Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Задолбало быть негром

Вышел фильм «Внук Гагарина»

Фото: centpart.ru
Вышел фильм «Внук Гагарина» — трагикомический режиссерский дебют Андрея Панина про русского негра и скинхедов.

Толстый бородатый художник прибывает в просторную коммуналку, дабы вступить в права наследования — померла мать, сильно, видать, пьющая женщина. На жилплощадь претендует плохо стоящий на ногах муж покойной, так что наследство составляет картонную коробку с документами. Из них художник и обнаруживает, что у него есть брат, проживающий в детдоме.

Поспешив навестить родственника, печальный бородач с изумлением обнаруживает, что брат его черен как камерунская ночь — как есть негр. Зовут его Гена Гагарин, и парень считает себя внуком первого космонавта.

Забрав афророссиянина домой, брат его сталкивается с массой проблем: наладить общение мальчишки со своим приятелем — скинхедом, устроить в школу и как-то укротить яростный его нрав. А тут еще выставка, не ладится с творчеством, ополчились окрестные бритоголовые, олигарх-меценат требует научить его дочку рисовать, а чернолицый брат дочку в два счета очаровал, и олигарх не на шутку нервничает. Весь этот балаган, комичный до определенного момента, приведет к довольно серьезным последствиям.

На премьере актер и теперь режиссер Андрей Панин, поставивший картину в соавторстве с Тамарой Владимирцевой и сыгравший роль пожилого заслуженного скинхеда с белыми шнурками, посетовал, что писать на афишах слово «трагикомедия» не принято.

Притом что очевидно — все мы когда-нибудь умрем, но это не повод не улыбаться. Сказано было скорее желчно, чем благостно, притом, что «Внук Гагарина» — кино довольно веселое. Доне Лемме, сыгравший как бы внука космонавта, оказался личностью весьма харизматической. Когда парень, лживо улыбаясь, говорит давшей денег старушке «Спаси Бог…» или орет сквозь кровавые сопли «Задолбало быть негром!» — получается очень достоверно.

Вообще, сценарий рассчитан на то, чтобы разойтись цитатами, и так бы оно и вышло, когда б не легковесная умозрительность, растворяющая отличную историю в пафосе «Литгазеты». Художник (Геннадий Назаров), словно сошедший с митьковского лубка, пожилой панинский скинхед в «бомбере» и берцах — такое чувство, что съемочную группу слегка шибануло магнитное излучение Останкино.

Странно при этом видеть, что докрученный там, доверченный здесь «Внук Гагарина» мог превратиться в очень изрядное кино.

Панин и Владимирцева умело и с очевидным удовольствием снимают облезлую повседневную натуру и ее обитателей — когда побитый жизнью и молью художник деликатно кушает водочку с попутчиками в электричке, получается более емкий и достоверный кадр, чем целый фильм у других режиссеров. Когда же художник убивается над своими вполне бестолковыми картинами или объясняет, что все мы состоим из одних молекул, или когда Панин шустрит в свое белой шапочке — получается так задушевно, что поджимаются пальцы в ботинках.

Отхихикав свое на самых аппетитных репликах, ныть потом над этим фильмом можно долго — когда с экрана течет сырая, как вода из крана, гражданская позиция, нервишки могут и зашалить.

Если же чуть успокоиться, то получится занятный режиссерский дебют, немного контуженый желанием прямым текстом проговорить существенные вещи. С дебютами это случается. Сними картину безвестный выпускник ВГИКа — выглядело бы естественно. А тут целый Панин…

Понятно только, что следующей картины этой компании следует ждать как минимум с любопытством.