«Вернадский — малоросс»: украинцы недовольны новой купюрой

На Украине ввели в обращение 1000-гривенную купюру с портретом Вернадского

1000-гривенную купюру с портретом ученого Владимира Вернадского ввели в обращение на Украине. Украинские историки, признавая вклад академика в науку, тем не менее, жестко критикуют решение Нацбанка, называя Вернадского малороссом, деникинцем и сторонником Сталина. Можно ли считать выдающегося естествоиспытателя украинским патриотом, рассказывает «Газета.Ru».

Купюру номиналом 1000 гривен ввел в обращение Национальный банк Украины (НБУ), сообщает «Страна.ua». На лицевой стороне банкноты размещен портрет ученого Владимира Вернадского, чья активная деятельность пришлась на заключительный период существования Российской империи, краткосрочный отрезок Временного правительства, промежуток Гражданской войны и довоенный СССР.

Естествоиспытатель изображен в зрелом возрасте и потому не слишком узнаваем. Так он выглядел в начале XX века. В России традиционно используют фотопортреты пожилого Вернадского.

Рядом помещена цитата ученого: «Я верю в великое будущее Украины».

Высказывание приведено некорректно. На самом деле он говорил о «большом будущем».

Что думают украинские историки

Ряд украинских историков восприняли решение НБУ крайне негативно. Так, доктор исторических наук Игорь Гирич в интервью «Радио Свобода» назвал Вернадского «малороссом, признавшим диктатуру Сталина».

«Для меня Вернадский — это малоросс. Причем, стопроцентный, деникинец. Фигура, которая признала диктатуру Сталина. Не то чтобы он был благосклонен к тирану, но признавал, что в этом есть свои плюсы», — резюмировал Гирич, смешавший в кучу лидера Белого движения на Юге России генерала Антона Деникина и воевавшего с его войсками в качестве члена Реввоенсовета Южного фронта Красной армии Иосифа Сталина, который позднее являлся фактическим руководителем СССР.

По мнению Гирича, помимо неоспоримых научных заслуг академика украинцы должны помнить и о его политических взглядах, «чуждых украинской государственности». Историк считает более достойной фигурой для появления на тысяче поэта XIX века, автора концепции «хуторской философии» Пантелеймона Кулиша.

В свою очередь, проректор Острожской академии Петр Кралюк убежден, что если НБУ требовался именно естествоиспытатель, то можно было выбрать «ученого с откровенно проукраинской позицией, а не российского либерала и симпатика большевизма», например, Ивана Пулюя.

Директор Института национальной памяти Украины Владимир Вятрович, несмотря на свою ненависть к советскому периоду, не считает Вернадского «предателем Украины».

«Он один из людей, которые являются символами достижений украинцев в науке.

А то, о чем сейчас «размышляют» в сети — российские взгляды самого Вернадского – вот чем недовольны украинцы. Но называть его врагом все равно неверно», — цитирует его «КП в Украине».

На взгляд Вятровича, «уместнее было бы поместить изображение Симона Петлюры, одного из символов украинского освободительного движения».

Вернадский попал в компанию к Хмельницкому и Мазепе

Купюра достоинством 1000 гривен станет самой крупной в обращении на Украине. До этого таковой являлась «пятисотка» с поэтом Григорием Сковородой, введенная весной 2016 года. Для оформления дизайна банкнот НБУ с момента замены карбованцев на гривны в 1996 году задействует изображения известных исторических деятелей, имеющих, по мнению украинских историков, какое-либо отношение к Украине.

Предпочтение отдается представителям мира культуры, писателям и поэтам, а также государственникам.

Купюры достоинством 1 и 2 гривны украшают древнерусские князья Владимир Святославич и его сын Ярослав по прозвищу Мудрый соответственно. На «пятерке» изображен гетман Богдан Хмельницкий, присоединивший Левобережную Украину к России, а на червонце — предавший Петра I перед Полтавской битвой гетман Иван Мазепа.

Банкноты в 20, 50 и 100 гривен «застолбили» неплохо известные в России персоны: подданный императора Австро-Венгрии поэт Иван Франко, историк и лидер национального украинства Михаил Грушевский и знаменитый кобзарь, один из самых почитаемых украинцев Тарас Шевченко. 200-гривенная купюра отдана под портрет поэтессы Леси Украинки.

Ученый со «штуки» гривен знал брата Ленина

Вернадский появился на свет в Санкт-Петербурге в семье чиновника, имевшего в своем роду запорожских казаков. Троюродным братом исследователя по этой линии был известный писатель Владимир Короленко. Мать будущего ученого происходила из русской дворянской семьи. Детство Владимир Вернадский провел в Полтаве и Харькове, куда семья переезжала с берегов Невы из-за неподходящего ей тамошнего климата. Он часто гостил у бабушки по материнской линии в Киеве. В некоторых источниках отмечается, что под влиянием отца Вернадский проникся интересом к украинскому национальному движению и выучил польский язык, чтобы читать книги об Украине.

Однако им пришлось вернуться. Образование юный Вернадский получал в столице, где последовательно окончил классическую гимназию и физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. В студенческие годы он общался с революционерами и, в частности, знал старшего брата Владимира Ленина, народовольца Александра Ульянова, казненного по решению правительства за попытку покушения на Александра III.

Взрослея, Вернадский отошел от рискованных дел и всецело посвятил себя науке.

