Трагедия над Сухуми: как сбивали грузинские самолеты

25 лет назад в Сухуми были сбиты пассажирские самолеты

25 лет назад был сбит заходивший на посадку в Сухуми Ту-154 грузинских авиалиний. В катастрофе погибли грузинские силовики, летевшие на подмогу осажденному в городе гарнизону. В результате серии атак абхазским формированиям удалось переломить ход войны в свою пользу.

25 лет назад грузино-абхазская война вступила в решающую фазу. Состоялась ожесточенная битва за Сухуми, итогом которой стало изгнание из города грузинских формирований. Не имея наземных коммуникаций с другими подконтрольными территориями, грузины были вынуждены задействовать для снабжения и усиления группировки военных воздушное пространство.

Реклама

В сложившихся условиях абхазские силы устроили охоту на самолеты врага. Эпицентром схватки стали окрестности продолжавшего работу, несмотря на регулярные обстрелы, аэропорта в селе Бабушара в 18 км от Сухуми. В период 20-23 сентября абхазам удалось уничтожить пять авиалайнеров. В основном атакующие придерживались следующей тактики: били с моря по заходящим на посадку целям.

Первой сентябрьской жертвой абхазских ВМФ стал 20 сентября Ту-134. При этом инциденте погибших не оказалось. Зато на следующий день был сбит рейс Transair из Сочи.

В 16:25 борт этой же модели подвергся ракетной атаке из ПЗРК «Стрела-2» с катера «Гриф».

Руководство нападавшими, как и в последующих операциях, осуществлял Тория Ачба. Самолет рухнул в море: погибли все пассажиры, среди которых были, по одной версии, неназванные российские журналисты, а, по другой, сотрудники сухумского аэропорта, и члены экипажа – по разным данным, суммарно 27 или 28 человек.

Трагедию засняли грузинские телевизионщики. На кадрах отчетливо видно, как с «Грифа» вылетела ракета и попала в самолет, двигатель которого окутался черным дымом. Катер сумел уйти. Огонь по нему не велся, хотя он был в досягаемости орудий береговой охраны и танковых пушек.

Российское политическое руководство не продемонстрировало никакой реакции на случившееся. Страна была поглощена противостоянием президента и Верховного Совета, так что катастрофу рейса из Сочи просто проигнорировали. Такая оценка (а вернее, ее отсутствие) произошедшего дала сигнал об ослабшем контроле из России и в определенной степени развязала «охотникам за самолетами» руки. Не в последнюю очередь именно атаки на лайнеры позволили абхазам освободить территорию республики от грузинских войск и выйти к границе уже к 4 октября (одновременно развязка наступила и в Москве).

22 сентября случилась самая масштабная по числу погибших катастрофа. Ту-154 перевозил из Тбилиси 120 полицейских, а также врачей, которых обслуживали 12 членов экипажа.

Нападавшими была применена аналогичная схема. Борт подвергся обстрелу с катера: ракета поразила двигатель, после чего самолет стал заваливаться на крыло.

Тем не менее, пилотам удалось выправить самолет и в 18:36 совершить посадку. Однако полученные повреждения были очень серьезными. Авиалайнер ударился о взлетно-посадочную полосу, выехал за ее пределы и загорелся из-за разлившегося топлива.

Сильнейший пожар и спровоцированная им паника унесли жизни многих участников полета. Выжили четыре члена команды и около 20 силовиков.

Издание «Коммерсант» сообщало о несколько других цифрах. По данным газеты, количество жертв составило от 20 до 60 человек. Со ссылкой на представителя грузинской стороны утверждалось, что ракета типа «земля – воздух» с тепловым наведением была выпущена с того же военного катера, который днем ранее сбил Ту-134. Утверждалось, что силовики (причем не полицейские, а военные) составляли лишь часть от общей численности пассажиров, которая варьировалась от 46 до 87 человек. Задачей авиалайнера, по этой версии, была доставка нескольких тонн продовольствия для дислоцированного в Сухуми военного гарнизона.

Другие сведения – 80 погибших военнослужащих из 100; 104 жертвы вместе с экипажем. Имеются данные, что помимо грузинских силовиков самолет, как и атакованный 20 сентября Ту-134, перевозил наемников – украинских боевиков из УНА-УНСО (организация запрещена в России) (запрещенная в России организация – «Газета.Ru»). Грузинские власти пообещали им денежное вознаграждение. Для увеличения вместимости из салонов были убраны все кресла и лишнее оборудование. Перед погрузкой интервью отправлявшихся на войну мужчин показали в прямом эфире грузинского ТВ, что привлекло внимание абхазских военных. На это обстоятельство указывает Александр Широкорад в своей книге «Кавказский капкан».

«Пилоты сделали все что было в их силах, выровняли самолет, подняли нос, «тушка» нормально зашла на полосу, но в последний момент самолет накренился, ударился об землю, проехав по полосе несколько метров, перекувырнулся, разломившись на несколько частей, — вспоминал один из очевидцев событий, публиковавший тексты под именем Георгий Сухуми. — Из лопнувших баков брызнуло горючее и самолет вспыхнул алым пламенем. В огне погибли все, кто не находился в носовой части. В живых остались несколько человек. Все это произошло на глазах моего отца, пытавшегося найти выход из Сухуми. Он вернулся в город и рассказал нам о произошедшем.

