Пенсионный советник

Параллельная жизнь Майдана

«Евромайдан» не верит в перемирие и готовится к войне: репортаж «Газеты.Ru» из Киева

Екатерина Шаповал, Максим Солопов (Киев) 20.02.2014, 12:25
__is_photorep_included5917937: 1

Антитеррористическая зачистка Майдана, анонсированная украинской властью, так и не состоялась в ночь со среды на четверг. Сначала с официального веб-сайта Службы безопасности Украины исчезло уведомление о ее начале, а около 23 часов пресс-секретарь Виталия Кличко заявила, что оппозиция и президент Виктор Янукович договорились о перемирии. Правда, всего на одну ночь.

В ночь на четверг на встрече президента Виктора Януковича с лидерами украинской оппозиции было достигнуто соглашение о перемирии. Однако митингующие в Киеве Януковичу уже не верят: это не первое обещание президента не допустить применения силы. Именно поэтому в четверг ночью на Майдане ночевали более 5 тыс. человек. Приехали даже раненные во вчерашних боях активисты.

«Мне некогда лежать», — объяснил львовянин Владимир, которого в среду забрали домой из больницы скорой помощи. У него сотрясение мозга и ушиб ключицы. Те же аргументы и у Игоря из Тернополя, его лицо опухло от гематом, сильно болит нога.

Ночь после недавнего кровопролития, затишье на Майдане использовали для восстановления инфраструктуры оппозиционного лагеря. По признанию активистов, территория окруженного баррикадами Крещатика и площадь Независимости, несмотря на периодический грохот от разрывов светошумовых гранат и фейерверков, превратились для них в едва ли не самое безопасное и гостеприимное место в Киеве. В городе, где уже больше суток не работает метро и начались перебои с наземным транспортом, все больше случаев нападений на оппозиционеров неизвестных, которые принято списывать на титушек, связанных с Партией регионов.

Лагерь революционеров превратился в самоорганизующийся механизм, не управляемый никем, но обеспечивающий активистов теплой одеждой, едой, касками и «коктейлями Молотова».

На одной из баррикад, расположенной под стелой Независимости, протестующие ночью обсуждают актуальную тему: выполнять или нет договоренности о перемирии. Дискуссию нарушает светошумовая граната, пущенная в баррикаду со стороны бойцов «Беркута». Чуть раньше здесь от брошенного правоохранителями «коктейля Молотова» загорается палатка. Ответа на вопрос протестующим найти так и не удается.

«Нас снова цинично дурят перемирием», — пишет в фейсбуке оппозиционный народный депутат Леся Оробец.

Нервы у спецназовцев на этом участке нынешней ночью сдают еще несколько раз: периодически здесь стреляют из винтовок. Впрочем, выстрелы раздаются с разных сторон. В четверг утром на сайте МВД Украины было опубликовано сообщение о том, что стрельбу по сотрудникам милиции открыл некий снайпер на площади Независимости, в результате стрельбы ранены уже 20 сотрудников правоохранительных органов. Однако ничего не говорится о том, когда именно произошел инцидент.

«Митингующие на майдане Незалежности, возможно, из помещения консерватории открыто применили огнестрельное оружие в отношении военнослужащих и сотрудников «Беркута», — говорится в сообщении.

Майдан же готовится не к миру, а к войне. В захваченных административных зданиях и брезентовых палатках вдоль Крещатика — тыл протестующих. Разными группами организованы медпункты, раздача еды, спальные места, выдача теплых вещей, сухих носков, респираторов и горячего чая. Накануне целый день сотни горожан привозили на площадь шины, дрова и старую мебель — все, что может гореть. В центре — «коктейль-бар», девушки и парни наливают в бутылки бензин.

AFP/Getty Images
AFP/Getty Images

Ни остановленное метро, ни милиция, ни титушки пока не в состоянии перекрыть снабжение Майдану. Сотни киевлян несут и несут сюда пакеты, сумки, авоськи. Например, две девушки спрятали «гуманитарную помощь» в коробках из-под обуви на случай, если ГАИ будет проверять машину.

