«Лучший министр культуры»: тайна смерти Екатерины Фурцевой

24 октября 1974 года умерла министр культуры СССР Фурцева

24 октября 1974 года в своей квартире в Москве скончалась министр культуры СССР Екатерина Фурцева — одна из самых известных женщин страны, обладательница насыщенной биографии, которую мужчины изгнали из руководства КПСС. С ее именем связано множество сплетен, ее считали инициатором ареста футболиста Эдуарда Стрельцова, она много лет страдала из-за измен супруга. Певец Муслим Магомаев считал Фурцеву «лучшим министром культуры».

45 лет назад оборвался земной путь Екатерины Фурцевой — наиболее популярной женщины-руководительницы в истории СССР, которую за властный характер и значительный вклад в советскую культуру величали не иначе как Екатериной III, проводя параллель с легендарной императрицей. По степени известности и обсуждаемости среди дам из мира политики с Фурцевой могли посоперничать разве что пропагандистка свободной любви, посол в Швеции Александра Коллонтай и супруга последнего генсека ЦК КПСС Раиса Горбачева. Их деятельность, впрочем, пришлась соответственно на ранний и поздний советские периоды. Фурцева же — символ эпохи развитого социализма.

В чем похожи Фурцева и Ельцин

Она была лишь четвертой женщиной-министром в РСФСР/СССР после Коллонтай (Наркомат государственного призрения), жены Вячеслава Молотова Полины Жемчужиной (рыбная промышленность) и Марии Ковригиной (здравоохранение). Разумеется, по длительности пребывания в министерском кресле Фурцева — однозначный лидер.

Получив портфель 4 мая 1960 года, она не расставалась с ним до самой смерти, хотя за день до кончины, возможно, ей объявили о готовящейся отставке.

Все и сегодня хорошо знают Фурцеву как министра культуры СССР — своеобразную, но любимую многими артистами и горячо радевшую за свое дело. Уже подзабылось, что на самом деле место в Совете Министров стало для крайне амбициозной женщины, пробившейся из самых низов, обидной ссылкой. В 1958-м она в числе многих других травила Бориса Пастернака, а уже в следующем году сама оказалась объектом травли, вернее, козней со стороны более влиятельных руководителей партии. В 1960 году Фурцеву сместили с должности секретаря ЦК КПСС, а еще год спустя не переизбрали членом Президиума ЦК — и это было серьезное понижение в ранге.

Не в силах вынести удар судьбы, Фурцева приняла решение свести счеты с жизнью. Едва ли кто-то скажет наверняка, была ли это показуха в стиле Бориса Ельцина или же она действительно полагала, что после падения в партийной иерархии нет смысла жить дальше. Как бы то ни было, Фурцеву успели спасти.

«Лучшего министра у нас не было»

Самый непримиримый противник единственной женщины в руководстве Коммунистической партии Михаил Суслов требовал ее досрочной отправки на пенсию. Однако Леонид Брежнев избрал компромиссный вариант: Фурцеву оставили министром, отцепив от принятия важнейших решений в стране, но предоставив возможность реализовать свой потенциал в непростой и весьма ответственной сфере. Так Фурцева окончательно перешла с партийной работы на государственную службу.

«С Екатериной Алексеевной мне довелось общаться много. Я узнал ее достаточно хорошо, поэтому могу сказать, что была она человеком незаурядным и на своем месте, — вспоминал о министре культуры Муслим Магомаев. – Она любила свое дело, любила артистов. Многим она помогла стать тем, кем они стали. Но почему-то сейчас считается чуть ли не за доблесть бросать одни лишь упреки в ее адрес. Мне представляется это недостойным. Да, она была частью той системы, но, в отличие от многих, работала в ней со знанием порученного ей дела.

Сейчас уже стало ясно, что лучшего министра культуры после Фурцевой у нас не было. И будет ли?»

Несчастливые браки

По Советскому Союзу о ней гуляло колоссальное количество сплетен. Судачили, что своим возвышением она была обязана бесчисленным романам с сильными мира сего: знавшие ее в молодости описывали Фурцеву как бойкую, активную, весьма спортивную и ответственную девушку. Она понравилась даже Иосифу Сталину, когда Никита Хрущев представил свою помощницу по Московскому горкому ВКП (б) вождю в 1949 году. Сталин оценил «новые кадры», высказав в адрес Фурцевой комплимент. На следующий год ее избрали депутатом Верховного Совета СССР. На долгий срок Фурцева стала верной союзницей Хрущева и всячески помогала ему рваться к власти, в награду получив пост первого секретаря в Москве. В качестве «столичного мэра» она занималась строительством доступного жилья для населения — так называемых «хрущевок».

Еще в 1935 году Фурцева вышла замуж за летчика Петра Биткова. В браке у них родилась дочь Светлана. Правда, за спиной шептались, что отцом девочки в реальности был другой человек. Битков жаловался на измены, в конце концов уйдя к другой женщине. А Фурцева через какое-то время выбрала себе в мужья дипломата Николая Фирюбина. Он сбежал к ней, уже секретарю ЦК КПСС, от законной супруги, и в следующем году поднялся на должность заместителя министра иностранных дел СССР.

Арест Стрельцова

До сих пор не установлена причастность Фурцевой к уголовному преследованию выдающегося футболиста Эдуарда Стрельцова.

Влиятельная дама, как считается, мечтала женить суперзвезду мирового спорта на своей дочери, однако у Стрельцова уже была невеста. Оскорбленная его высокомерным отказом от руки Светланы, Фурцева решила мстить и якобы подстроила историю с изнасилованием на подмосковной даче.

