Пенсионный советник

Щелкунчик питался как свинья

Наш вымерший африканский родственник ел много осоки и травы

Иван Куликов 04.05.2011, 10:09
Melissa Lutz Blouin / University of Arkansas

Изотопный анализ зубов древних африканских родственников человека показал, что они делили общий стол с зебрами, гиппопотамами, а также предками современных свиней и бородавочников.

В 1959 году легенда современной палеантропологии Луис Лики обнаружил в знаменитом Олдувайском ущелии в Кении останки гоминида, которого сам Лики первоначально идентифицировал как австралопитека и окрестил зинджантропом, по средневековому арабскому названию Восточной Африки — Зиндж, или Зандж. Впоследствии зинджантроп был отнесен к отдельной подгруппе высших австралопитеков, парантропов, и стал называться Paranthropus boisei, или парантроп бойса (по имени спонсора экспедиции Лики).

Жаркие споры, можно ли вообще относить парантропов к австралопитекам и не лучше ли их выделить в отдельный род, не утихают до сих пор.

Разбирать все тонкости мы не будем, отметив только, что парантропы, по всей видимости, были историческими и территориальными соседями других, но близкородственных гоминидов — тоже, предположительно, потомков австралопитеков и, с большой степенью вероятности, предков человека прямоходящего (Homo erectus), то есть, таким образом, и нас с вами.

Парантроп бойса населял Восточную Африку с 2,3 до 1,2 млн лет назад, был, по нынешним меркам, существом коренастым (120–160 см при весе 40–90 кг) и отличавшимся сильно развитыми жевательными мускулами, крепившимися к специальным костным выступам, а также мощными челюстями, не сильно, однако, выдававшимися вперед.

Однако главной гордостью зинджантропа были, конечно же, его замечательные зубы — огромные, плоские моляры (задние коренные) и мощные премоляры, произведшие поистине завораживающее впечатление на антропологов.

Прекрасно сохранившаяся челюсть гоминида, раскопанная Лики, столь явно смахивала на хрестоматийное устройство для колки орехов, что с легкой руки его ассистента (по другой версии — тогдашних журналистов) зинджантроп, он же парантроп бойса, получил прозвище «щелкунчик».

Иное применение таким потрясающим зубам, кроме как раскалывание и пережевывание твердой пищи, представить сложно, и долгое время считалось, что стандартный рацион щелкунчика состоял из волокнистой древесной листвы, фруктов в жесткой оболочке, корнеплодов, семян, ну и, конечно же, орехов. Поэтому появившееся три года назад сообщение, что парантропы на самом деле питались травой и сочными осоковыми научным сообществом было встречено без особого энтузиазма, тем более что и примененный метод идентификации микроскопических следов на зубной эмали с пищей парантропа был далек от совершенства.

Однако палеоантропологи из Университета штата Юта (США) нашли более достоверный и остроумный способ узнать состав меню наших африканских предков. На сей раз их результаты, опубликованные Proceedings of the National Academy of Sciences, действительно можно назвать сенсационными:

парантропы и впрямь были никакими не щелкунчиками, а самыми что ни на есть травоядными.

Выяснить, чем на самом деле питался парантроп бойса, удалось с помощью изотопного анализа зубной эмали. Установлено, что различным типам фотосинтеза в ископаемых образцах соответствуют определенные соотношения двух разных изотопов углерода — C3 и С4. Таким образом, анализируя изотопный состав зубной эмали, можно наверняка определить, питались ли древние животные преимущественно древесной и кустарниковой растительностью, а также древесными плодами, в том числе семенами и орехами (преобладание изотопа С3), или же мягкой травяной (C4).

Договорившись с африканскими коллегами и вооружившись зубной дрелью, антропологи отправились в Национальный музей Кении, где собрали микроскопические образцы эмали с 24 зубов, принадлежавших 22 парантропам бойса.

Анализ показал, что на 77 процентов диета парантропов состояла из растительной пищи типа С4. То есть статистически их диета почти нисколько не отличалась от диеты травоядных животных того времени, предков зебры, бородавочников, современных свиней и гиппопотамов.

Деля с последними общий стол, именно с травоядными животными, а не с родственными приматами, предпочитавшими закусывать фруктами, орехами, плодами и листвой деревьев, приходилось целый миллион лет конкурировать парантропам бойса, демонстрирующим, кстати говоря, самую высокую зависимость от растительной пищи типа C4 среди всех приматов и гоминидов — как отдаленных родственников, так предков современного человека.

Дать даже предварительное объяснение, почему вместо бодрого щелкунчика в нашей африканской родословной затесалось на целый миллион лет такое вот мелкотравчатое существо, сейчас вряд ли кто осмелится.

Известная формула «скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты» имеет особое познавательное значение в палеантропологии, так как эволюция гоминидов всегда шла рука об руку с эволюцией их пищевого рациона. Какие-то из эволюционных ответвлений, развивавшиеся параллельно с предками современных людей, оказывались тупиковыми. Но понять, почему кому-то не повезло стать в результате человеком, очень сложно, учитывая, как на самом деле незначительно могли отличаться древние гоминиды друг от друга. Отметим только, что единственным приматом, чья диета совпадала со щелкунчиковой, был один травоядный бабуин, тоже давно вымерший.

Кажется, очень красноречивое совпадение.