Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Пламя не потухнет»: как де Голль возглавил Сопротивление

80 лет назад де Голль призвал французов к сопротивлению

Прослушать новость
Остановить прослушивание
18 июня 1940 года генерал Шарль де Голль призвал французов продолжать сопротивление нацистской Германии, несмотря на коллаборационистскую политику правительства Анри Петена. Генерал обратился к согражданам по радио из Лондона, куда он бежал днем ранее из Бордо. Бывший заместитель военного министра Франции взял на себя лидерство в вопросе продолжения войны с немцами и возглавил Сопротивление. Из малоизвестного даже на родине генерала де Голль за время Второй мировой войны превратился в наиболее влиятельного французского политика. Это позволило ему впоследствии занять президентский пост.

По большому счету, Вторая мировая война закончилась для Франции 16 июня 1940 года. В тот день премьер-министр Жан Рейно подал в отставку, не в силах противостоять давлению своего заместителя Анри Петена и объединившихся вокруг него сторонников заключения сепаратного мира с Германией. В последние недели Рейно также занимал посты главы МИД и военного министра. На этой должности его заместителем был Шарль де Голль — один из немногих успешных генералов французской кампании 1940-го. Оба желали продолжения войны. Однако остались в меньшинстве и были переиграны пораженцами.

Военное ведомство после Рейно возглавил почти такой же престарелый генерал, как и Петен, — Максим Вейган. В 1918 году он зачитывал немцам условия Компьенского перемирия в штабном вагоне маршала Фердинанда Фоша, а теперь, в 1940-м, не верил в способность Франции выиграть войну и активно выступал за перемирие с Германией.

84-летний Петен же принял у Рейно кресло премьер-министра и возглавил правительство коллаборационистов.

Уже на следующий день, 17 июня 1940 года, герой Первой мировой войны превратился в главного французского антигероя Второй мировой, бесславно запросив у Адольфа Гитлера перемирия. В тот же день генерал де Голль получил от Рейно 100 тыс. франков из секретного фонда на продолжение борьбы и вылетел из Бордо, где базировалось эвакуированное правительство предыдущего созыва, в Лондон. Его самолет, предоставленный Уинстоном Черчиллем, находился примерно над Нормандскими островами, когда Петен по радио сообщил французам новость об усилиях по заключению перемирия. Как констатировал Черчилль, с собой «де Голль увозил честь Франции». Эта страна потеряла 92 тыс. убитыми и 200 тыс. ранеными. Почти 2 млн французов сдались в плен.

«Французская армия, расколотая изнутри, частично из-за коммунистической пропаганды и пропаганды крайне правого крыла, подарила Германии легкую победу, не говоря уже о значительном количестве автотранспорта, который немцы через год использовали для нападения на Советский Союз», — отмечает британский историк Энтони Бивор в своем фундаментальном труде «Вторая мировая война».

Пока англичане в спешном порядке проводили эвакуацию своих еще остававшихся на территории Франции войск и гражданских лиц, потеряв из-за немецкого авианалета лайнер «Ланкастрию», де Голль в Англии объявил о намерении продолжать вооруженную борьбу.

Черчилль очень тепло принял де Голля в Лондоне, стараясь не показать своего разочарования тем, что не прилетел Рейно.

18 июня 1940 года, спустя сутки после прибытия, де Голль обратился к народу Франции по радио. Выступление генерала передало «Би-би-си». Этот день вошел в историю и привел к созданию французского Сопротивления, сыгравшего немаловажную роль в победе над нацистской Германией. При этом МИД Великобритании был категорически против выступления де Голля, боясь спровоцировать правительство Петена в момент эвакуации остатков армейских частей. Министр информации Дафф Купер отдал распоряжение «Би-би-си» пустить передачу в эфир, только заручившись поддержкой Черчилля и военного кабинета.

Не имея возможности выступить против администрации Петена напрямую, де Голль активно призвал к оружию.

