«Лаврентий, позаботься о нем»: как Сталин пугал Ворошилова Берией

50 лет назад скончался бывший глава СССР маршал Ворошилов

2 декабря 1969 года в возрасте 88 лет скончался бывший нарком обороны СССР, председатель Президиума Верховного Совета и заместитель председателя Совета министров, дважды Герой Советского Союза маршал Климент Ворошилов. Последнему жителю Кремля устроили пышные похороны. Он первым после 21-летнего перерыва удостоился права упокоиться на Красной площади за мавзолеем без кремации. Помимо Ворошилова из военачальников в отдельных могилах там лежат только Михаил Фрунзе и Семен Буденный.

Луганск, Ставрополь, Уссурийск, Алчевск – каждый из этих городов Советского Союза в определенный период истории носил название в честь Климента Ворошилова. Имя маршала присваивалось районам, площадям и проспектам крупнейших центров страны. Лучшие авторы упомянули его в десятке песен разных лет, причем несколько были посвящены лично военачальнику. «Нас с тобою, Ворошилов, жизнь походная сдружила», — хором распевали красноармейцы в 1930-е. «Любимый нарком», за которым по дорогам знакомым «мы коней боевых поведем», а также «первый маршал», который «в бой нас поведет», когда товарищ Сталин в бой пошлет, — это все тоже про него.

9 мая 2015 года современный певец Петр Налич исполнил «Песню о Ворошилове» на концерте к 70-летнему юбилею Победы на Патриарших прудах. Молодежь тогда недоуменно переглядывалась, не в силах понять, кого прославляет со сцены популярный участник «Евровидения». А были времена, когда боевую биографию Ворошилова отлично знал каждый пионер. Советская пропаганда представляла Климента Ефремовича как однозначного героя Гражданской войны и крупного полководца Великой Отечественной. Он и вправду оставил заметный след в истории страны. Вот только некоторые его заслуги были значительно преувеличены.

Как прославился Ворошилов

Саммари воспоминаний о Ворошилове его друзей и врагов подводит к однозначному выводу: это был классический пример человека, про которых принято говорить – сделал себя сам. В молодости луганский слесарь выделялся буйным характером, вспыльчивостью и полезным умением здорово наподдать любому оппоненту. Он был отменно развит физически, с жилистыми руками и большими кулаками. Из редкой драки, — а их в пролетарском крае хватало с лихвой, — Ворошилов не выходил победителем, благодаря чему завоевал безграничное уважение среди работяг. Кряжистый, со скуластым лицом, умевший принимать тяжелые решения, большевик быстро выделился из общей массы и добился даже того, что сам Петр Столыпин, подписывая приказ о ссылке, запомнил его имя.

«Упорный, бунтарский Ворошилов пошел путем боевика, подпольщика-революционера», — писал про него в начале 1930-х эмигрантский писатель Роман Гуль.

Ворошилов приобрел широкую известность в Советской России, когда в начале 1918 года возглавил партизанский отряд из рабочих и, не владея даже азами военного дела, прорвался с ним из Луганска в Царицын – цитадель красных на юге страны. Не имевшие боевого опыта вчерашние металлурги несли потери, оказавшись в тисках между немцами и донскими казаками атамана Петра Краснова, но все же преодолели почти 500 км и по донским степям пришли на Волгу. Красное начальство тогда быстро смекнуло, что из народа вышел самородок, способный принести много пользы на командирских должностях. Как отмечал тот же Гуль, у Ворошилова было преимущество, в конечном счете «давшее ему пост главы Красной армии».

«В жилах Ворошилова не какая-нибудь «голубая», а благородная «красная» кровь. Он — «потомственный пролетарий». И ни у кого из советских полководцев нет генеалогического древа такой пролетарской чистоты, как у Ворошилова», — резюмировал писатель, который, служа у белых в Добровольческой армии, теоретически мог встречаться с героем своего эпоса на поле боя.

Климент Ефремович — ураган

В Царицыне Ворошилов близко сошелся с другим видным деятелем Гражданской, также прославившемся при обороне этого города, — Иосифом Сталиным. Луганский слесарь и кавказский экспроприатор объединились против так называемых военных специалистов – бывших офицеров и генералов Русской императорской армии, ярым сторонником привлечения которых в РККА являлся нарком по военным делам Лев Троцкий. Оба царицынца демонстративно игнорировали приказы из центра. Ворошилов, которому было поручено командовать армией, всем своим видом скорее напоминал полевого командира, чем представителя регулярных войск.

Из-за категорического неприятия им и Сталиным присылаемых из Москвы военспецов, между защитниками Царицына, с одной стороны, и Реввоенсоветом во главе с Троцким, с другой, возник серьезный конфликт, решать который в личных переговорах с лидером каждой из групп пришлось Владимиру Ленину. Пойдя вместе со Сталиным против Троцкого, молодой краском Ворошилов навсегда заслужил уважение и доверие будущего хозяина СССР. Мало кому в своей жизни Сталин позволял столько, сколько Ворошилову.