Это была страшная трагедия. Бойцы пожарной команды пытались потушить самолет, но в баках оставалось много керосина, так как горючее брали на маршрут в два конца. Но самое страшное было дальше.

Надо было разобрать обломки и вытащить тела погибших. Многие не смогли на это смотреть и даже находиться рядом. Параллельно с запахом бензина в воздухе витал запах жареного человеческого мяса».

В числе жертв оказалась репортер-фрилансер Александра Таттл, которая собиралась сделать интервью с президентом Грузии Эдуардом Шеварнадзе для The Wall Street Journal.

Гибель Ту-154 остается крупнейшей авиакатастрофой в истории Грузии и Абхазии. Причем свидетельства сторон, как и по другим спорным моментам войны, сильно разнятся. Так, рядом источников утверждалось, что рейс на самом деле не приземлялся в Сухуми, а вылетал из него, и на борту находились вовсе не бойцы, а беженцы.

Другому Ту-154, заходившему на посадку позднее вечером того же дня, повезло больше. Атака не нанесла судну существенного урона.

23 сентября нападения продолжились, причем в случае с очередным Ту-134 абхазы применили установку БМ-21 «Град». ЧП произошло во время погрузки на борт мирных жителей. Экипажу удалось вывести людей из разгоревшегося после попадания снаряда пожара. Список погибших в этом инциденте в итоге ограничился одним членом команды. Без жертв обошлось после попадания снаряда в другой Ту-154. Но сам самолет не подлежал восстановлению.

24 сентября грузины предприняли решительную попытку уничтожить «катер-убийцу». Однако и тут потерпели неудачу. Стартовавший из злополучного сухумского аэропорта штурмовик был сбит прямо на взлете. А посланный на поимку военный корабль сам был захвачен группой Ачбы.

Успехам абхазов, конечно, способствовала очень удачная для атаки глиссада (траектория полета на снижение), проходившая над морем.

Причем охота на грузинские самолеты началась еще летом. 26 июня ПЗРК «Игла» поразила Ту-134, а 21 июля впервые «проявил» себя «Гриф»: мишенью стал направлявшийся в Грузию Ту-154 с ранеными солдатами и беженцами.

Несмотря на повреждения, пилотам в обоих случаях удалось произвести посадку. Обошлось без погибших.

Полеты в Сухуми превратились для грузинской авиации в практически безнадежное предприятие, которое не оставляло серьезных шансов. Один-единственный катер сумел по сути парализовать воздушное сообщение с целым городом. ВВС Грузии оказались бессильны перед таким противником.

Еще одни сутки спустя, 25 сентября, другой Ту-134 сумел-таки пробиться к своим. Но единоразовое подкрепление уже не могло повлиять на изменившийся ход сражения. Инициатива перешла к абхазским формированиям, сумевшим взять аэропорт в плотное кольцо. Через несколько дней они займут город, ну а пока деморализованной грузинской армии приходилось отступать в спешном порядке. По воспоминаниям президента Шеварнадзе, лично руководившего обороной Сухуми, ему самому лишь чудом удалось уцелеть.

«Поехали в аэропорт. Там стоял правительственный самолет Як-40, но экипажа и моей охраны не оказалось. Я не знаю как так получилось, возможно они ушли в горы. Судьба меня в тот час подвела к другому, заброшенному самолету Ту-134. Удалось разыскать летчика. Уже было шесть часов утра. Еле нашли кого-то из экипажа. 80 процентов было за то, что это самолет-смертник, у него было много неисправностей. Оказалось, что горючего хватит только до Батуми или Кутаиси. Полетели в Батуми, никто не ожидал меня там», — описывал глава государства свое бегство.

По неофициальной версии, эвакуацию Шеварнадзе на аэродром осуществили бойцы российской «Альфы», которым всего через неделю предстояло штурмовать Белый дом в Москве.

В современной Грузии 27 сентября считается «днем национального траура» и «самой трагической датой» в истории страны. Напротив, в Абхазии отмечают эту дату как «день освобождения Сухуми».

С 1993 года регулярные рейсы в аэропорту Бабушара не выполняются. Здание аэровокзала подверглось запустению и разрушению. Площади стратегического объекта пущены местными жителями под сельскохозяйственные нужды. Эксплуатируется лишь незначительная часть инфраструктуры для локальных полетов.

Уничтожение лайнеров в сентябре 1993 года было не единственным случаем гибели пассажирских воздушных судов во время грузино-абхазской войны. Самым трагичным эпизодом стала катастрофа вертолета Ми-8, перевозившего 14 декабря 1992 года беженцев из осажденного города Ткварчели (ныне Ткуарчал).

Тогда в результате падения вертолета из-за выпущенной по нему грузинами ракеты погибли более 80 человек, в основном — женщин и детей.

В 2013 году летчик Сергей Подпругин рассказал «Газете.Ru», как был свидетелем произошедшего.