Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Должно быть грандиозным»: что говорят о предложенном Путиным «русском «Евровидении»

В Госдуме рассказали, каким хотят видеть «русское «Евровидение»

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Владимир Путин поручил правительству и Администрации президента подготовить к октябрю предложения по созданию международного конкурса песни на русском языке — в сети его поспешили назвать «русским «Евровидением». «Газета.Ru» узнала у представительницы России на «Евровидении» Юдифь, пианиста Дениса Мацуева и депутата Виталия Милонова, каким, по их мнению, должен быть этот конкурс.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Виталий Милонов, депутат Госдумы

«Нам надо начинать новую международную эпоху.

Всех фриков, по типу Милохина, Моргенштерна и остальных, мы должны оставить на «Евровидении». В нашем конкурсе будут принимать участие только те, кто умеет петь.

И еще мы должны ввести определенные параметры. Например, нельзя петь о наркотиках и меньшинствах. Это правило должно быть соблюдено в обязательном порядке.

Этот конкурс очень нужен нашей стране. «Евровидение» — не народный конкурс. Туда поедут все фрики, а нормальные будут ездить к нам.

Абсолютно все страны должны быть допущены. Из Украины, например, много кто захочет принять участие в нашем конкурсе. Они все хотят петь на русском языке, на своем родном. В нашей стране есть все условия для комфортного проведения музыкального соревнования: безопасность для приезжающих, хороший английский у наших граждан, нет меньшинств, мигрантов.

Конечно, если бы я создавал этот конкурс, то он был бы самым лучшим. [Там бы] выступал Тилль Линдеманн. Только надо попросить, чтобы про детей не пел гадости, а так — однажды про Москву отлично спел».

Мария Кац (Юдифь), певица, участница «Евровидения-1994» от России

«Я хочу, чтобы этот конкурс представляли талантливые русскоязычные музыканты, которые будут представлять различные жанры. Лично я жду рождения песен. Именно песен, не треков. Возрождения нашей музыкальной традиции. Хочу увидеть и услышать что-то уровня польской исполнительницы Анны Герман, но по-новому. Сочинить красивую песню — сейчас это большая редкость. А еще было бы здорово, если это пройдет под оркестр. Чтобы было по-настоящему, по живому.

Если говорить о формате, то «Евровидение» — это своеобразный конкурс.

У нас и так много музыкальных состязаний: «Славянский базар», Юрмала и другие замечательные конкурсы. Русское «Евровидение» должно отличаться грандиозностью, и я бы хотела видеть там дорогую эстраду.

Еще мне хотелось бы, чтобы конкурс был аполитичным, не как «Евровидение», которое зависит от политической конъюнктуры. На русском превосходно поют не только этнически русские, но и польские, украинские, белорусские, армянские, грузинские, немецкие, французские исполнители. Если получится организовать интернациональное состязание на базе русского языка, то будет интересно. При этом, повторюсь, вне национального вопроса.

Будет здорово, если Европа и весь остальной мир смогут принять в этом участие на профессиональном уровне. Творчеству нужен резонанс. Он нам, российским музыкантам, необходим, мы не можем постоянно вариться внутри собственного рынка. Нам нужно быть значимыми фигурами в мировом культурном пространстве, мы можем его здорово обогатить. Мне кажется, что люди, которые должны прописывать устав конкурса, должны учитывать эти моменты. А создавать еще один конкурс — неинтересно. Хочется, чтобы было грандиозно».

Денис Мацуев, пианист-виртуоз

«Главное, чтобы все было отлично организовано. Русская песня — это вообще отдельный жанр, начиная от народных композиций и заканчивая советской эстрадой.

Я считаю, что раньше музыку писали гениальные поэты, композиторы, исполняли великие певцы — и в результате получались шедевры. До сих пор эти произведения звучат и на сцене, и в кино. Мелодия прошлого – это своеобразная классика, а то, что происходит на нашей эстраде в данный момент, не поддается никакому серьезному и глубокому анализу, потому что не имеет отношения к искусству, к настоящей мелодии и к настоящим текстам.

Наша песня всегда строилась на серьезном и глубинном восприятии происходящего вокруг. Сейчас все думают, что — будучи композитором — не обязательно уметь писать симфонии или оперы. Это не так. Арно Бабаджанян написал все шедевры для Муслима Магомаева в триумфе с Робертом Рождественским, вот какие таланты должен открывать этот конкурс, возрождая нашу песню.

Если иностранцы будут петь на русском языке, то в этом, безусловно, есть своя привлекательность, но главное — что будет исполняться и как. Меня интересует творческая составляющая.

Мне было бы интересно увидеть сочетание старых и новых песен, например. Думаю, что можно придумать интересный формат, который компонует в себе популярные исполнения прошлого. Сейчас, к сожалению, нам нечем похвастаться. Но наряду с этим можно устроить конкурс новой песни, новой техники, музыкантов и композиторов.

И еще этот конкурс должен объединять. Настоящая культура и искусство должно оставаться вне политики. Музыка, безусловно, сближает людей — вне зависимости от того, кто ее играет и где. На момент исполнения все конфликты должны оставаться за стенами концертного зала.

Возрождение песни на русском языке — это правильный мессендж. Я поддерживаю этот конкурс, таким образом мы найдем талантливых композиторов и исполнителей. Если их всех соединить вместе, то будет блестящий результат, и мы пошлем на «Евровидение» талантливого человека с потрясающим голосом и композицией. Вот это мне больше по душе, а не то что было в последний раз».

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо