР. Столкновения окончились жертвами среди протестующих, травмами и ранениями у военных. Кризисная ситуация значительно подорвала доверие грузин к республиканскому руководству. Еще более усилилось стремление Грузии к независимости. При этом осетинское меньшинство желало остаться в составе Советского Союза.

Целью Южной Осетии стало преобразование автономной области под руководством Тбилиси в союзную республику, напрямую подчиненную Москве.

События 9 апреля 1989-го в Тбилиси привели к резкому росту рейтинга грузинских националистов и стали очередным витком национального движения в Грузии. Есть мнение, что, несмотря на силовой разгон митинга, он превратился в триумф лидеров грузинской оппозиции и продемонстрировал неспособность властей контролировать ситуацию.

26 мая 1989 года в ЦК Компартии Грузии объявили днем всенародного праздника в ознаменование 61-летней годовщины провозглашения независимой Грузинской Демократической Республики. Из Тбилиси было предписано вывесить в регионах трехцветные флаги меньшевистского правительства Грузии образца 1918 года. Население Южной Осетии отказалось подчиниться распоряжению грузинского руководства.

Попытка проведения митинга в Цхинвали с закладкой камня под будущий памятник погибшим 9 апреля провалилась.

Как указывал в своей монографии «Грузино-Юго-Осетинская война 1988-1992 гг. сквозь призму СМИ» историк Алексей Чибиров, «сопротивление осетин проведению торжеств 26 мая в автономной области вызвало новую волну грузинского националистического наступления во всех СМИ Грузинской ССР. Вновь зазвучали в Тбилиси призывы ликвидировать Юго-Осетинскую автономную область, которую стали называть «так называемой Южной Осетией». Вместо термина «Южная Осетия» в широкий оборот ввели термины «Самачабло» (владения князей Мачабели) и «Шида Картли» (Внутренняя Картли), что, естественно, не могло не вызвать справедливого возмущения у осетин».

В Южной Осетии вводилось делопроизводство на грузинском языке без учета того, что 2/3 населения говорили по-осетински и по-русски. Тогда же были внесены поправки в Конституцию ГССР, ущемляющие, по мнению Чибирова, права Юго-Осетинской автономной области – изменение ее территории, районное деление, отсутствие права на законодательную инициативу, права вето и т.д.

В ситуации нараставшего антисоветского государственного курса Грузии Южная Осетия 10 ноября 1989 года обратилась к Верховному Совету ГССР и Верховному Совету СССР с просьбой придать ЮОАО статус автономной республики. Высший орган государственной власти Грузинской ССР аннулировал решение Цхинвали о соответствующем преобразовании в одностороннем порядке.

Следствием этих событий стал поход грузинских националистов под руководством Звиада Гамсахурдии на столицу Южной Осетии. В акции «в поддержку Грузии» приняли участие, по разным оценкам, от 20 до 40 тыс. человек. У въезда в Цхинвали колонны националистов были остановлены местной милицией и жителями города, выступившими под красными флагами и с портретами Владимира Ленина в руках. В ответ участники похода блокировали въездные дороги и расквартировались в окрестностях города. Раззадоривая толпу, Гамсахурдия позволил себе ряд шовинистических высказываний в адрес осетинского народа, разжигающих межнациональную рознь.

По осетинским данным, за период блокады несколько осетин были убиты, десятки подверглись избиениям.

Следующей весной Грузия еще более усилила линию на выход из СССР. Так, 9 апреля 1990-го перешедший под контроль националистов Верховный совет республики принял постановление «О гарантиях защиты государственного суверенитета Грузии». Вступление Красной армии в Грузию в 1921 году этот документ характеризовал как оккупацию и аннексию. Кроме того, постановление объявляло незаконными и недействительными Союзный договор между ГССР и РСФСР от 21 мая 1921 года, Союзный договор об образовании Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР) от 12 марта 1922-го и Договор об образовании СССР от 30 декабря 1922 года (в отношении Грузии).

Тем самым Юго-Осетинская автономная область также была признана незаконной, отмечается в статье Анвара Хасанова «Международно-правовые аспекты признания Южной Осетии». Исходя из этого, 15-я сессия Совета народных депутатов ЮОАО решила признать Конституцию СССР и другие законодательные акты СССР единственно действующими на территории области.

