«С крестом и жаждой золота»: 500 лет завоеванию Мексики

500 лет назад началось завоевание Мексики испанскими конкистадорами Кортеса

18 февраля 1519 года отряд конкистадоров под предводительством Эрнана Кортеса отплыл с Кубы на полуостров Юкатан, имея целью захватить индейское золото и присоединить вновь открытые земли к испанской короне. Так началось завоевание Мексики – крупнейшая военная кампания в период колонизации Америки, вылившаяся в миллионы жертв и разрушение местной цивилизации.

500 лет назад в Западном полушарии начались события, кардинально изменившие ход мировой истории. Кучка испанских конкистадоров – по сути, вооруженных авантюристов со своеобразными представлениями о морали и нравственности – стерла с лица Земли целую цивилизацию. Где-то за счет превосходства в вооружении, зачастую благодаря интригам и завезенным из Европы болезням они стравили между собой индейские племена, уничтожив могущественную Ацтекскую империю и подвластные ей народы. Именно в Центральной Америке развернулась самая масштабная военная кампания испанской короны в рамках кровавой колонизации вновь открытого континента.

Из студентов в конкистадоры

Разношерстных искателей приключений объединил и возглавил идальго Эрнан Кортес – представитель бедного, но довольно знатного дворянского рода из Медельина. Из-за крайне авантюристского склада характера он не окончил обучение в старейшем в Испании университете Саламанки, имел проблемы с законом и отплыл в Новый Свет. По протекции своего дальнего родственника Кортес принял участие в колонизации Эспаньолы – второго по величине острова Карибского бассейна, в западной части которого сегодня расположена Республика Гаити, а в восточной – Доминиканская Республика.

Студент-недоучка с удовольствием участвовал в карательных походах вглубь острова, безжалостно расправляясь с коренным населением.

За особые заслуги и ввиду расположенности губернатора ему было даровано репартимьенто – обрабатываемый индейцами надел земли. Одно время Кортес пытался разводить сахарный тростник, но роль плантатора ему быстро надоела. Его манило военное ремесло.

Золотая лихорадка

После расширения испанской экспансии на Кубу Кортес окунулся в самую гущу событий. Когда же сопротивление индейцев пало, конкистадору удалось расположить к себе завоевателя и первого губернатора острова Диего Веласкеса, против которого он изначально плел неудачный заговор. Претензии Испании на новые земли развивались стихийно. Плавания Франсиско де Кордобы и Хуана де Грихальвы к берегам Мексики в 1517-1518 годах обнаружили колоссальные запасы золота и драгоценных камней у индейцев, которые совершенно не знали цену сокровищам. Просочившиеся от рядовых участников экспедиций известия возбудили среди конкистадоров золотую лихорадку. Уже тогда амбициозный Кортес твердо решил покорить таинственную страну, присоединив ее затем к Испанской империи. Но сперва ему пришлось погрузиться в борьбу за лидерство в готовящемся завоевательном походе на материк.

Жаждавший славы Кортес сформировал вокруг себя костяк из опытных конкистадоров отрядов де Кордовы и де Грихальвы, обещая им солидную долю в случае успеха кампании.

Своих противников он коварно оговорил или устранил.

Победа или бесчестие

Поддавшись на убедительные доводы Кортеса, кубинский губернатор Веласкес выбрал на роль предводителя именно его. 23 октября 1518 года с руководителем отряда был подписан специальный контракт. На первый взгляд может показаться странным, почему Веласкес с такой легкостью доверил ответственную миссию человеку, который едва не сверг его при попытке переворота, да и вообще отличался ненадежностью. Однако губернатор почти ничего не терял. Львиную долю расходов взял на себя сам Кортес, для чего он не только продал все свое имущество, но и залез в долги. От разорения и позора его теперь могло спасти обретение еще большего богатства. Дороги назад не было.

Критика современников

Деяния, а вернее злодеяния Кортеса в Мексике известны во всех подробностях благодаря нескольким трудам, составленным его современниками. Фундаментальными источниками по кампании 1519-1521 годов является хроника участника отряда Берналя Диаса «Правдивая история завоевания Новой Испании» и эпопея священнослужителя-доминиканца Бартоломе де лас Касаса «История Индий». Точки зрения авторов полярны: если конкистадор рассказывал о доблести испанцев в Новом Свете, то епископ, напротив, всячески изобличал зверства своих соотечественников над местным населением. Оба сходились только в одном – в резко критической оценке личности Кортеса.

И Диас, и де лас Касас не сомневались, что предводителем конкистадоров движет исключительно жажда наживы.