Уже заматеревшего, всемирно известного естествоиспытателя приглашало к сотрудничеству сформированное после Февральской революции Временное правительство. Однако долгосрочного альянса не получилось. Впоследствии Вернадский критиковал обоих министров-председателей — Георгия Львова и особенно Александра Керенского. Согласно одной из версий, известие о захвате власти большевиками в октябре 1917 года застало ученого в собственном имении на Полтавщине.

Учреждение Академии наук в Киеве и вербовка большевиками

Есть все основания полагать, что Вернадский не приветствовал установление советского режима и, напротив, сочувствовал идее провозглашения независимого Украинского государства. Как бы то ни было, в 1918 году хаос активно разгоравшейся Гражданской войны привел ученого в Киев, где он стал видной фигурой правления Павла Скоропадского. Незадолго до своего эпического побега в немецкой форме из взятого петлюровцами города, а именно 27 октября 1918-го, гетман успел подписать приказ об учреждении Украинской академии наук. Вернадский стал ее основателем и первым президентом.

Так, в фундаментальной «Истории Украины», написанной знаменитым украинским историком Грушевским и дополненной впоследствии современными специалистами,

Вернадский называется «крупнейшим ученым-мыслителем XX века, организатором науки в Украине».

Весной 1919 года, в один из периодов установления советской власти в Киеве, к Вернадскому прибыл его ученик, тогда — представитель Российской академии наук, подчинившейся большевикам, ученый-минералог Александр Ферсман.

В ходе совместной поездки на переговоры о сотрудничестве с этим учреждением Вернадский сильно заболел тифом, эпидемия которого свирепствовала в России, и был вывезен на лечение в Симферополь. Через несколько месяцев полуостров заняли белогвардейцы. Пожилой ученый в ту пору восстанавливался после перенесенного заболевания, набирался сил и старался держаться максимально далеко от политики: убеждений новых хозяев Крыма он, как можно предположить, исходя из имеющихся на эту тему исторических материалов, не разделял.

Курьезный случай с бароном Врангелем

С периодом жизни Вернадского при режиме Петра Врангеля связан забавный эпизод, подробно описанный генералом в своих автобиографических «Записках». В сентябре 1920 года главе крымского белого правительства Александру Кривошеину потребовалось найти человека на должность заведующего отделом печати – прежний оказался некомпетентен для такой работы. Кривошеин решил предложить ответственный пост сыну академика, профессору Таврического университета в Симферополе Георгию Вернадскому, которого рекомендовал Петр Струве, ответственный у Врангеля за иностранные дела. С кандидатом захотел встретиться сам главнокомандующий. Своим помощникам он поручил разыскать Вернадского и привести его в вагон главкома.

«Поезд приходил в Севастополь вечером и к вечернему чаю я прошел в вагон-ресторан. Вернадский был уже там, — вспоминал Врангель. –

Я с удивлением увидел дряхлого старца, типичную фигуру, точно сошедшую с картины Маковского, в пальто-разлетайке табачного цвета, с длинными седыми волосами, в очках на сморщенном лице.

Я пригласил профессора сесть рядом со мной и завел разговор об общественной жизни в Симферополе; в конце октября предполагалось собрать в Симферополе съезд городов, долженствующий рассмотреть целый ряд вопросов городского самоуправления.

— Я, ваше превосходительство, не в курсе этого дела. Я от жизни далек, занимаюсь исключительно научными вопросами, — ответил профессор. Я недоуменно переглянулся с Шатиловым (генерал Павел Шатилов, ближайший соратник Врангеля. – «Газета.Ru») и отложил дальнейший разговор до Севастополя, наскоро допив чай, прошел к себе в вагон».

Оставшись наедине, Врангель и Шатилов пришли к выводу, что Вернадский совершенно не подходит на должность начальника печати.

«С вокзала мы проехали во дворец, я пригласил академика к себе в кабинет и послал адъютанта попросить Кривошеина зайти ко мне. Я с трудом поддерживал разговор с Вернадским, с нетерпением ожидая прихода Александра Васильевича. Наконец послышались его шаги, дверь приотворилась, однако мгновенно вновь захлопнулась. Затем раздался осторожный скрип, дверь вновь приотворилась, и я увидел Александра Васильевича, делавшего мне за спиной Вернадского какие-то таинственные знаки. Я извинился перед Вернадским и вышел в приемную.

— Что вы наделали? — спросил меня Кривошеин, — кого вы привезли?

— А что?

— Да ведь это не тот, это отец.

24-го сентября назначение Вернадского-сына состоялось», — завершал курьезный рассказ Врангель.

Кем считали себя отец и сын

Георгий Вернадский, историк по образованию, относился к евразийцам и считал себя «украинцем и русским одновременно». В 1920-е годы он получил приглашение стать специалистом по истории России в Йельском университете, но одновременно интересовался и историей Украины. Имея интересную, любимую работу и хорошие гены, он дожил в США до 85 лет.

А Вернадский-старший ушел из жизни в начале 1945-го на 82-м году в Москве, где занимался наукой и возглавлял Биогеохимическую лабораторию при АН СССР.

Занимая административные посты в 1920-е, в следующую десятилетку, когда начались репрессии, он демонстративно удалился от дел, как-либо связанных с государством, и занимался исключительно своими исследованиями.

В современной России Вернадский считается однозначно российским, а не украинским ученым. Его именем назван крупный проспект на юго-западе Москвы. А здание Московского педагогического государственного университета украшено гигантским портретом легендарного академика.