Реагируя на процессы в Грузии, 20 сентября 1990 года Южная Осетия объявила себя суверенной республикой в составе СССР.

Совет народных депутатов ЮОАО принял Декларацию о государственном суверенитете, в которой провозглашалось образование Юго-Осетинской Советской Демократической Республики в составе СССР. 28 ноября 1990 года она была переименована в Юго-Осетинскую Советскую Республику (ЮОСР).

«Борис Пуго принял ошибочное решение»

В ответ на это 11 декабря 1990 года Верховный совет Грузии под председательством Гамсахурдии принял закон «Об упразднении Юго-Осетинской автономной области». Территорию бывшей области разделили между префектурами граничащих с ней районов. Было объявлено чрезвычайное положение и комендантский час.

Принятие закона противоречило статье 3 Закона СССР от 26 апреля 1990 года «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», которая устанавливала, что «территория союзной, автономной республики, автономного образования не может быть изменена без их согласия». Это повлекло дальнейшее осложнение обстановки в Южной Осетии. Местные власти обратились к четвертому съезду народных депутатов СССР с просьбой признать закон Грузии об упразднении ЮОАО незаконным, а также признать Юго-Осетинскую Советскую Республику субъектом советской федерации и участником подписания нового Союзного договора.

5 января 1991 года подразделения милиции и национальной гвардии Грузии попытались войти в Цхинвали.

Сопротивление им оказали осетинские отряды самообороны и местной милиции. В тот же день из Москвы поступил приказ «пропустить грузинскую милицию в Цхинвали и Джавский район, никаких препятствий им не чинить, службу выполнять лишь в режиме охраны военных городков».

«Это ошибочное решение было принято тогдашним министром ВД СССР Борисом Пуго по согласованию с Михаилом Горбачевым, что в контексте с озвученным через несколько дней указом от 7 января уже о выводе грузинской милиции только подтверждает неспособность Кремля адекватно оценивать и контролировать сложившуюся в регионе ситуацию, — констатировал Чибиров. – В Цхинвали вошли 3 тыс. грузинских милиционеров и примерно столько же неформалов, переодетых в милицейскую форму. В город вошли 4 БТР, 87 автобусов, шесть пожарных машин, четыре машины скорой помощи и свыше 20 служебных машин».

В ночь на 6 января внутренние войска МВД СССР, которые должны были поддерживать стабильность в регионе, без уведомления руководства Южной Осетии ушли в казармы, и в 4 часа утра в город вступил шеститысячный отряд грузинской милиции и вооруженных людей. С собой они взяли большое количество собак.

Проникшие в Цхинвали группы грузин расстреляли государственный флаг СССР, заняли здания облисполкома, обкома, почту, мосты, областное УВД, банк и театр. Город был полностью блокирован, все выезды из него взяли под контроль грузины. Весь день 6 января они стреляли в воздух, запугивая местное население. Начались обыски.

«Как депутат парламента, я первым сообщил в Северную Осетию (телефонная связь Цхинвала с внешним миром была полностью отключена тбилисскими властями) о начале грузинской агрессии в январе 1991 года, — вспоминал позднее южноосетинский политик и историк Казбек Челехсаты. — Мы с Кромвелем Бязарти обошли все коридоры власти, прося их сообщить в Москву. В руководстве республики нам сказали: чтобы сообщить Горбачеву о вторжении грузинских бандформирований, я должен срочно в письменном виде изложить эту информацию в МВД республики. Так вот, в МВД один из заместителей министра, услышав мою информацию, обрушился на меня: «Я не верю, чтобы такой гуманный народ, как грузины, стреляли в осетин. Это вы сами, южане, виноваты. Примерно такое же непонимание я встретил у большинства чиновников Северной Осетии. Что может быть обиднее, когда единокровный брат винит тебя в том, что тебе не хочется называться гостем и пришлым на исконной земле своих предков».

