Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Хоббиты оказались просто уродами

Доказано, что выделение «хоббитов» в уникальный вид ошибочно

Фото: discovery.com
Знаменитый индонезийский «хоббит» — новый вид низкорослых людей с острова Флорес — оказался если и не сознательной фальсификацией, то ошибкой ученых. Исследование показало, что найденные в 2003 году останки человекообразных существ принадлежат пигмеям и просто больным людям.

Международная группа индонезийских, австралийских и американских ученых, в которую вошел и один из первооткрывателей «хоббитов», не нашла никаких доказательств в пользу того, что индонезийский Homo floresiensis — прежде не известная разновидность человека. Исследование опубликовано в Proceedings of the National Academy of Sciences.

Генетики выявили четыре главные области, в которых оценки 2004 года, когда о хоббитоподобных существах писали Nature и Science, оказались ошибочными: географические факторы, черепно-лицевая асимметрия, особенности зубов и затылочные аномалии.

И пришли к выводу, что большинство обнаруженных в пещере на острове Флорес останков — предки современных пигмеев, которые живут на острове и по сей день. А владелец почти полностью сохранившегося скелета с черепом LB1 определенно страдал микроцефалией.

73-летний низкорослый островитянин жил 18 тысяч лет назад. Он был по всем параметрам современным человеком, но объем его мозга составлял приблизительно одну треть от нормального размера. Остальные скелеты — соседи LB1 с того же участка — такие же по росту, но о признаках микроцефалии судить не приходится: черепа не сохранились.

По словам участника исследований Роберта Экхардта, профессора генетики развития и эволюционной морфологии из Пенсильванского государственного университета, работа основывается на анализе реальных останков, разрешение на который получили индонезийские антропологи. «Я лично поехал в Индонезию и изучил все кости», — заявил он.

Экхардт считает, что предыдущие исследователи мыслили европейскими образами, забыв, что LB1 — представитель австраломеланейзийской расы, потому он и отличается от привычного облика.

Иными словами, его сопоставляли с Homo sapiens из других регионов, преимущественно Европы, вместо того чтобы сравнивать с другими австраломеланезийцами.

Ученые описали и попытались объяснить все ошибки своих предшественников. Так, предполагалось, в частности, что ранние предки современного человека, Homo erectus, прибыли на остров приблизительно 840 тысяч лет назад и постепенно эволюционировали в Homo floresiensis. Такая картина вырисовывалась после того, как на острове нашли каменные инструменты.

Однако, чтобы эволюционировать в такой вид, каким был воображаемый хоббит с острова Флорес, пришельцы нуждались в полной изоляции. Пока гипотетический вид не вымер около 15 тысяч лет назад, у других людей не должно было быть доступа к Флоресу.

Исследователи во главе с Теуку Джейкобом (Teuku Jacob) из Университета имени Гаджа Мада поставили под сомнение многовековую уединенность острова. По их словам, гипотезу опровергают стегодоны. Остров пережил как минимум две волны миграций этих карликовых древних слонов.

Кроме того, в течение периодов, когда уровень морской воды снижался, Флорес был изолирован от мира лишь несколькими километрами воды, как показало исследование сотрудников Национального института наук о Земле в Пекине. Таким образом, повторные позднейшие визиты людей на остров были не только возможны, но и весьма вероятны.

Лицо, череп, расположение зубов и скелет так называемых Homo floresiensis имели ряд признаков, роднящих их с современными обитателями острова — пигмеями рампасаса (Rampasasa), а некоторые из них явно свидетельствовали о патологиях развития. Высота же хоббитов, как вычислили исследователи, была более 4 футов — 1,22 метра, а не 1,07, как сообщалось ранее.

«Ясно, что он не был баскетболистом, — комментирует полученные данные Экхардт. — Однако истинный рост «хоббитов» оказался даже выше, чем тот, которым обычно располагает современное население Флореса».

Две анатомические детали — специфические углубления в основании черепа, которые преподносились как «не имеющие аналогов у современного человека», на самом деле, как правило, встречаются в черепах австралийцев и тасманийцев.

«Прежде чем заявлять о новом виде, палеоантропологи обязаны были задокументировать уникальный комплекс нормальных для всех представителей вида черт, не имеющихся у прочих видов, — поясняет Экхардт. — Но этого не сделали. Между тем нормальные черты LB1 не были уникальны, просто его необычно маленький череп не был нормален для своего вида».

Чтобы прийти к такому решению, Экхардту и его коллегам в рамках всего лишь одного направления исследовательской работы пришлось изучить 94 особенности строения черепа и 46 — мандибулы (нижней челюсти) и сравнить их с характеристиками современных людей. Все они оказались в пределах нормального диапазона вариаций для австраломеланезийцев.

С выводами исследователей согласился известный критик теории о Homo floresiensis Роберт Мартин из Чикагского полевого музея (Field Museum). По его словам, найденные рядом с «хоббитами» каменные инструменты слишком сложны, чтобы их мог создать кто-либо кроме человека разумного. «Останки могли представлять собой совершенно новый тип гоминида или современного человека с рядом патологий, — говорит он. — Мы согласны с Экхардтом и его командой: более вероятно, что на острове Флорес наука столкнулась с самым ранним из известных, доисторическим случаем микроцефалии».