Дорогие и не очень автомобили доставляют еду, медикаменты и топливо. Из багажника светлого «Порш Кайен» дама в хорошем пальто извлекает тяжелую на вид сумку и передает ее самообороновцу со словами: «Суп из домашней курочки, горячий».

Старушка, непонятно как просочившаяся сюда, что-то несет в маленькой черной авоське. Крымчанка Настя, учившаяся в Питере, подвозит на площадь бензин.

В четверг утром она получила на карту от знакомого бизнесмена на помощь Майдану почти $1 тыс. Заправка, канистра, бензин, Майдан — и так несколько раз.

На передовой

Активист правозащитной организации «Поступ» Константин Реуцкий из Луганска в армейской каске советского образца и дождевике согласился провести для корреспондента «Газеты.Ru» экскурсию по «евромайдану». Свободно пройти на Крещатик можно со стороны Бессарабской площади, где в халяльном кафе подкрепляются шаурмой одетые по околофутбольной моде праворадикалы. Кордонов милиции на входе в лагерь не видно, зато есть посты из активистов в камуфляже и бронежилетах. Пароль на входе — «Героям слава!» в ответ на приветствие «Слава Украине!». Здесь это универсальное приветствие, на которое уже давно откликаются не только националисты.

Прежде чем пройти на передовую, корреспондент издания надевает бронежилет и предоставленную Константином каску — в таком виде здесь сразу перестаешь выделяться и обращать на себя лишнее внимание. Из тысяч людей, оставшихся на Майдане на ночь, подобная экипировка есть у каждого второго. Она нужна не для участия в уличных столкновениях, а скорее является модным аксессуаром. В толпе выделяются явные фетишисты военного обмундирования. «Чем тоще дрищ, тем больше разгрузок», — смеются крепкие мужики в старых армейских бушлатах с щитами, отобранными у «Беркута».

Передовая — непрерывно пылающая последние сутки линяя огня от угла сгоревшего Дома профсоюзов через подкопченную стелу Независимости (и вписанных в баррикаду бронзовых братьев-основателей Киева с сестрой Лыбедь) до консерватории. Линия обороны пролегла во многом вопреки тактической логике — где протестующие смогли закрепиться во время наступления «Беркута» в ночь со вторника на среду, там и встали.

Эта полоска, состоящая из трех уровней обороны — горящих покрышек, баррикад из подручных средств и людей в шлемах, метающих бутылки с горючей смесью, — для активистов, приехавших сюда с разных концов Украины, важнее переговоров о конституции 2004 года и голосования в Раде.

После кровопролитных боев во вторник и пожара в Доме профсоюзов, служившем главным штабом восстания, централизованного управления «евромайдана» фактически не существует.

AFP/Getty Images
AFP/Getty Images

Большинство активистов, раздающих еду и медикаменты и защищающих баррикады, признают, что ни радикалы из «Правого сектора», ни лидеры оппозиции полностью не контролируют происходящее на Майдане и в его окрестностях. Сцена превратилась в трибуну для обмена оперативными сводками, молящихся священников и певиц, исполняющих народные украинские песни. Людей, объединенных в так называемые сотни (на самом деле разные группы, точной численности которых не знает никто), и тех, кто пришел сюда их лечить и кормить, больше всего волнует проблема обеспеченности передовой покрышками для дымовой завесы и качество «коктейлей Молотова».

«Переговоры! Да о чем с ними разговаривать! Это вон оппозиция у нас поговорить любит»,

— кивает в сторону сцены молодой парень с рацией и предлагает обсудить бронированный водомет, который всю ночь поливает горящую баррикаду слева от стелы Независимости. «Как только его не пытались поджечь! Европейская техника, для Евро закупали», — отдает он дань уважения надежной западной полицейской машине.

Стратегический пункт — автобусная остановка, переделанная в лабораторию по изготовлению зажигательных смесей.