8 января 1991 года министр внутренних дел Грузии Дилар Хабулиани заявил, что несогласное с решением грузинского правительства осетинское население должно покинуть пределы Грузии. 9 января, выступая на чрезвычайной сессии Верховного совета Грузии, Гамсахурдия призвал к открытой войне с Россией. Он также призвал депутатов не подчиняться указу президента СССР Горбачева и обратился к грузинскому народу с просьбой «защитить грузинскую землю от агрессии осетин и русских».

К концу месяца грузинские формирования оставили город под давлением осетинских отрядов самообороны.

1 февраля Грузия отключила энергоснабжение Южной Осетии.

По версии осетинской стороны, это привело к многочисленным жертвам среди мирного населения. В доме престарелых насмерть замерзло несколько десятков стариков. В родильном доме умирали младенцы. Кроме того, в феврале грузинские войска блокировали Транскавказскую автомагистраль, по которой в Цхинвали поступало продовольствие.

Верховный Совет СССР в постановлении от 20 февраля 1991 года «О положении в Юго-Осетинской автономной области и мерах по стабилизации обстановки в регионе» указывал, что «Цхинвал блокирован незаконными вооруженными формированиями, лишен электроэнергии и тепла. Население города и автономной области испытывает острый недостаток продуктов питания, предметов первой необходимости. Сожжено и разграблено имущество граждан, ряда государственных учреждений, общественных организаций, областного театра. Подверглись надругательству памятники истории и культуры».

В течение всего 1991 года продолжались периодические вооруженные столкновения. Грузинская милиция и национальная гвардия контролировали стратегические высоты вокруг Цхинвали и обстреливали город. Начался поток беженцев из зоны конфликта на российскую территорию, в первую очередь, в Северную Осетию. Беженцы, которым приходилось пересекать территории, контролируемые грузинскими силами, подвергались вооруженным нападениям. В Южной Осетии сложилась катастрофическая гуманитарная ситуация.

21 декабря 1991 года, в день подписания Алма-Атинской декларации, подтверждавшей Беловежские соглашения об упразднении СССР и образовании СНГ, Верховный совет Южной Осетии принял собственную Декларацию о независимости. 19 января 1992 года в Южной Осетии состоялся референдум по вопросу «о государственной независимости и (или) воссоединении с Северной Осетией». Большинство поддержало эту идею. Одновременно части республиканской гвардии Грузии с тяжелой техникой продолжали безуспешно осаждать Цхинвали и другие населенные пункты.

%Всего в ходе боевых действий безвозвратные потери с осетинской стороны составили 1 тыс. человек, ранения получили свыше 2,5 тыс.

В начале 1992 года бои стали стихать, чему способствовала политическая нестабильность в самой Грузии, где был свергнут президент Гамсахурдия и началась гражданская война.

Очередной виток грузино-осетинского конфликта весной 1992 года спровоцировало уже новое грузинское руководство во главе с Эдуардом Шеварднадзе. К середине июня грузинские отряды вплотную подошли к Цхинвали, что создавало угрозу захвата города и массовых этнических чисток.

Президент России Борис Ельцин в это время находился с визитом в США. Поэтому вице-президент Александр Руцкой отдал приказ о нанесении авиаударов по грузинской группировке, обстреливавшей Цхинвали, и пригрозил Шеварднадзе бомбардировкой Тбилиси.

Активные боевые действия прекратились, а 24 июня 1992 года Ельцин и Шеварднадзе при участии представителей Северной Осетии и Южной Осетии подписали Сочинское соглашение о прекращении огня. 14 июля 1992-го в Южной Осетии начали действовать совместные миротворческие силы в составе российского, грузинского и осетинского батальонов.

Принятая 24 августа 1995 года Конституция Грузии не определяла правовые статусы Южной Осетии и Абхазии.

С тех пор Южная Осетия фактически являлась независимым государственным образованием — со своей конституцией (принята 2 ноября 1993 года) и символикой — флагом, гербом, гимном. Грузинские власти продолжали рассматривать ее как административную единицу под названием «Цхинвальский регион», но активных шагов по установлению контроля над ним не предпринимали.

Ситуация вновь резко обострилась после свержения Шеварднадзе и прихода к власти Михаила Саакашвили. 26 августа 2008 года, после очередного грузино-осетинского конфликта, независимость Южной Осетии признала Россия.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо