Пенсионный советник

КНДР и США подружились на вулкане

Изучение опасного вулкана объединило ученых из Северной Кореи и стран Запада

Алла Салькова
sciencemag.org

Изучение священной для северокорейцев горы подружило вулканологов КНДР и Запада. Их исследования показали, каким мощным было произошедшее тысячу лет назад знаменитое извержение.

Сегодня вулкан, находящийся на границе между Китаем и Северной Кореей, спокоен. На его вершинах поднимается пар от горячих источников, на зеленых склонах растут ягоды черники, а кратер заполнен кристально чистым озером Чхонджи — Небесным озером.

Однако гора Пэктусан, как называют вулкан северные корейцы, лишь спит. Последний раз он просыпался в 946 году, став причиной одного из самых масштабных извержений в истории человечества. И когда ученые Северной Кореи в 2002–2005 годах зарегистрировали множество небольших подземных толчков, они были настолько обеспокоены, что в конце концов были вынуждены обратиться к Западу за помощью.

Результатом стало редкое сотрудничество Северной Кореи, страны-затворника, с исследователями из стран, которые она считала своими врагами.

В 2013 году в Северную Корею прибыли вулканологи из США и Великобритании, чтобы исследовать гору Пэктусан и ее магматическую систему. Совместные усилия позволили изучить гигантский дремлющий вулкан, когда-то окутавший завесой пепла весь Корейский полуостров.

Северные корейцы считают гору Пэктусан священным местом. Они почитают ее как место, где Ким Ир Сен, отец-основатель современной Северной Кореи, использовал партизанскую тактику для борьбы с японцами во время Второй мировой войны. Кроме того, у Небесного озера, как утверждает официальная история, родился его сын Ким Чен Ир, который правил Северной Кореей после отца. Северные корейцы совершают паломничество на гору, а студенты маршируют к ее вершине, распевая песни. Образ горы Пэктусан — важная часть повседневной жизни северных корейцев, что отражено в их живописи и пропаганде. Даже детсадовцы поют песенку «Пойдем на гору Пэктусан».

«Это культурное значение частично объясняет мотивацию местных ученых понять, что происходит с вулканом, — считает Клайв Оппенгеймер, вулканолог из Кембриджского университета. — Их беспокоит то, какое культурное воздействие будет иметь будущее большое извержение».

Готовность к сотрудничеству помогла команде собрать важную информацию о внутренней работе вулкана. Но и без трудностей не обошлось.

«Если ты геолог, то тебе хочется ходить вокруг и исследовать, а в Северной Корее к такому отнесутся с большим подозрением, — объясняет Джеймс Хаммонд, геофизик из Лондонского университета Биркбек. — Нельзя просто ходить туда-сюда там, где хочется. Но благодаря научной аргументации нам удалось сделать все, что мы задумали».

Справа налево: Клайв Оппенгеймер, его коллега из Северной Кореи Ким Чу Сон и северокорейский студент sciencemag.org
Справа налево: Клайв Оппенгеймер, его коллега из Северной Кореи Ким Чу Сон и северокорейский студент

На протяжении работы ученые общались через переводчиков. Одной из проблем стал разрыв в научных знаниях между корейскими учеными и западными. Северные корейцы не посещали научные конференции за пределами своей страны, не имели доступа к большей части научной литературы. Последние 20 лет они не принимали участия в дискуссиях о вулканологии и геофизике.

Большие извержения вызывают огромные выбросы облаков оксида серы в стратосферу. Там он превращается в сульфатный аэрозоль, твердые частицы которого отражают солнечные лучи и охлаждают планету. Такой эффект наблюдался в 1815 году после извержения вулкана Тамбора в Индонезии, вызвавшего выброс 28 мегатонн оксида серы. Это охладило Землю на 1 °C и вызвало знаменитый «год без лета» в 1816 году. Тогда в Нью-Йорке в июне бушевала метель, в Новой Англии погиб урожай, реки Германии вышли из берегов.

В США этот год прозвали «тысяча восемьсот насмерть замерзший».

Для оценки климатического воздействия древних извержений ученые, как правило, изучают горные породы, лед и годовые кольца деревьев. Выброшенная во время извержения сера в конечном итоге оседает по всему земному шару и часто сохраняется во льдах. Однако льды Гренландии, датированные 946 годом, содержат небольшое количество серы, а годовые кольца деревьев не свидетельствуют о сильном падении температуры в то время. Это привело многих вулканологов к мнению, что прошлое извержение вулкана Пэктусан не оказало серьезного воздействия на планету.

Однако, изучив следы серы в белой пемзе, образовавшейся при прошлом извержении, ученые подсчитали, что предыдущее извержение выбросило в стратосферу 45 мегатонн серы.

sciencemag.org

«Потенциальное количество серы огромно, — рассказывает Кайла Иаковино, вулканолог из Университета штата Аризона, возглавившая экспедицию. — Во время того извержения было выброшено намного больше вулканического газа, чем мы думали. Его было достаточно, чтобы считать, что этот вулкан совершил один из крупнейших выбросов газа в истории человечества».

Ученые собираются продолжать наблюдать за вулканом. Это необходимо для прогнозирования любых будущих извержений.

«Мы смогли сделать это сотрудничество крайне успешным в немалой степени благодаря правительству Северной Кореи, — отмечает Иаковино. — Если мы сможем понять историю вулкана, понять, на что он способен, то только тогда мы сможем прогнозировать его поведение в будущем».

Завершен лишь первый этап работы, статья опубликована в журнале Science Advances Иаковино убеждена, что это только начало длительного сотрудничества с вулканологами Северной Кореи.