Сотни литров всевозможных горючих материалов в пестрой таре разного объема расставлены вокруг стола с бутылками, собранными отовсюду. Несколько человек организованно работают, производя достаточное количество «коктейля», чтобы каждые несколько минут кто-то забирал по ящику на передовую. Примерно раз в минуту то здесь, то там в темноте над баррикадой в сторону «Беркута» летит огонек зажженного фитиля. По периметру лабораторию от «титушек-диверсантов» охраняют бойцы обороны Майдана.

«Янукович проиграл, точно говорю. Мы перешли черту, когда погибли люди», — объясняет Евгений, бывший оперативник с Волыни, бросивший работу в ЧОПе и приехавший в Киев еще в декабре после первой попытки силового разгона Майдана.

«Меня здесь не было в 2004-м, но, когда я увидел, как этот выродок (сотрудник милиции. — «Газета.Ru») тащит девушку по земле, будто она у него хату сожгла или родных поубивала, я решил, что приеду сюда. Наши две сотни с Волыни во вторник бились сильнее всего, не Галичина, как тут думают, а наши выстояли в самый тяжелый момент», — убеждает Евгений. От обвинений оппозиции в союзе с фашистами он, как и многие, открещивается, объясняя границы между националистами, патриотами и фашистами.

AFP/Getty Images
AFP/Getty Images

«Фашизм — это когда власть создает банды для террора против своего народа», — уточняет он.

С ним не согласен Андрей из студенческого профсоюза, подающий «коктейли» на передовую. «Многие отрицают, что у нас фашизм есть с двух сторон. Конечно, первым делом кто бы ни победил — власть или оппозиция — они расправятся с «Правым сектором», они даже для «Свободы» только лишние конкуренты, но нас, скорее всего, ждет всплеск правого террора», — говорит Андрей. Накануне праворадикалы опознали в нем левого активиста и едва не линчевали толпой: когда один из них приставил к голове студента пистолет, кто-то из националистов постарше с трудом его отбил.

Кровь за кровь

Не только в продуктах, но и в донорской крови недостатка на Майдане нет. Призыв в соцсетях сдавать ее для пострадавших майдановцев уже через несколько часов сменяется объявлением: «Крови достаточно».

В городской больнице скорой помощи около полусотни человек, готовых забрать к себе домой легкораненого. Тяжелыми тоже занимаются — возле каждого из них круглосуточно дежурит волонтер, его задача — мешать милиционерам забирать людей. Правоохранители наведываются за ранеными регулярно. Одному из участников столкновений пришлось бежать из отделения хирургии через окно. Майдановцы говорят, что готовы биться за каждого, потому что понимают — поодиночке и втихую перехватают всех. Некоторые уже рассказывали о пытках, которые «Беркут» устраивает задержанным: одному из них зашили рот, второго заставили сидеть на салютной установке, утверждают они.

Рассказывают, что когда в среду утром милиционеры пришли в больницу за шестью активистами, которых они доставили сюда накануне из райотдела, то никого не нашли. «Как выписался? Этого не может быть, он же после операции был»,

— приводит слова милиционеров глава нашей волонтерской службы, народный депутат от оппозиционной партии «УДАР» Оксана Продан.

После операции раненых отвозят в неофициальные госпитали. Меньше чем за сутки в Киеве развернута целая система: три медпункта на центральных улицах, больница возле места боев в Михайловском монастыре Украинской православной церкви Киевского патриархата и два госпиталя в отдаленных жилмассивах.

На одной из таких баз побывал накануне корреспондент «Газеты.Ru». Волонтеров здесь не меньше сотни, в основном женщины. В продуктовом супермаркете их легко вычислить: в тележке у них не меньше 10 литров молока, которым промывают глаза, если попадет газ, несколько бутылок уксуса (это тоже защита от газа) и нарезки сыра, колбасы, хлеба. На кассе незнакомый мужчина предлагает волонтеру оплатить половину суммы.

Кассир в свою очередь спрашивает совета, как ей добраться домой, ведь метро вторые сутки не работает.

«Ночуйте здесь», — неудачно шучу я. «Вторую ночь тут я не выдержу», — печально вздыхает женщина. В фирме мужа некоторые сотрудники из пригорода также ночуют в офисе.