Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Памятник Калашникову: как на нем оказалось оружие Гитлера

Стала ли ошибка скульптора упреком Калашникова в плагиате

Памятник Михаилу Калашникову в центре Москвы, 22 сентября 2017 года Дмитрий Катков/«Газета.Ru»
Памятник Михаилу Калашникову в центре Москвы, 22 сентября 2017 года

Был ли советский АК-47 копией немецкого Sturmgewehr 44, в чем преимущество детища Михаила Калашникова, и что хотел сказать скульптор, поместив чертеж гитлеровского оружия на памятнике, разбирался журналист Александр Березин.

19 сентября 2017 года в Москве открыли памятник Михаилу Калашникову. Как позже заметил один военный историк, в качестве фона на памятнике использовался чертеж немецкой штурмовой винтовки. Самое забавное — именно в копировании Sturmgewehr 44 так любили укорять советского конструктора в 1990-е годы, да и, чего греха таить, в нулевые.

Реклама

Встает вопрос: хотел ли скульптор Салават Щербаков восстановить историческую справедливость, напомнив о корнях АК?

Обвинение в копировании получилось бы и в самом деле тяжкое. Слово Sturmgewehr изобрел лично Гитлер, от которого словосочетание «штурмовая винтовка» и разошлось по всем языкам мира. Да и сам первый в мире массово производившийся автомат выпускался именно в нацисткой Германии. Получается, что Калашников просто позаимствовал конструкцию у государства-смертельного врага СССР и зачем-то дал присвоить этому свое имя?

Sturmgewehr 44 напоминает АК только внешне Wikimedia Commons
Sturmgewehr 44 напоминает АК только внешне

На самом деле эта распространенная точка зрения не имеет никакой связи с реальностью. Одного внимательного взгляда на StG 44 достаточно, чтобы понять: первый в мире массовый автомат в подметки не годится АК-47.

Даже самый первый вариант серийного АК весил без патронов 4,3 килограмма, а StG 44 – 4,62 килограмма, на 7,5% больше.

Длина отечественного автомата – 870 мм против 940 мм у «немца». При этом длина ствола (важная для кучности стрельбы) практически та же – 415 мм у АК против 420 миллиметров StG 44. Те, кто хоть раз таскал на себе автомат, хорошо знают: это довольно чувствительная разница.

Что особенно важно, меньшая масса достигнута при более высокой мощности: оба автомата стреляют пулями около 8 грамм, но у «калашникова» ее скорость 715 м/с, а у Sturmgewehr 44 – 685 м/с. Энергия пули пропорциональна квадрату скорости, то есть у АК она процентов на 8 выше. Вдобавок магазин 30-зарядного немецкого оружия был плохо спроектирован – пружина не выдавала из него патроны, если магазин был полон.

Солдаты на фронте заряжали его всего на 25 патронов – иначе стрелять было невозможно.

Достаточно взглянуть на StG 44 в руках немецкого солдата Второй мировой, чтобы понять – это значительно более крупное, тяжелое и неудобное оружие, чем АК-47 Wikimedia Commons
Достаточно взглянуть на StG 44 в руках немецкого солдата Второй мировой, чтобы понять – это значительно более крупное, тяжелое и неудобное оружие, чем АК-47

А теперь о главном – устройство «немца» и «калашникова» имеют между собой мало общего. У первого запирание происходит перекосом затвора в вертикальной плоскости (сверху вниз), у второго – поворотом вокруг своей оси. Различаются и ствольная коробка, и вообще практически все важные узлы. Достаточно один раз посмотреть на разборку того и другого, чтобы заметить, что «немцу» для разборки и извлечения возвратной пружины надо отсоединять приклад и рукоятку, а в АК она внутри, да и приклад с рукояткой неотъемные.

Два автомата в разобранном состоянии настолько различны, что вопросы о «копировании» снимаются сами собой Topwar.ru
Два автомата в разобранном состоянии настолько различны, что вопросы о «копировании» снимаются сами собой

Именно эти «внутренние» различия, невидимые на фото, но заметные вблизи, и стали причиной того, почему АК, созданный под более крупный и мощный патрон 7,62х39 мм намного короче, легче и надежнее своего немецкого современника. Ни одному советскому солдату и в голову не могло прийти недоснаряжать магазин на пять нелишних в боевой обстановке патронов. Сомневаться в том, что АК-47 «сможет» выдать все 30, не приходилось.

Итак, мы выяснили, что StG 44 и АК-47 похожи примерно как «жигули» и «мерседес».

Общее сходство не может затмить того, что первый хуже второго, в основном потому, что иначе спроектирован. Остается вопрос: знал ли об этом Салават Щербаков, и почему он, несмотря на это, поместил немецкое оружие на свой памятник?

Да, есть соблазн решить, что таким образом скульптор тонко пошутил над официозным культом Михаила Калашникова, показав, что «всё не так однозначно» в истории его творческого успеха. Однако ознакомление с предшествующим творчеством Щербакова показывает – ничего такого он не мог иметь в виду. Дело в том, что Щербаков просто трагически не знает историю вообще, и военную – в частности. Этот человек – видимо, случайно – систематически выигрывает конкурсы на создание исторических памятников. Поэтому уже вся страна знает – ему вообще все равно, что лепить.

В 2014 году на глазах у приглашенных ветеранов Великой Отечественной войны был открыт его памятник «Прощание славянки». Ветераны задали логичный вопрос: а что там делает немецкая винтовка Mauser 98k – основное оружие Верхмата и СС во Второй мировой войне? Символизирует ли оно славян, или скорее борьбу за их истребление – так и осталось неясным. Оружие гитлеровских солдат с памятника советским воинам просто спилили. Бывает. Подумаешь, велика важность.

Само собой, что человеку, настолько прохладно относящемуся к истории Второй мировой войны, история АК тоже безразлична. Налепить на нем чертеж оружия, нареченного Гитлером? Да пожалуйста! Если кто и заметит – мы просто спилим. Как уже спилили в 2014-м.

Самое грустное в этой истории не то, что мы опять путаем нацистское наследие с советским. А то, что Салавату Щербакову после 2014 года вообще кто-то доверил делать военно-исторический памятник.