Пенсионный советник

На стыке алгебры и гармонии

Гуманитарные и естественные науки нельзя противопоставлять друг другу

Александра Борисова 27.10.2010, 16:26
flascience.org

Гуманитарные и естественные науки нельзя противопоставлять друг другу, потому что в современном мире они тесно переплетены. Именно на стыке нескольких дисциплин делаются самые важные открытия.

Так уж сложилось, что сейчас гуманитарные и естественные науки не только «не живут вместе», но и зачастую рассматриваются как антиподы. По информации базы данных Web of Science (принадлежит Thomson-Reuters и индексирует публикации в рецензируемых журналах), на гуманитарные науки приходится (по самым оптимистичным оценкам) до 8% публикаций в мире и всего 1,6% публикаций российских ученых. Так или иначе, доля их невелика, а в России, как известно, еще с советских времен наблюдается заметный перекос в сторону работ в химии и физике в ущерб, например, клинической медицине (20,5% мировых публикаций, 4,8% российских), поэтому о значительном внимании к гуманитарным наукам речи не идет.

Поскольку в объеме мировой науки доля гуманитарных дисциплин невелика, и этим объясняется тот факт, что она освещается меньше и в ненаучных изданиях.

Однако даже среди ученых и научных журналистов спектр мнений о том, нужно или не нужно писать о новостях гуманитарной науки и если нужно, то как, очень широк. Одни просто не понимают, что нового, современного и интересного может сообщить миру, например, современная философия — философы и социологи сегодня все больше становятся похожи на политических консультантов. Других раздражает вечная неопределенность: скажем, августовская статья в The New York Times «Определяет ли язык то, как мы мыслим» (Does Your Language Shape How You Think?) увлекает примерами того, как устройство языка влияет на восприятие мира, но сам подход далек от фундаментальности работ, скажем, Ноама Хомского по «универсальной грамматике». Третьи подходят к проблеме более прагматично, считая новости гуманитарных наук занимательным чтивом о психологии, истории, археологии, то есть чистым инфотейментом.

Научно-популярные СМИ «широкого профиля» чаще всего невольно руководствуются англоязычным понятием термина «наука». А он более узкий: science — это ведь не наука в общем смысле этого слова, и гуманитарные науки относятся к humanities, а не к sciences. Впрочем, гуманитарные новости на самом деле довольно широко освещаются и на уровне sciences. Просто инструменты исследования в социологии, психологии, экономике, археологии так видоизменились, что ни у журналистов, ни у читателей они уже не ассоциируются с классическими гуманитарными дисциплинами, такие новости не выделяются из ряда естественнонаучных.

Гуманитарная наука сильно математизировалась.

Социология и экономика — это опросы и построение математических моделей на их основе, статистика, причем методология все чаще приходит из естественнонаучных дисциплин. Передний край психологии — комплекс когнитивных проблем, объединяющий лингвистику, проблему искусственного интеллекта и нейронауку. Археология, палеобиология, палеоботаника, палеонтология сегодня вряд ли возможна без современного оборудования, не только микроскопов, но и новейших физико-химических методов исследований, применение которых тем не менее позволяет дать ответ на сугубо гуманитарные, исторические вопросы. Один из интересных примеров — анализ химического состава древних красок, на основе которого можно сделать вывод о средневековых торговых путях.

Физико-химические исследования проникли даже в искусствоведение — неинвазивные методы позволяют ученым анализировать состав красок картин и порядок их наложения, делая вывод о технике работы художника.

Часто соавторами статей являются химики и физики, медики и химики, физики и математики — это уже обычный тип сотрудничества. Однако интересные, впечатляющие результаты «на стыке алгебры и гармонии» получают и работающие вместе химики и искусствоведы, физики и археологи, математики и психологи. «Коллективный разум» знает больше любого эрудита и готов к поистине удивительным открытиям.

Стратеги развития науки (точнее, естественных наук) отмечают, что самые интересные исследования наших дней, самые важные открытия делаются именно на стыке нескольких дисциплин, на границе наук.

Возможно, рассматривать проблему следует шире: познание мира становится принципиально коллективным, и гуманитарные науки делают значительные шаги именно в сотрудничестве с естественными, пользуясь разработанными ими методами «расшифровки» данных материального мира. А мы видим лишь искаженное отражение этого процесса в сухом числе публикаций и представлениях о том, что гуманитарная и естественная наука — это антиподы.