Утверждения же о миссионерской направленности экспедиции, о желании расширить испанские владения являлись не более, чем красивой байкой, предназначенной для конкретных ушей, полагали они.

«Главарь разбойной шайки»

«Собственную свою персону он вырядил авантажнее прежнего: на шляпу нацепил плюмаж, а также золотую медаль, — писал о своем шефе Диас. — Но денег у него было мало, зато много долгов. Все уходило на наряды молодой хозяйке. Немудрено, что друзья из купцов, когда он получил должность генерал-капитана, снабдили его суммой в целых четыре тысячи песо золотом. Кортес велел изготовить два штандарта и знамена с надписью, гласившей «Братья и товарищи, с истинной верой последуем за знаком Святого Креста, вместе с ней победим».

«Они шли с крестом в руке и ненасытной жаждой золота в сердце,

— с горечью отмечал де лас Касас. – Я утверждаю, что ни одного смертного греха против Христа индейцы не сделали. Христиане никогда не были справедливы, и все их войны против индейцев — самые несправедливые и тиранические среди всех, что существуют на земле».

Немецкий поэт XIX века Генрих Гейне в своем произведении «Вицлипуцли» дал Кортесу предельно краткую, но емкую характеристику:

«Не герой он был, не рыцарь, а главарь разбойной шайки».

Приказ об аресте

Готовясь к походу, Кортес настолько энергично вербовал людей в свою команду и скупал продовольствие, что умудрился вновь поссориться с Веласкесом. Из-за конфликта с губернатором ему пришлось покинуть столицу Кубы и завершать организацию кампании фактически нелегально. Своему пополнению Кортес в красках доказывал, что предстоит не банальный набег с грабительскими целями, а важная миссия. Из всех потенциальных вожаков он обладал наилучшими ораторскими качествами. Благодаря врожденному дару убеждения за ним шли люди. Поэтому серьезной альтернативы Кортесу на рубеже 1518-1519 годов, в сущности, не было.

До того как отплыть к мексиканским берегам, отряд сделал несколько остановок в портах Кубы, пополняя запасы и набирая все новых конкистадоров.

Во время их пребывания в Гаване местному правителю пришел приказ от Велескеса об аресте Кортеса.

Тот отказался повиноваться, опасаясь силы кортесовских войск.

Начало похода

В итоговый отряд, помимо высокопоставленных офицеров из ближайшего окружения командира, вошли 510 пехотинцев, 16 всадников, 13 артиллеристов, 32 аркебузира и арбалетчика, 110 матросов и 200 рабов из числа кубинских индейцев и негров, три нотариуса для оформления завоеванных территорий в перечень владений короля Испании, а также два священника. Всю эту публику переправляли 11 каравелл. Основное вооружение состояло из десяти больших и четырех малых фальконетов, не считая личного оружия солдат и офицеров. Не менее важным творцом будущей победы окажется кавалерия. Индейцы панически боялись лошадей, воспринимая их как одно целое с всадниками и поначалу считая их пришедшими из-за моря злыми богами.

Перед отплытием Кортес принял звание капитана-генерала.

18 февраля 1519 года флотилия взяла курс на полуостров Юкатан.

Первый контакт с коренным населением произошел на острове Косумель, где проживали индейцы, этнически относящиеся к развитой цивилизации майя. Испанцы ввергли население в ужас. Не дождавшись прибытия флагманского корабля, один из капитанов и ближайший соратник предводителя Педро де Альварадо приказал солдатам разорить прибрежное селение, переловить всех кур, а храмы обобрать до нитки. Конкистадоры выгребли из индейских святынь все золото и не побрезговали даже старыми ковриками.

Сокровища в обмен на стекляшки

Немногочисленные пришельцы рисковали восстановить против себя гораздо превосходивших их численно местных жителей, однако Кортес был умнее и дальновиднее Альварадо. Он понимал, что, погнавшись за малым, можно лишиться многого. А потому, соблюдая видимость законности, капитан-генерал стремился решить большую задачу имевшимися в его распоряжении весьма скромными силами.

Чтобы успокоить индейцев и охолонить конкистадоров, он отчитал Альварадо за самоуправство перед строем, приказал отпустить пленников и вернуть им награбленное.

Так Кортес впервые расположил к себе индейцев, которые с удовольствием согласились обменять имевшееся у них золото на стеклянные побрякушки. Умение дружить с вождями племен очень пригодится ему в войне против ацтеков. Поверив хитроумному предводителю испанцев, индейцы обрекали себя на гибель. Уже в марте Кортес объявит о присоединении острова Косумель и полуострова Юкатан к испанской короне.