Пенсионный советник

Севастополь против «Сталинграда»

В прокате «Битва за Севастополь» Сергея Мокрицкого

Ярослав Забалуев 03.04.2015, 14:40
__is_photorep_included6623573: 1

В прокате российско-украинская «Битва за Севастополь» — китчевый патриотический блокбастер, пытающийся повторить успех «Сталинграда» Федора Бондарчука.

Киев, конец 30-х годов прошлого века. Насупленная студентка истфака КГУ имени Тараса Шевченко Людмила Павличенко (Юлия Пересильд) приходит в тир с друзьями и под снисходительное улюлюканье кучно укладывает выстрелы в яблочко. Бдительный инструктор сообщает куда надо, и девушку срочно отправляют на курсы меткого выстрела. Война застает ее аспиранткой, но решение для дочери офицера НКВД Павличенко очевидно – она уходит добровольцем на фронт и становится самой меткой женщиной-снайпером в истории — с тремя сотнями фашистов на счету. В 1942 году, после ранения и контузии, потеряв нескольких возлюбленных, Павличенко отправляется в США, агитирует за открытие Второго фронта, призывая американцев перестать прятаться за ее спиной, и заводит дружбу с первой леди США Элеонорой Рузвельт.

«Битва за Севастополь» — последний, вероятно, фильм, совместно снятый российскими и украинскими кинематографистами. Съемки картины начались в позапрошлом году, а заканчивали производство уже в условиях ограниченного въезда россиян на территорию Украины.

Тем не менее фильм был завершен и сейчас вышел в прокат в обеих странах – правда, на Украине «Битва за Севастополь» превратилась в «Незламну» («Несокрушимую»), что даже точнее отражает замысел картины. Более того, по ходу просмотра «воинственное» название и вовсе кажется чуть ли не рекламным трюком – защите Севастополя здесь посвящено совсем немного времени ближе к концу, и этот эпизод отнюдь не является ключевым.

Режиссер Сергей Мокрицкий говорит, что его задачей была не постановка очередного военного блокбастера, а «психологический фильм-биография о женщине на войне». Оба слагаемых (женщина и война) в фильме действительно присутствуют, а вот с биографией сложнее. На самом деле все было немного не так. Павличенко – фамилия первого мужа урожденной Людмилы Беловой, от которого уже в 1932-м (еще до описанных в фильме событий) она родила сына Ростислава. Героиня фильма, в свою очередь, уходит на войну почти что вчерашней школьницей с косичками, а любовь встречает уже на фронте. Кроме того, в картине есть сцена, в которой вручающий Людмиле личную винтовку офицер узнает в ней дочь Павличенко, с которым он воевал в Гражданскую – чего, разумеется, тоже быть никак не могло.

На эти и многие другие ляпы, в общем, можно было бы закрыть глаза: в конце концов, «Битва за Севастополь» — это не документальный, а художественный фильм, и создание мифов – одна из естественных функций кинематографа.

Вот только ни мифа, ни мало-мальски выписанной хоть бы и вымышленной биографии в фильме нет. Героиню швыряет с учебы на фронт, там — в объятия сурового командира (через месяц, напомним, в прокате «А зори здесь тихие»), потом в постель к напарнику (его играет Евгений Цыганов), потом — домой к миссис Рузвельт, и все эти события она встречает с одинаково напряженным выражением лица, подразумевающим, видимо, особую цельность личности. При этом авторы картины так вольно обращаются с хронологией, что связь между эпизодами порой установить крайне сложно.

Это, впрочем, объясняется вполне традиционно: «Битва за Севастополь» — выжимка из четырехсерийного фильма, который будет показан по телевидению после окончания проката.

Главным козырем «Битвы за Севастополь», несмотря на уверения авторов в психологизме, должна была стать визуальная изобретательность — это было понятно еще после выхода трейлера. Но и тут у картины серьезные проблемы. Выстроив несколько масштабных сцен, «Битва» прокалывается в мелочах. Слишком «нарисованные» самолеты, слишком пластмассовая восковая рука и, наконец, немецкий снайпер с гитлеровскими усиками, окончательно лишающий зрителя возможности хоть немножко поверить в происходящее. Складывается ощущение, будто задачей картины был не рассказ о незаслуженно позабытой героине Великой Отечественной, а конкуренция со «Сталинградом». Оттуда пришли и скорее «модная», чем реалистичная картинка, и женский кавер на песню группы «Кино» в саундтреке (в «Сталинграде» Земфира пела «Легенду», здесь — ранее перепетую Земфирой «Кукушку» поет Полина Гагарина), и общий пафос конкуренции с голливудским блокбастером.

Другое дело, что усилия создателей «Битвы за Севастополь», по всей видимости, пропадут втуне.

Совсем недавно не оправдал прокатных ожиданий «Батальонъ», и «Битву за Севастополь», по всей видимости, не ждут рекордные цифры «Сталинграда». И этому есть два очень простых объяснения. Во-первых, для любителей военного кино не слишком достоверные «патриотические блокбастеры» уже не представляют интереса. А во-вторых, для того, чтобы посмотреть на то, что такое война, сегодня все чаще достаточно просто включить телевизор.