Газета.Ru в Telegram

Коллайдер держится на России

Работы по получению первых столкновений пучков протонов в Большом адронном коллайдере идут полным ходом

Работы по запуску коллайдера, научные планы эксперимента CMS и промежуточные итоги участия России в работе коллаборации прокомментировал в интервью «Газете.Ru» руководитель научного коллектива CMS Гвидо Тонелли.

Работы по получению первых столкновений пучков протонов в Большом адронном коллайдере идут полным ходом. После небольших проблем с фокусировкой пучка, возникших сегодня рано утром, циркуляция протонов вновь восстановлена. Сейчас протоны вновь проведены через все сектора БАК, около 50 минут понадобится, чтобы вновь разогнать их до 3,5 ТэВ. Специалисты по ускорителям обещают, что первые столкновения произойдут уже ближайшие час-полтора.

Корреспондент «Газеты.Ru» следит за работами на коллайдере из зала управления работой детектора CMS. На вопросы о работе России на БАК и научных планах коллаборации ответил ее председатель Гвидо Тонелли.

— Каковые ближайшие перспективы работы коллайдера и CMS в частности?

— Сначала мы планируем сосредоточить наши усилия на поиске суперсимметричных партнеров уже известных частиц. Эти результаты мы надеемся получить уже к 2011 году. Поиск бозона Хиггса может оказаться более сложной задачей. В зависимости от того, какой все же окажется его масса, его поиск может занять год или два. Кроме того, мы надеемся обнаружить новые, пока неизвестные тяжелые бозоны, в том числе, возможно, гравитон – гипотетическую частицу, ответственную за передачу гравитационного взаимодействия.

— Как вы оцениваете вклад России в создание эксперимента CMS?

— Вклад России в CMS неоценим.

Ваша страна – один из столпов, на которых держится наша работа, здание нашего эксперимента.

Коллаборация CMS очень большая, в ней принимают участие 39 стран. Но, говорю честно, без нескольких из них – России, США, Италии, Франции — вся работа просто не состоялась бы. Эти страны – опоры эксперимента, и Россия занимает почетное место среди них. Именно эти государства отвечали за создание основных деталей – адронного калориметра и мюонной системы. Оба этих фрагмента вообще не были бы построены без участия России. Россия необходима LHC не только из-за громадного интеллектуального потенциала ваших ученых, но и как обладатель уникальных промышленных технологий, материалов, производства.

— Как давно RDMS (коллаборация Russia and Dubna Member States) работает с CERN?

— Наше сотрудничество – добрая традиция длиной в десятки лет. CMS изначально разрабатывался на позициях сотрудничества с RDMS как объединенной организацией. RDMS – прекрасная система, очень эффективная и стабильно работающая. Для всей работы очень полезно, когда одна организация, один институт берет на себя роль формирования кластера институтов из России и других стран — членов ОИЯИ в Дубне (в основном это страны бывшего СССР и Восточной Европы). CMS — очень большой детектор, поэтому один институт – даже крупный — не может изолированно нести бремя даже одного сегмента этого эксперимента. Создание таких кластеров, как RDMS, принципиально важно для успешного функционирования такой сложной системы. Мы поощряем создание таких кластеров. RDMS – один из самых важных и эффективных таких кластеров, он успешно работает уже 18 лет, и мы рады нашему сотрудничеству.

Я думаю, эта модель сотрудничества – один из трендов будущего. Собрать вместе лучшие ресурсы, блестящие умы из многих институтов разных странах и ориентировать из одного центра их работу для выполнения общей задачи.

— Тогда кто будет автором работ, посвященных новым открытиям на CMS?

— Все деятельность CMS коллективная. Конечно, есть люди, внесшие больший вклад, которые высказали идеи, ставшие основой работы эксперимента. Однако в итоге нам необходим каждый человек, каждый член коллектива, чтобы успешно работала вся система.

И это нормально, правильно, что если мы сделаем большое открытие, поздравления должны быть направлены не лично отдельным ученым, а коллаборации в целом.

Огромные объединенные усилия предпринимались в последние 18 лет, чтобы достичь того, что мы имеем сейчас. И эта ситуация полностью совместной работы сохранится, так как мы начинаем эксплуатацию детектора, проводим анализы, получаем результаты – и все это деятельность большой группы ученых. Я председатель, но я лишь представляю всю коллаборацию. Совместная работа, сотрудничество – это основа нашей работы.

— Возможно, это зеркало будущего науки, пример того, как мир будет развиваться в ближайшее время?

— Да, это очень правильное выражение. Будущее – ключевое слово здесь. Я думаю, что сотрудничество – это будущее человечества, причем не только в физике и не только в науке. В науке, в физике – это уже обычное дело, когда мы собираем тысячи ученых по всему миру для совместной работы. Нам действительно необходимо это: мы работаем над самыми сложными вопросами, вызовами современной физики. И даже самые сильные богатые страны – возьмите США – не могут работать над этими вопросами в изоляции, в одиночку. Это просто невозможно, даже не с точки зрения денег, но с точки зрения интеллектуальных ресурсов найти правильные решения очень общих и сложных проблем силами одной страны. Я также думаю, эта модель может использоваться в других областях – в биологии, в медицине, или когда мы решаем проблемы недостатка воды или изменения климата. Эти вопросы очень разносторонние, очень комплексные. Наше видение будущего – это что человечество соберет вместе свои лучшие ресурсы, чтобы решить эти проблемы. Возможно, это будет принципиальный момент для решения вопросов, для победы над проблемами.

Загрузка