«Хотя Ворошилов был из луганских рабочих, из более привилегированной верхушки, но по всем своим повадкам и вкусам он всегда гораздо больше напоминал хозяйчика, чем пролетария, — писал Троцкий в своей автобиографии «Моя жизнь». — После октябрьского переворота Ворошилов, естественно, сделался средоточием оппозиции унтер-офицеров и партизан против централизованной военной организации, требовавшей военных знаний и более широкого кругозора. Так сложилась царицынская оппозиция».

Согласно формулировке Гуля, «если Сталин — это хитрость и талант макиавеллиевских комбинаций, то Ворошилов весь — безудержность и русская бесшабашность».

«Сотрудники Ворошилова, бывшие генералы и полковники говорят: «Если Климент Ефремович вспылит — ураган!» И Ворошилов сам сознается, что «излишне горяч». Но именно эта «горячность» и выбросила рабочего самоучку на верх государственной лестницы, сделав военным министром», — констатировал он.

Избиение Мессинга

В ноябре 1925 года, после внезапной кончины Михаила Фрунзе, Ворошилов – при помощи Сталина, разумеется – занял освободившееся место наркома по военным и морским делам СССР. Новый «министр обороны» превозносил своего благодетеля, помогая ему расправляться с внутрипартийной оппозицией. Ворошилов славился склонностью к выпивке и критикой тех должностных лиц, от которых не зависела напрямую его судьба. В пылу жаркого спора он мог перечить Сталину, мог стукнуть кулаком по столу и здорово пошуметь. Однако Сталин прощал своему любимцу абсолютно все выходки. У них сложился необычайно крепкий альянс.

Подражая царским генералам, Ворошилов превратился в завсегдатая и истинного ценителя московских театров. В почетной ложе, когда-то подготовленной для особ императорской фамилии, нарком комфортно располагался вовсе не со своей супругой Екатериной Давидовной, которой, как писали эмигрантские издания, он был обязан своим продвижением на советский Олимп – пламенная революционерка разожгла в Ворошилове интерес к чтению и подобрала ему «нужных» друзей во властных кругах. Нет, в театре его занимали артистки. С одной из них, признанной красоткой, ее имя история не сохранила, военачальник закрутил бурный роман.

Однако «добрые люди» довольно скоро нашептали: молодая любовница, охотно прыгнувшая в койку к экс-командарму, совсем не та, за кого себя выдает.

Неизвестно, какими методами Ворошилов заставил объект своего вожделения сознаться в работе на ОГПУ по заданию главного чекиста Ленинграда Станислава Мессинга. Идея сбора компромата провалилась, зато произошла душераздирающая сцена между возлюбленными, а затем последовал приезд Ворошилова в северную столицу. Сначала незваный гость пытался сохранять спокойствие и парой «вопросов по существу» обезоружил собеседника, осознав, что его догадки полностью оправдались. Это вывело наркомвоенмора из себя. В порыве ярости он схватил Мессинга за грудки, поставленным ударом в челюсть повалил на пол и избил ногами так, как дрался в кулачных боях на Луганщине еще молодым и дерзким рабочим.

«Нет плохого оружия, есть плохие стрелки»

В перестроечном фильме Юрия Кары «Пиры Валтасара, или Ночь со Сталиным» есть яркая сцена, в которой Ворошилов признает за председателем Совнаркома Абхазской АССР Нестором Лакобой превосходство в меткости стрельбы. Скорее всего, маршал никогда не учился стрелять профессионально, поскольку не имел военного образования, а во время Первой мировой был освобожден от призыва. Тем не менее, именно при его непосредственном участии появился наградной значок Осоавиахима и РККА «Ворошиловский стрелок» — его вручали за успехи в сдаче нормативов по стрельбе. Ворошилов присутствовал на одном из таких зачетов для командиров РККА в 1932 году. Выстроившись у своих мишеней после стрельбы, стрелки докладывали наркомвоенмору свои результаты. У одной, совершенно новой и чистой мишени, командир посетовал на плохой револьвер. Тогда Ворошилов взял у него оружие, отошел на положенное расстояние и семью выстрелами выбил 59 очков.

Возвращая револьвер растерявшемуся военному, Ворошилов назидательно произнес: «Нет плохого оружия, есть плохие стрелки».

Присутствовавшие при мастер-классе журналисты напечатали о случившемся в газетах. История со стрельбой Ворошилова быстро стала достоянием всего Советского Союза.

20 ноября 1935 года Ворошилову, как одному из пяти «выдающихся и особо отличившихся лиц Высшего командного состава» присвоили маршальское звание. Из первой пятерки, помимо него, уцелел только другой верный сталинец Буденный, остальных – бывших царских офицеров Михаила Тухачевского и Александра Егорова, а также Василия Блюхера –уничтожили в 1937-1939 годах в ходе чистки верхушки РККА.

Ворошилов немало ошибался, по мнению своего заместителя Тухачевского был совершенно некомпетентен для занимаемой должности, однако на него репрессии не распространялись.

