Списали и забыли: как государство прощает должников

Счетная палата: долг компаний перед бюджетом на конец 2020 года составил 2,6 трлн руб.

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Более 2,6 трлн рублей задолжали компании, работающие по госзаказам. На такой размер дебиторской задолженности указала Счетная палата. Причем долги бизнеса госбюджету не только не снижаются, а, наоборот, растут — по причине банкротства компаний и неэффективной работы менеджеров, управляющих имуществом государства.

Счетная палата проверила, как министерства и ведомства управляют госимуществом, и обнаружила рост дебиторской задолженности — когда компании пользовались кредитами или арендовали госимущество и не выполнили своих обязательств, в данном случае перед госбюджетом. Отчет аудиторов есть у «Газеты.Ru».

«Проанализировав бюджетную отчетность, мы констатировали неудовлетворительную работу с дебиторской задолженностью, объем которой с 2015 года постоянно увеличивался, составив в 2020 году 2,6 трлн рублей, или 137% к уровню 2015 года», — сообщил на коллегии СП аудитор Андрей Батуркин.

Триллионы невозвратных средств

В последние годы дебиторская задолженность то росла, то снижалась, но традиционно исчислялась в сотнях миллиардов и даже триллионах рублей. В 2015 году дебиторка составляла 1,9 трлн, в 2016-м она выросла до 2,2 трлн, в 2017-м снизилась до 2 трлн, но в следующем году подскочила до 2,8 трлн руб., следует из отчета СП. В 2019 году задолженность составила 2,6 трлн руб.

В 2018-м к тому же появилась так называемая долгосрочная задолженность (не погашенная более 12 месяцев). Ее доля в общей задолженности бизнеса перед бюджетом составила около 500 млрд руб.

В 2020 году долгосрочная (почти невозвратная) задолженность составила уже половину всех долгов.

Ключевая причина гигантских долгов компаний перед бюджетом — банкротство, считает СП. «Среди причин, влияющих на динамику просроченной дебиторской задолженности, можно выделить нахождение должников по договорам аренды имущества, принадлежащего Российской Федерации, в предбанкротном состоянии, в стадии банкротства или ликвидации», — говорится в отчете контрольного ведомства.

Вторая причина — «низкая платежеспособность должников, вызванная ухудшением финансово-экономического положения бизнеса в условиях пандемии COVID-19 и нехваткой оборотных средств».

Госменеджеры списывали долги

Как отметила Счетная палата, главные распорядители бюджетных средств (62 министерства с подведомственными службами и агентствами) разработали «дорожные карты» для снижения задолженности. Эти карты в течение двух-трех лет были приняты всеми ведомствами, но результат оказался противоположным задуманному.

«Как результат, мы имеем наращивание просроченной дебиторской задолженности и ее последующее уменьшение путем списания», — отметил Батуркин.

Он добавил, что госменеджеры до сих пор не создали даже единый реестр должников федерального бюджета.

«Задолженность неплатежеспособных дебиторов за три истекших года увеличилась в восемь раз», — подсчитали в СП, указав на те ведомства, которые не способны снизить долги бизнеса. Это Налоговая служба, Федеральная служба судебных приставов, Федеральная служба исполнения наказаний, Росавтодор и даже управление делами президента РФ.

Снижение показателя задолженности неплатежеспособных дебиторов обеспечили Федеральная таможенная служба (минус 289 млн руб.), Росприроднадзор (минус 3,4 млрд руб.), МЧС (минус 110 млн руб.)

Информация о наличии задолженности позволила бы оценивать надежность контрагентов государства еще на этапе заключения соглашений и договоров, считают в СП.

«Ситуация, когда есть организация, которая имеет долги перед федеральным бюджетом и при этом продолжает получать субсидии, допускается до госзакупок и иметь прочие формы поддержки, не совсем корректная», — отметили в Счетной палате.

Минфин поддержал предложение Счетной палаты по созданию единого реестра. Директор департамента доходов Минфина Елена Лебединская, присутствовавшая на коллегии СП, пообещала ускорить этот процесс. Этому поможет оцифровка фактуры по проблемным плательщикам, уточнила чиновница.

В бизнесе ни один управленец не может себе позволить халатного отношения к процессам управления дебиторской задолженностью, а госструктуры почему-то могут, говорит эксперт Института налогового менеджмента и экономики недвижимости НИУ ВШЭ, директор Ассоциации налоговых консультантов Владимир Саськов в беседе с «Газетой.Ru».

«Экстраполируя бизнес-процессы на бюджетные, напрашивается вывод об отсутствии четкой и работоспособной системы работы госструктур с должниками», — говорит Саськов. Эксперт не исключает «коррупционный фактор» в ситуации, когда компания-должник получает от государства все новые и новые заказы на проведение работ или услуг.

«Но основным фактором все-таки выступает не криминальная составляющая, а банальная некомпетентность, накладывающаяся на несовершенство нормативно-законодательной базы», — заключает эксперт.

Счетная палата не впервые указывает на низкое качество работы распорядителей государственных ресурсов. Например, в ноябре 2020 года СП обнародовала доклад о неэффективном расходовании средств Резервного фонда правительства. Он постоянно увеличивался в размерах. В него было закачено 2,1 трлн рублей. Это 10,7% от общего объема расходов федерального бюджета 2020 года. Однако средства фонда тратились чиновниками очень скупо, хотя в стране случилось немало чрезвычайных ситуаций.

По оценке главы Счетной палаты РФ Алексея Кудрина, объем неисполненных расходов федерального бюджета за 2020 год составил около 1 трлн руб.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть