Скрытая война СССР и США: как схлестнулись две Кореи

70 лет назад началась Корейская война

Прослушать новость
Остановить прослушивание
25 июня 1950 года началась война Северной и Южной Кореи. Если причины вооруженного конфликта в целом понятны, то ход событий, особенно на первом этапе, малоизвестен и крайне противоречив. Трактовки в источниках разных сторон зачастую прямо противоположны. Участники традиционно перекладывали друг на друга ответственность за развязывание боевых действий. Конфликт, который часто рассматривается как опосредованная война между США, с одной стороны, и СССР с Китаем, с другой, продлился более трех лет и привел к значительным жертвам и разрушениям, вернув КНДР и Южную Корею на исходные позиции.

Как складывалась военная ситуация на Корейском полуострове

За месяц до окончания Второй мировой войны ввиду неизбежной капитуляции Японии США и СССР договорились о разделе Корейского полуострова на сферы влияния по 38-й параллели. Изначально это решение рассматривалось как временное, однако разногласия между участниками антигитлеровской коалиции не позволяли найти компромиссный вариант объединения.

На самом же Корейском полуострове, как в северной, так и в южной его частях милитаристские настроения и стремление к объединению страны росли с каждым годом.

И Пхеньян, и Сеул морально готовились к войне: в конституциях обеих стран была закреплена идея о том, что целью обоих правительств является распространение своей власти на территорию всего полуострова.

По мнению российского корееведа Сергея Курбанова, в данном случае нельзя списывать ответственность за начало вооруженного конфликта на какую-либо одну из сторон. При этом Корейская война, на взгляд историка, была неизбежной. Ее основной причиной явилось разделение Корейского полуострова на два враждебных государства, не признававших легитимность друг друга и поддерживаемых двумя противоборствующими блоками — советским и американским.

Российско-норвежский кореевед Владимир Тихонов в своей «Истории Кореи», написанной в соавторстве с Каном Мангилем, во внешних факторах выделяет следующие причины войны: японское колониальное правление и раздельная оккупация Корейского полуострова войсками США и СССР. Японская агрессия, начавшись с колонизации Кореи, постепенно переросла в войну с Китаем, США и СССР, и, в конце концов, привела к раздельной оккупации Кореи. В свою очередь, раздельная оккупация привела к возникновению отдельных правительств на юге и севере Кореи, что способствовало нарастанию взаимной конфронтации. Другой косвенной причиной явилась победа коммунистической революции в Китае.

Согласно Тихонову, внутреннюю причину войны следует искать в идеологической конфронтации внутри корейской нации. Историк обращает внимание, что раскол между левыми и правыми в национально-освободительном движении начался еще в колониальный период.

В соседнем Китае к середине 1949 года перевес в военном противостоянии между Народно-освободительной армией (НОА) китайских коммунистов и гоминьдановской армией во главе с Чан Кайши окончательно сложился в пользу первых. К этому времени войска НОА заняли большую часть страны. В июне того же года Чан Кайши со своими войсками бежал на Тайвань. 1 октября в Пекине была провозглашена Китайская Народная Республика (КНР), поддерживавшая дружеские отношения с Советским Союзом.

К маю 1950 года окончательно оформился военный союз СССР, КНР и КНДР, руководство которой, вероятно, имело планы объединения Корейского полуострова военным путем.

Согласно гипотезе северокорейского автора Вон Чхун Гука, выдвинутой в книге «Реалии раскола Кореи», война началась не 25 июня 1950 года, а «значительно раньше этого дня». В своем труде автор указывает, что «еще с 1947 и 1948 годов США продолжали непрерывно вторгаться в Северную Корею». Он приводит статистику вооруженных провокаций американских войск на 38-й параллели и количество случаев вторжения. По данным Вон Чхун Гука, в 1949 году было зафиксировано 2617 провокаций и 1060 вторжений, в которых участвовали в общей сложности 67398 человек.

В течение же шести месяцев 1950 года, то есть, до официальной даты начала конфликта, было зарегистрировано 1147 случаев вооруженных провокаций. По мнению исследователя, американцы «пытались вызвать расстройство в настроениях населения Севера и Юга и сеять среди них семена недоверия и враждебности, а, идя дальше, разведать вооруженные силы Севера и их расположение, наращивать боеспособность своих войск, обеспечить себе исходные позиции для наступления».

«В середине 1949 года из Южной Кореи были окончательно выведены американские войска, — замечает Курбанов. — На короткое время КНДР и Республика Корея стали относительно независимыми от прямого воздействия внешних сил и получили возможность самостоятельно решать насущный вопрос объединения страны. Вместе с тем к концу 1949 — началу 1950 года ситуация во внешнем мире, окружавшем Корею, также значительно изменилась, нарушив относительный баланс сил Севера и Юга».

