Schiaparelli подумал, что уже на Марсе

Ученые выяснили, почему разбился зонд Schiaparelli

ESA
Зонд Schiaparelli разбился из-за «глюка» в приборах, посчитав, что уже приземлился, и отстрелив раньше времени парашют. Европейские инженеры рассказали, почему оказался потерян посадочный зонд.

Специалисты Европейского космического агентства вплотную подошли к пониманию причин гибели аппарата Schiaparelli, разбившегося о поверхность Марса 19 октября.

Посадка аппарата Schiaparelli 19 октября одновременно с выходом на орбиту Марса его «материнского» аппарата TGO стали главным астрономическим событием октября,

за которым следило множество людей по всему миру.

И если в тот вечер европейские и российские ученые смогли порадоваться за расчетный выход модуля TGO на марсианскую орбиту, то со спускаемым аппаратом было все неясно. Сначала ученые называли происшедшее с ним аномалией, а неофициально признавались, что «все плохо». Позднее, когда были получены снимки марсианской поверхности, стало ясно: аппарат совершил не мягкую посадку, а разбился, упав с большой скоростью на поверхность планеты.

Ранее член проекта ExoMars Андреа Аккомаццо уже предполагал, что причиной крушения аппарата Schiaparelli мог стать сбой программного обеспечения, которое должно было собирать данные с различных сенсоров. И вот теперь, согласно сообщению ESA, эта версия подтвердилась.

На основе переданных в момент входа в атмосферу данных ученые установили, что парашют аппарата благополучно раскрылся на высоте 12 км и скорости 1730 км/ч. Затем на высоте 7,8 км отстрелился теплозащитный экран. В процессе спуска допплеровский радар зонда работал корректно, и его показания вводились в бортовой компьютер и систему навигации.

Однако вскоре после раскрытия парашюта произошел «глюк» —

переполнение отсчетов так называемого Инерциального измерительного устройства (Inertial Measurement Unit — IMU), в состав которого входят гироскопы и который следит за параметрами вращения аппарата в пространстве.

Из-за этого переполнения, которое длилось всего одну секунду, в бортовой компьютер была передана неверная информация. Обработав ее, компьютер неверно рассчитал высоту зонда,

которая оказалась отрицательной: по сути, он посчитал, что аппарат уже приземлился или был у поверхности.

Это, в свою очередь, привело к преждевременному отстрелу парашютов, кратковременному включению тормозных реактивных двигателей и активации систем, которые должны были включиться при приземлении аппарата. В действительности же аппарат в это время находился на высоте 3,7 км.

Все описанные события были точно воспроизведены инженерами ESA при помощи компьютерного моделирования.

«Это все еще весьма предварительные заключения нашего технического расследования, — заявил Дэвид Паркер, руководитель программы полетов и космических исследований ЕКА. — Полная картина станет ясна в начале 2017 года сторонней независимой комиссией, которая только сформирована».

Что касается орбитального модуля TGO, в настоящее время с ним установлена связь, параметры его орбиты составляют 101 000*3691 км, период обращения — 4,2 дня. В марте 2017 года зонд начнет торможение об атмосферу планеты, чтобы оказаться на круговой орбите с высотой 400 км. После этого он приступит к сбору научной информации, а в 2020 году будет использован как ретранслятор для будущего марсианского ровера, отправка которого станет второй частью российско-европейской миссии «ЭкзоМарс».

Именно опасения за ее финансирование возникают у специалистов в Европе в связи с неудачей посадочного модуля Schiaparelli. Дело в том, что на полное завершение миссии до 2020 года необходимо выделить еще порядка $330 млн.

Этот вопрос и будет поднят 1–2 декабря на встрече участников ЕКА, где будет обсуждаться выделение денег на проекты агентства на ближайшие 3–5 лет.

Одной из интриг будет выделение финансирования на проект «ЭкзоМарс»,

инвестировать в который хотят не все страны – члены агентства.

«ЭкзоМарс» чрезвычайно важен для европейской науки. Вместе со всеми участвующими странами мы будем работать для завершения второй миссии», — заявил Роберто Баттистон, глава итальянского космического агентства.