Один из самых авторитетных спортивных историков Аксель Вартанян называл конфликт с Фурцевой «правдоподобной причиной» ареста Стрельцова. По решению суда футболист надолго отправился в тюрьму, пропустив чемпионат мира 1958 года, который, как полагали абсолютно все, был обречен ознаменоваться его триумфом.

Грозил ли Брежнев Фурцевой отставкой?

Обстоятельства гибели Фурцевой окутаны завесой тайной. Что случилось в ее квартире в ночь с 24 на 25 октября 1974 года, точно не знает никто, кроме имеющих доступ к секретным документам. Известно, что в заключительный период своей жизни министр культуры страдала от сильной депрессии из-за открытых измен мужа. Ее мучили сильные головные и сердечные боли. Кроме того, накануне смерти Брежнев якобы сообщил ей о смещении. Исследователи склонны считать, что Фурцева на протяжении долгих лет находилась в опале.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стала история с дачей — не стрельцовской, а ее собственной.

Подозревая Фурцеву в коррупции и желая найти веские аргументы для ее отставки, Брежнев дал команду проверить, на какие средства она возводит дом в Подмосковье. Выяснилось, что член Совмина СССР использовала стройматериалы, предназначенные для ремонта Большого театра. Они были не украдены, а куплены Фурцевой на собственные деньги, однако это мало что меняло для генсека ЦК КПСС. От дачи министру пришлось отказаться, перед товарищами — покаяться.

«Кате очень тяжело, она страдает»

В тяжелой в моральном плане ситуации Фурцева налегала на алкоголь. Пошли насмарку ее труды по поддержанию здорового образа жизни. Свой последний вечер Фурцева провела в бане в компании подруги — народной артистки СССР Людмилы Зыкиной.

«Никто не задумывался о том, что в ней уживался принципиальный коммунист, когда она выступала на пленумах и совещаниях, и легко ранимая женщина, которая могла сомневаться, горячиться, плакать, другая Фурцева — одинокая, не чувствовавшая тепла и опоры мужа. Она говорила мне, что о ее личной жизни практически никто не знает. Никому не рассказывала, что после тяжелого рабочего дня, который иногда длился чуть ли не до полуночи, приходила в квартиру, где ее по сути никто не ждал.

Дочь жила отдельно, а чинуша-муж Фирюбин стал ей фактически чужим.

Не может же министр плакаться о своей судьбе каждому, кто переступает порог ее кабинета. Свои личные, женские тайны она могла поведать только ближайшей подруге Наде Леже, которой она доверяла. А Надя, любя Екатерину Алексеевну, по-женски ее очень жалела. Она говорила мне: «Кате очень тяжело, жизнь с Фирюбиным у нее не сложилась, она очень страдает», — вспоминала певица о министре.

Что рассказала Зыкина

По словам Зыкиной, из бани они разошлись в полседьмого. Фурцева отправилась на банкет в честь юбилея Малого театра, а исполнительнице народных песен предстояло готовиться к поездке в Горький (современный Нижний Новгород) для участия в концерте.

«После банкета Фурцева позвонила, голос такой тихий, усталый. «Люда, — говорит, — я вам хочу сказать: вы же сами за рулем поедете. Пожалуйста, осторожней!» Узнав о том, что Фирюбин еще остался в Малом, я спросила, не приехать ли мне к ней. «Нет-нет, я сейчас ложусь спать», — ответила она. На этом наш разговор окончился, — констатировала Зыкина. –

В пять утра я уехала в Горький, а днем мне сообщили о ее смерти. Я тут же вернулась.

До моего сознания случившееся не доходило, и спрашивать ни о чем я не стала. Мне сказали, что у нее что-то с сердцем… Я знала о том, что у них с мужем были нелады, в последнее время они постоянно ссорились».

Фирюбин обнаружил Фурцеву в бессознательном состоянии, вернувшись домой поздно ночью от любовницы. Неверный супруг сразу же вызвал скорую помощь, но было слишком поздно. Под утро он позвонил Светлане Фурцевой и сказал: «Мамы больше нет».

На какой версии настаивал экс-глава КГБ Крючков

Поскольку ранее министр культуры уже подозревалась в попытке самоубийства, пусть она сама это категорически отрицала, по Москве разошлись слухи о суициде. Эту версию в 2001 году подтвердил в интервью Владимир Крючков, в 1974-м назначенный начальником Первого главного управления КГБ СССР.

«Все знавшие ее товарищи утверждали, что она покончила жизнь самоубийством в ванной комнате собственной квартиры», — поведал чекист-ветеран.

Официальная версия, впрочем, не содержала никаких сенсаций. Главный врач советской элиты Евгений Чазов подписал медицинское заключение, согласно которому смерть Фурцевой наступила от острой сердечной недостаточности. Екатерины III не стало на 64-м году жизни.

Ранняя кончина энергичной и целеустремленной женщины вызвала широкий резонанс в обществе. В предположениях об истинных причинах трагедии упражнялись не только конспирологи, но и вполне респектабельные представители правящих кругов.

Одни утверждали, что министра довели до смерти, другие намекали на причастность агентов КГБ, якобы действовавших по прямому указанию партийного руководства.

Николай Фирюбин недолго горевал об уходе жены, которую он давно разлюбил и которую оскорблял своими гулянками. Совсем скоро замминистра иностранных дел ушел к вдове секретаря Московского обкома Клеопатре Гоголевой. Значительная разница в возрасте стареющего донжуана не смущала.