Как Сеул переходил из рук в руки

Южнокорейский историк Ли Ги Бэк в своей книге «История Кореи: новая трактовка» резюмировал, что КНДР имела более сильную и хорошо обученную армию, поскольку планомерно увеличивала свои вооруженные силы после провозглашения независимости. Если верить автору, на момент первых выстрелов на 38-й параллели у Севера было 10 пехотных, одна танковая и одна авиационная дивизии, в то время как Южная Корея, несмотря на воинственные заявления президента Ли Сын Мана, обладала всего восемью дивизиями. Уровень оснащения южнокорейской армии был крайне низок: пехота вообще не имела танков, а в распоряжении авиации находились лишь 20 учебных самолетов и ни одного истребителя.

Война началась в 4 утра 25 июня 1950 года. Советская и северокорейская историография традиционно утверждали, что нападение совершили южнокорейцы. Напротив, с точки зрения Южной Кореи, Запада и современной России горячую фазу конфликта развязала КНДР.

«Большинство историков считает, что войну начала Северная Корея. Формально это так и было, — уточняется в материале «К завершению Корейской войны (1950-1953 годов)», подготовленном историко-документальным департаментом МИД России». — Однако, по мнению ряда исследователей, еще весной 1950 года на основе подготовленного Пентагоном и Госдепом США доклада (одобренного и Советом национальной безопасности США) администрация президента Гарри Трумэна поменяла свою тактику сдерживания «советской экспансии» на тактику «наступательной конфронтации» с СССР».

Как бы то ни было, в первые часы войны южнокорейские части не смогли продвинуться дальше 1-2 км севернее 38-й параллели. Корейская народная армия (КНА) пошла в наступление и в течение нескольких дней отбросила противника на десятки километров.

На следующий день, 26 июня 1950 года, руководитель КНДР Ким Ир Сен обратился к народу по радио, обозначив характер войны как «навязанный предательской кликой Ли Сын Мана».

Целями кампании он назвал «объединение, свободу, независимость и демократизацию». Продвижение северокорейцев получилось столь стремительным, что уже 28 июня они заняли Сеул. Военное руководство КНДР планировало продвигаться на юг примерно на 10 км ежедневно и завершить операцию за 50 дней.

В ситуацию, однако, поспешили вмешаться американцы. Вашингтону пришлось действовать быстро. В день начала боевых действий США созвали Совет безопасности ООН, чтобы получить мандат на проведение миротворческой операции. Американская резолюция была принята девятью голосами «за». СССР не наложил на нее вето, поскольку советский представитель в Совбезе ООН Яков Малик бойкотировал голосование. В итоге было принято решение об отправке на полуостров контингента «голубых касок», от 50 до 88% которых составляли американские войска. Силы ООН в Корее также состояли из войск Великобритании, Канады, Австралии, Филиппин и еще 11 стран. Это была первая в истории большая война с применением вертолетов. Их массово использовали американцы.

20 июля, после схватки с наспех переброшенной 24-ой дивизией армии США, КНА вошла в Тэджон. В августе-сентябре 1950 года северокорейцы овладели практически всей территорией Южной Кореи. Окончательного разгрома противника не случилось из-за перехода американских сил в контратаку. Войска ООН внесли коренной перелом в ход событий. Так, 28 сентября они взяли Сеул после высадки с моря, 30-го – пересекли 38-ю параллель, 19 октября захватили Пхеньян и выдвинулись на север к корейско-китайской границе.

«Кульминационным моментом второго этапа войны стало решение сил ООН перейти 38-ю параллель и наступать дальше на север, — констатирует Тихонов. — Как только Сеул был возвращен, Ли Сын Ман стал призывать к наступлению на Северную Корею. В Вашингтоне в связи с промежуточными выборами в Конгресс администрация Демократической партии тоже нуждалась в военной победе в Корее. ООН, где США играли ведущую роль, дала согласие на продвижение своих войск на север от 38-й параллели и создала Комиссию ООН по объединению Кореи. Это решение ООН было принято не на Совете безопасности, где вновь появился представитель СССР, а на заседании Генеральной Ассамблеи. Некоторые представители американских политических кругов предупреждали, что Китай может вмешаться, если силы ООН пересекут 38-ю параллель. Однако командующий силами ООН в Корее генерал Дуглас Макартур пренебрег этими предупреждениями и направил свои войска на север».

Вступление в конфликт китайских войск историки называют третьим этапом войны. КНР не хотела открыто заявлять о прямом вмешательстве, поэтому ее военные были объявлены «народными добровольцами». СССР тайно отправил в Корею свои военно-воздушные силы, хотя в целом советское участие в конфликте было не столь значительным.

Под натиском мощной китайской группировки войска ООН были вынуждены отступить.