«Лидеры, которые на протяжении многих лет стоят во главе французских армий, сформировали правительство, — так начал свою речь генерал. — Это правительство, ссылаясь на поражение наших армий, вступило в контакт с врагом, чтобы остановить боевые действия. Конечно, мы были, мы есть затоплены вражеской силой: механической, сухопутной и воздушной. Бесчисленные танки, самолеты, тактика немцев заставляют нас отступать. Но разве последнее слово уже сказано? Разве надежда должна исчезнуть? Разве это поражение окончательно? Нет! Поверьте мне, я говорю вам, опираясь на знание фактов, и я говорю вам, что ничего не потеряно для Франции. Те самые средства, что победили нас, могут приблизить день победы».

Далее де Голль подчеркивал, что Франция не одинока, потому что за ней стоит Британская империя, которая «господствует на морях и продолжает борьбу».

Он также предсказал, что промышленная мощь США круто повернет вал событий, превращавшихся в мировую войну. Де Голль подсознательно отвергал мнение капитулянтов о том, что Великобритания потерпит поражение в течение трех недель и что Гитлер будет диктовать условия мира всей Европе.

«Я, генерал де Голль, находящийся сейчас в Лондоне, я призываю французских офицеров и солдат, которые находятся на британской территории или которые прибудут туда, с оружием или без оружия, я призываю инженеров и рабочих промышленности вооружения, которые находятся на британской территории или прибудут туда, связаться со мной. Что бы ни случилось, пламя французского Сопротивления не должно потухнуть и не потухнет», — резюмировал будущий президент Франции.

Выступление де Голля услышали немногие французы, однако именно этот момент стал переломным в биографии генерала. Его еще не воспринимали как человека, который сыграет одну из главных ролей в освобождении Парижа в 1944-м, поэтому журналисты не посчитали нужным записать текст. Известный сегодня вариант речи он сам повторно составил четырьмя годами позднее.

В своих мемуарах военный позже отмечал: «18 июня 1940 года, отвечая на призыв своей Родины, лишенный какой-либо другой помощи для спасения своей души и чести, я один, никому не известный, должен был взять на себя ответственность за Францию». Вслед за речью по радио были распространены листовки с обращением де Голля к нации: «Франция проиграла битву! Но Франция не проиграла войну!».

Генерал обвинял своего бывшего начальника Петена в предательстве и заявлял, что «с полным сознанием долга выступает от имени Франции».

Кроме того, де Голль встал во главе «Свободной Франции» — организации, созданной в противовес коллаборационистскому режиму Виши. 29 сентября 1941 года СССР официально признал это движение и установил с ним дипломатические отношения.

В свою очередь, Черчилль 18 июня выступил в Палате общин с не менее известной речью «Их звездный час». Среди прочего он объяснил парламенту, почему смог оказать Франции лишь минимальную поддержку после Битвы за Дюнкерк, и сообщил об успешной эвакуации английских военных из этой страны. Премьер дал оценку вооруженным силам Великобритании, которым предстояло отразить вероятное вторжение, и заметил, что держава вправе рассчитывать на победу.

В тот же день Гитлер встретился в Мюнхене с Бенито Муссолини, раскрыв ему условия перемирия с Францией. Фюрер не хотел навязывать поверженному противнику жесткие условия, поэтому не позволил Италии завладеть французским флотом или колониями, хотя дуче на это очень надеялся. Тем временем поражением Франции поторопилась воспользоваться Япония. Официальный Токио предупредил Петена о необходимости немедленного прекращения военных поставок китайцам через Индокитай. Французский губернатор колонии поддался нажиму со стороны японцев и разрешил им разместить свои войска и авиацию в Тонкине.

Перемирие между нацистской Германией и Францией было заключено 22 июня 1940-го в Компьенском лесу.

Чтобы отомстить французам за унижение 1918 года, Гитлер приказал доставить из музея штабной вагон маршала Фоша. Для этого пришлось ломать стену здания.

«Теперь позор смыт. Ощущение, будто родился заново», — записал в своем дневнике Йозеф Геббельс.