Все свободны: как приговор по делу Baring Vostok изменит инвестклимат в России

Майклу Калви дали 5,5 лет условно: бизнесмены, юристы и экономисты — о приговоре

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Мещанский суд Москвы признал основателя Baring Vostok Майкла Калви и других фигурантов дела виновными в растрате 2,5 млрд рублей банка «Восточный». Они получили условные сроки. В частности, Майкл Калви приговорен к пяти с половиной годам условно. «Газета.Ru» собрала мнения экономистов, юристов и представителей бизнес-сообщества о том, станет ли это точкой в этой истории, и как решение суда повлияет на инвестиционный климат в России.

Мещанский суд Москвы вынес приговор американскому инвестору Майклу Калви и его партнерам — всем назначены условные сроки по делу о растрате 2,5 млрд рублей. В частности, основатель фонда Baring Vostok приговорен к 5,5 года условно, а его партнер француз Филипп Дельпаль — к 4,5 года условно, сообщает корреспондент РИА «Новости» из зала суда.

Таким образом, суд не принял во внимание доводы Калви о том, что он не виновен по этому делу. Суд счел показания подсудимых «надуманными и правдивыми лишь в той части, в которой они не противоречат иным исследованным доказательствам». Тем не менее было принято во внимание возмещение ущерба банку «Восточный».

«Суд приходит к выводу, что исправление подсудимых возможно без изоляции от общества», — объявила судья Анна Сокова.

Она не увидела оснований сомневаться в выводах экспертизы — специалисты согласились с мнением следствия относительно стоимости спорных активов. Оглашая приговор, Сокова подчеркнула, что доказательства обвинения вызывают доверие в своей совокупности.

С недвижимости и счетов американского инвестора сняли обеспечительный арест. Но на протяжении всего срока осужденным нельзя менять место жительства без предупреждения надзирающего органа.

Как отмечает корреспондент агентства, в счет наказания суд зачел время, проведенное в СИЗО, под домашним арестом и под запретом определенных действий на протяжении следствия.

«Реальный срок для фигурантов дела поставил бы нас на одну планку с маргинальными государствами» — бизнес-омбудсмен Борис Титов

«Ощущения после приговора двойственные. Условный срок для Калви и его коллег – это лучше, чем реальный, но мы уверены, что он и его коллеги заслуживают оправдания.

Я по прежнему считаю, что оснований для уголовного преследования не было. Решать, кто там что вывел из банковского капитала перед сделкой по слиянию, и сколько стоили те или иные акции, должен был арбитражный суд, но никак не следователи.

Скажу так: все произошедшее уже очень сильно подпортило образ России в глазах иностранных инвесторов, а реальный срок для фигурантов дела поставил бы нас на одну планку с маргинальными государствами, в которых правила игры не действуют вообще».

«Любой негатив, вовлекающий западных инвесторов, теперь придется нивелировать годами» — экономист и представитель цифрового проекта Humanity Андрей Лобода

«Сегодня в России инвестклимат — хуже некуда. Любой негатив, вовлекающий американских и других западных инвесторов, придется нивелировать теперь годами посредством успешных кейсов сотрудничества.

Каждая сторона выставляет себя в хорошем свете. Калви достаточно активно работал на рынке, он способствовал развитию российского бизнеса с очень высокой добавленной стоимостью. Очевидно, что не только Фемида, но и время все расставит на свои места. Американский бизнес всегда славился своей прозрачностью и высокими этическими стандартами работы. Если бы в России придерживались лучших западных практик в коммуникациях и прозрачности, таких бы инцидентов не было».

«Обвинительный приговор Калви может надолго отвратить иностранных инвесторов от России» — глава инвестиционного департамента inv.lu Анастасия Тарасова

«На дело Майкла Калви сейчас смотрят многие инвесторы, которые хотели бы сотрудничать с нашей страной, и оно, вполне вероятно, станет поворотным пунктом в истории иностранных инвестиций.

Обвинительный приговор Калви может надолго отвратить иностранных инвесторов от России, поскольку для них он служит сигналом того, что теперь в любом экономическом споре в качестве аргументов могут быть использованы уголовные обвинения. А это неминуемо повлечет за собой ухудшение инвестклимата.

Россия уже входит в топ-5 мировых лидеров по числу уголовных дел в отношении бизнеса, и это не может не пугать иностранных бизнесменов и инвесторов. В докладе бизнес-омбудсмена Бориса Титова есть информация о том, что около 80 % иностранных предпринимателей считают вложения в российский бизнес небезопасными, главным образом потому, что наше законодательство не дает им никаких гарантий от уголовного преследования, даже необоснованного. Дело Калви еще раз подтвердило эти опасения».

«Сделки будут заключаться дольше и стоить дороже из-за рисков «как у Калви» — руководитель налоговой практики «Зарцын и партнеры» Николай Андреев

«Ситуация больше напоминает попытку откатить эту сделку, но не через арбитражный суд, где эта попытка могла и не реализоваться, а через уголовный процесс: стандарты доказывания ниже, судьи не всегда хотят разбираться в экономической сущности отношений, да и нет соответствующих знаний, вырабатываемых только с годами.