4 декабря они оставили Пхеньян, 24-го – Хыннам, 4 января 1951 года – Сеул. Впрочем, к марту противникам КНДР удалось перегруппироваться, вновь занять столицу Южной Кореи и перейти 38-ю параллель. К середине апреля общая численность войск ООН составляла 230 тыс. человек. 8-я армия США, являвшаяся основой войск ООН в Корее, имела около 1000 танков и 1600 самолетов. 23 июня 1951-го СССР внес в ООН предложение о прекращении огня. Начались предварительные консультации об условиях мирных переговоров. После увольнения генерала Макартура с поста главнокомандующего силами ООН политика США в Корее изменилась. В июне 1951-го фронт в основном закрепился на 38-й параллели.

Поиски путей перемирия

Правительство Ли Сынмана, выступавшее против американского предложения о прекращении огня, выдвинуло ряд условий. Они включали вывод войск Китая, разоружение Северной Кореи и проведение всеобщих выборов под эгидой ООН. Эти условия были невыполнимы, а потому переговоры о перемирии, инициатива которых принадлежала американцам, шли в условиях продолжающихся военных действий.
Одновременно с началом переговоров обе стороны приступили к строительству оборонительных инженерных сооружений. Поскольку большая часть линии фронта, центральная и восточная, проходила в гористой местности, войска КНА и китайских «народных добровольцев» начали сооружать тоннели, служившие лучшей защитой от воздушных налетов американской авиации.

С 20 июля 1953 года началась работа по определению места прохождения демаркационной линии. В 10 утра 27 июля в Пханмунчжоме было заключено соглашение о перемирии, состоявшее из преамбулы, пяти статей и приложения. Оно было подписано представителями трех основных воюющих сторон — КНДР, КНР и войск ООН и объявляло о прекращении огня с 22:00 того же дня. Южная Корея отказывалась от установления мира с КНДР, но, в конечном счете, была вынуждена согласиться под давлением США, которые обещали подписать новый договор о сотрудничестве в сферах обороны и экономики.

«Потери, понесенные корейским народом в ходе этой разрушительной войны, были неисчислимы, — подытоживает историк Ли Ги Бэк. – В этой братоубийственной междоусобице погибло 150 тыс., пропало без вести 200 тыс., ранено 250 тыс. человек. Число беженцев достигало нескольких миллионов. Но потери, понесенные коммунистическими силами, были в несколько раз больше. По предварительным данным, материальный ущерб, причиненный войной, исчислялся в $1,8 млрд – сумма, почти равная валовому национальному доходу Южной Кореи за 1949-1950 годы. В ходе войны было разрушено 43 промышленных объекта, 41% электростанций, 50% шахт, 1/3 жилых домов и огромное количество общественных зданий, дорог, мостов, пристаней. Вследствие этого сильно упали и производственные показатели».

Историк Вон Чхун Гук в своем труде доказывает, что «клика Ли Сын Мана, выступавшая за «самостоятельный поход на Север» и необходимость развязывания новой войны, и после прекращения огня в Корее всячески пыталась сорвать перемирие, совершая военные провокации». Вместе с тем остатки КНА, не сумевшие вернуться на Север, вместе с членами Трудовой партии Южной Кореи создавали партизанские отряды в ожидании нового вторжения основных северокорейских сил на юг.

Эти отряды были активны еще в течение определенного времени, пока не погибли в стычках с южнокорейской армией.

«Корейская война закончилась победой как для КНДР, так и для Республики Корея, — считает историк Курбанов. — Обоим государствам, в течение некоторого периода почти полностью оккупированным вражескими войсками, удалось практически полностью отстоять свои территории. В южнокорейской историографии, правда, факт победы передается чуть более скромным выражением: «преодоление государственных трудностей». В любом случае и КНДР, и Южная Корея продолжили свое развитие в направлениях, определенных при основании каждого из государств. Подобный исход войны в условиях паритетного противостояния недавно сформировавшихся социалистического (во главе с СССР) и капиталистического (во главе с США) лагерей был объективно предопределен».

Де-юре КНДР и Республика Корея все еще находятся в состоянии войны: мирный договор между ними не подписан до сих пор. Более того, соглашение о перемирии также фактически не действует.

Корейская война показала большое значение вертолетов, активно применявшихся американцами. Это не осталось без внимания Иосифа Сталина. На одной из встреч с авиаконструкторами он заявил о том, что СССР сильно отстает от мировой авиации. В стране уже был вертолет Ми-1, разработанный ОКБ Михаила Миля, но его грузоподъемность составляла лишь 300 кг. Возникла необходимость создания новых мощных и грузоподъемных машин. После слов Сталина Миль выступил с предложением о создании нового вертолета. Он показал нарисованные схемы такой машины, которую позже назвали Ми-4. 3 июня 1952 года состоялся ее первый полет.