Так, за крайне неудачно проведенную войну с Финляндией маршал поплатился только своим местом наркома обороны, других санкций не последовало, хотя Красная армия фактически была опозорена, а весь СССР получил от Адольфа Гитлера презрительное сопоставление с колоссом на глиняных ногах. Во время Великой Отечественной Ворошилов входил в Государственный комитет обороны (ГКО), командовал войсками Ленинградского фронта, где проявил личную храбрость, спасая на дрезине опрометчиво прибывших из Москвы членов специальной комиссии, представлял Ставку ВГК на различных фронтах.

Ворошилов – английский шпион?

Тем не менее, после капитуляции Германии постаревший Ворошилов начал отходить от армейской деятельности, проявляя все больший интерес к политике. С 1946 года и вплоть до смерти Сталина он являлся одним из его заместителей в Совете министров. В то же время, как следует из материалов книги историка Роя Медведева «Они окружали Сталина», после войны вождь все меньше считался с мнением Ворошилова, часто выказывал ему пренебрежение и недоверие. Существует легенда, что в 1949 году была сделана попытка арестовать жену маршала Екатерину Давидовну, еврейку по происхождению. Ворошилов якобы схватил шашку или пистолет и выгнал чекистов из своей квартиры.

Медведев ставит этот эпизод под сомнение, зато приводит подробности другого «наезда» Сталина на своего «частично вышедшего из доверия» друга. На одном из заседаний Политбюро после войны обсуждался вопрос о путях развития советского ВМФ. Как обычно, Сталин предложил высказаться всем присутствующим, оставляя за собой последнее слово. Мнение Ворошилова не совпало с мнением большинства. Завершая прения, Сталин не просто отверг предложения военного, но при этом сказал: «Не понимаю, для чего хочется товарищу Ворошилову ослабить советский ВМФ». После заседания все его участники пошли по приглашению Сталина смотреть кинофильм «Огни большого города». В просмотровом зале стояли столики с закуской.

Никто из присутствующих не сел за столик к Ворошилову, он оставался в одиночестве.

«Когда после окончания фильма зажегся свет, Сталин обернулся и, увидев одиноко сидящего маршала, неожиданно встал и, подойдя, положил ему руку на плечо. «Лаврентий, — обратился Сталин к Берии. – Надо нам лучше заботиться о Ворошилове. У нас мало таких старых большевиков, как Клим Ворошилов. Ему нужно создать хорошие условия». Все молчали, ибо трудно было понять, почему именно к Берии обращался Сталин с предложением «позаботиться о Ворошилове», — Медведев приводил диалог по личным записям присутствовавшего на заседании заместителя командующего ВМФ СССР Ивана Исакова.

На взгляд историка, в последние годы Сталин не только отдалил Ворошилова от себя, но неоднократно выражал ему в присутствии других членов ЦК политическое недоверие и даже заявлял иногда, что Ворошилов является английским шпионом.

Как Ворошилов связан с «Холодным летом пятьдесят третьего...»

А после кончины вождя и последовавшей грызни за высшие посты Ворошилов, не претендуя на реальную власть, отхватил себе номинально высшую государственную должность в СССР – кресло председателя Президиума Верховного Совета. Это был уникальный случай для заслуженного человека достойно встретить старость. Одним из известных решений Ворошилова в новом качестве стала отмена персональных званий и знаков различий, а также форменной одежды для работников гражданских министерств СССР. Кроме того, подпись маршала стояла под указом Президиума о широкой амнистии 1953-го, когда на свободу из тюрем и лагерей вышли сотни тысяч уголовников и так называемых бытовиков. Отсюда ее народное название — «ворошиловская» амнистия. В схватке за рычаги управления державой Ворошилов поддержал Никиту Хрущева и Георгия Маленкова против Берии. Почему – нетрудно догадаться.

В 1957 году в ходе попытки смещения Хрущева сталинскими соратниками маршал присоединился к так называемой антипартийной группе Маленкова, Лазаря Кагановича, Вячеслава Молотова и «примкнувшего к ним» Дмитрия Шепилова.

Однако, вовремя сообразив, что дело идет к неблагоприятной для сталинистов развязке, Ворошилов «покаялся» и сохранил свой пост и положение, а его имя было удалено из перечня «злостных антипартийцев».

Благодаря политической гибкости, приобретенной на старости лет взамен прежней бесшабашности, пожилой вояка установил рекорд продолжительности членства в Политбюро ЦК ВКП(б)/Президиуме ЦК КПСС – 34,5 года!

Хрущев явно не хотел лишний раз связываться с маршалом, которого запомнил горячим и решительным, и который еще вполне мог пригодиться как союзник. Вдвоем они вполне миролюбиво разъезжали по заграницам, участвовали в различных заседаниях. И все же в 1960 году председатель правительства добился отправки Ворошилова на заслуженный отдых. Однако последние годы жизни пролетария, ставшего сановником, нельзя было назвать опалой. До последнего дня он оставался депутатом Верховного Совета СССР, имел все положенные по статусу привилегии.