Это дело приведет к более длительному анализу новыми инвесторами более-менее крупных инвестиций: для анализа сделки будут привлекать ещё и специалистов в уголовном праве на случай, если «что-то пойдёт не так». То есть сделки будут дольше заключаться, их заключение станет дороже за счёт необходимости учитывать риски «как у Калви».

«Приговор может стать новой стадией последующих арбитражных судов» — адвокат адвокатского бюро S&K Вертикаль Максим Стрильченко

«Этот приговор может стать новой, предварительной, стадией последующих арбитражных судов. Приговор — это вновь открывшиеся обстоятельства, которые не были известны сторонам, опять же срок исковой давности будет течь с его вступления в силу.

Стороны могли не знать, что было совершено какое-то противоправное деяние, был причинен какой-то вред, поэтому возможны дальнейшие последствия [для фигурантов дела].

Но нельзя исключать и ситуацию, когда стороны договорились, подписали мировое, однако уголовное дело не может прекратиться по воле заявителя. Необходимо было эту стадию как-то завершить. Учитывая, что прокурор запросил минимальный срок, это большая редкость, возможно, с такими минимальными последствиями для подсудимого будет завершено это уголовное дело. Потому что после долгой работы (в течение двух лет шло уголовное дело) сказать, что «мы все ошибались, это было не так» — такие вещи происходят у нас крайне редко».

«Инвесторы получили сигнал» — кандидат партии «Новые люди» Александр Хуруджи

«Если бы фигурантам дела дали реальные сроки, это стало бы большим негативом для бизнес-сообщества, инвесторов — я с трудом представляю, сколько мы бы от этого отходили. Правительство и президент делают все, чтобы привлечь инвесторов, а инвесторы принимают решение о приходе в ту или иную юрисдикцию, руководствуясь рядом маркеров, один из них — защищенность инвестиций. Критерий защищенности — объективность судов. Поэтому сейчас мы находимся в стадии тестирования одного из таких маркеров, очень важных для инвесторов».

Дело о растрате, от которой никто не пострадал

Американский инвестор Майкл Калви и его инвестфонд Baring Vostok с 1994 года вкладывают средства в различные активы в России и странах бывшего СНГ, в том числе фонд владел крупным пакетом акций банка «Восточный». С его совладельцами у Калви возникло несколько конфликтов, связанных с контролем над банком и обвинениями в растратах. Взаимные претензии по гражданским искам были отозваны после заключения мирового соглашения в Лондоне прошлой осенью, но уголовное дело в России осталось.

Уголовное преследование Калви и его коллег по фонду Baring Vostok и банку «Восточный» началось в феврале 2019 года по заявлению акционеров банка «Восточный» Шерзода Юсупова и Артема Аветисяна. Они пожаловались в правоохранительные органы на мошенничество, позже обвинение было заменено на растрату.

По версии следствия, Калви убедил совет директоров «Восточного» (и в том числе Юсупова) проголосовать за сделку по обмену кредита аффилированному с Baring Vostok «Первому коллекторскому бюро» (ПКБ) размером 2,5 млрд рублей на акции люксембургского инвестфонда IFTG. Позже ПКБ возместил полную стоимость кредита, а на балансе банка остались акции кипрского фонда. Проблема по сути заключалась в оценке стоимости актива.

Следствие оценило справедливую стоимость пакета акций в 600 тыс. рублей, опираясь на оценку, проведенную кипрской компанией по заказу компании Finvision (принадлежит Артему Аветисяну).

Калви указал на то, что чистая прибыль кипрского фонда IFTG составляла более $100 млн в год, а значит, компания не могла стоить 600 тыс. рублей. По данным отчетности IFTG, заверенной аудитором KPMG, перед сделкой ее чистые активы составляли $37 млн (2,24 млрд рублей).

Позже фонд Parus Marine Чарльза Райана предлагал банку «Восточный» продать пакет акций люксембургской IFTG за 2,6 млрд руб., но банк отказался, так как оценивал бумаги в 3,7 млрд руб.

По заявлению Калви в зале суда, фигурантов дела обвинили в преступлении, «которого никогда не было, за которое никто из обвиняемых не получил никакой выгоды и за которое никто не понес никакого ущерба».

Прокуратура просила для фигурантов дела условные сроки — 6 лет для самого Калви и 4–5 лет для его коллег.

Этой весной банк «Восточный» приобрел Совкомбанк. 88% акций «Восточного» были оценены в 8,7 млрд рублей, говорится в отчете Совкомбанка по МСФО. Исходя из цены выкупа акций у других акционеров в рамках оферты, весь «Восточный» был оценен почти в 11 млрд рублей при капитале в 27 млрд рублей на 1 марта.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть