Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
0 из 100: почему российские вузы не покорили мировой олимп

Счетная палата заявила о невыполнении целей проекта по поддержке вузов «5-100»

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Российские университеты быстро поднимаются в глобальных рейтингах конкурентоспособности (ARWU, THE, QS), но за пять лет ни один из них, кроме МГУ, так и не вошел в топ-100 самых влиятельных вузов. Президентский проект по продвижению образовательных учреждений, на который было потрачено 80 млрд рублей, провален, констатирует Счетная палата. В свою очередь руководство вузов считает международные рейтинги не вполне корректными.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Счетная палата оценила ход выполнения президентского указа о господдержке российских университетов и вхождении хотя бы пяти из них в первую сотню ведущих мировых научно-образовательных центров.

В мае 2012 года был издан президентский указ «О мерах по реализации госполитики в области образования и науки». Для проекта «5-100» был отобран 21 вуз, в том числе региональные — от Калининграда («Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта») до Владивостока («Дальневосточный федеральный университет» ДВФУ). В проект включили ряд известных московских вузов — ВШЭ, МФТИ, Первый Московский государственный медуниверситет. А также Казанский (Приволжский) госуниверситет, Новосибирский, Томский, Тюменский университеты, Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого и другие.

Итоги проверки — ни один из участников проекта «5-100» не вошел в первую сотню международных институциональных рейтингов.

Претендентов нацеливали на попадание в ведущие международные рейтинги: ARWU, THE, QS. ARWU — это академический рейтинг университетов мира (Academic Ranking of World Universities). THE — рейтинг университетов мира The Times (The Times Higher Education World University Rankings). QS — всемирный рейтинг университетов (Quacquarelli Symonds World University Rankings).

Мало публикаций, нет звездного состава

Счетная палата пояснила, что именно осталось за гранью возможностей российских ученых и преподавателей, какие показатели оказались неподъемными. Рейтинги THE и ARWU характеризуются высокими барьерами на входе. Для участия, например, в рейтинге THE приглашаются университеты, публикующие не менее 150 индексируемых Web of Science научных статей в год.

Расчет рейтинга ARWU происходит без непосредственного обращения в университеты. Информацию о вузах организаторы рейтинга берут из общедоступных web-источников. Кроме того, сведения собираются только по тем вузам, которые имеют преподавателей или выпускников, получивших Нобелевскую премию или медаль Филдса, или часто публикуют свои статьи в научных журналах «Nature», «Science» и т. д.

При этом СП отмечает, что отечественным университетам все-таки удалось добиться успеха по отдельным научным дисциплинам (предметам преподавания). «По итогам 2020 года восемь университетов вошли в топ-100 отдельных предметных рейтингов ARWU, THE и QS», — уточнила Счетная палата.

Улучшилась ситуация и с количеством публикаций в научных изданиях и уровнем цитирования российских вузов, индексируемых в Web of Science.

Удельный вес публикаций университетов из проекта «5-100» в общем числе российских публикаций, индексируемых в Web of Science, вырос с 17,4% в 2012 году до 33,3% в 2019 году. А доля таких вузов в общероссийском объеме публикаций в ведущих научных журналах мира за тот же период увеличилась с 19,7% до 47,7 %.

Реализация этого проекта тем не менее позволила российским вузам встроиться в мировые академические тенденции.

Правда, на эти скромные результаты было потрачено немало средств. Проект обошелся налогоплательщикам в 80 млрд рублей.

По итогам проверки Счетная палата вынесла ряд рекомендаций правительству. Например, добиться информационной прозрачности при выделении средств на подобные проекты. Ввести в практику «публичное подведение итогов» по проекту. А также создать систему стимулирования руководителей университетов и ректорского состава за достижение поставленных целей.

Минобрнауки, как субъект проверки и оператор проекта «5-100», с замечаниями Счетной палаты согласилось. Замминистра Андрей Омельчук пообещал учесть замечания аудиторов и использовать их в новой программе «стратегического академического лидерства «Приоритет-2030».

Деньги ничего не решают

«Газета.Ru» попросила участников проекта «5-100» объяснить, почему не удалось вписаться в глобальные рейтинги конкурентоспособности и было ли достаточным госфинансирование. Опрошенные университеты на нехватку средств не жаловались, хотя от дополнительных денег не отказались бы.

«Если ориентироваться на аналогичные проекты других стран, то там финансирование университетов было выше в три-пять раз, а аналогичный российскому эффект продвижения вверх наступил гораздо позже», — сказала старший директор по стратегическому развитию НИУ ВШЭ Ирина Карелина.

По ее словам, сейчас важно не потерять темпы господдержки, поскольку вузами, участвующими в проекте «5-100», «набрана высокая степень изменений, которая еще требует финансовых вложений».

В РУДН и вовсе сообщили, что госфинансирование университетов «было огромным». «Поэтому вопрос, скорее, не в объеме средств, а в их правильном приложении», — отметил младший научный сотрудник, менеджер по аналитической работе и международному образованию РУДН Равиль Асмятуллин.

А вот к самим рейтингам и ренкингам, к тому, как они структурированы, у российских университетов есть вопросы. «Примерно половина критериев QS основываются на опросах экспертов из академической среды и среди работодателей. Но оценка репутации на основе опросов — вещь очень субъективная. В меньшей степени опросы используются в оценке THE, но и там они присутствуют», — обратил внимание Асмятуллин из РУДН.

Но действительно есть проблема с уровнем цитирования и научными публикациями.

«Здесь заложена одна из больших проблем — это связь науки с высшей школой. Подразумевается, что современный вуз — это не только образовательное учреждение, а еще и исследовательский центр. Однако в РФ основная масса исследований концентрируется в Российской академии наук, а не в университетах», — пояснил Асмятуллин.

Кроме того, преподаватели отечественных вузов обычно настолько перегружены учебным процессом, чтением лекций, что времени для проведения исследований и подготовки научный статей просто не остается.

Еще одним критерием глобальных рейтингов является доля иностранных студентов и иностранных преподавателей. Не для всех российских вузов международная деятельность является приоритетом, и не все вузы, особенно региональные, могут найти средства, чтобы пригласить иностранного преподавателя, добавили в РУДН.

«Самым сложным рейтингом для российских вузов является Шанхайский рейтинг ARWU, прежде всего, за счет использования такого критерия, как Нобелевские лауреаты. Насколько объективно оценивать вузы, используя такие критерии, — предмет дискуссий. Но в итоге первые строчки рейтинга занимают американские и европейские вузы», — заключил Равиль Асмятуллин.

РУДН за пять лет поднялся на четыреста позиций в QS и сейчас занимает 326 место.

Авторами упомянутых рейтингов являются британцы и китайцы. Естественно, что они учитывают в них специфику образования своих стран и не учитывают российскую, отметили во ВШЭ.

«Например, в мировых рейтингах более эффективно продвигаются крупные многопрофильные университеты. Российская же система высшего образования много десятков лет развивалась по отраслевому принципу. Поэтому нашим вузам потребовалось некоторое время на перестройку, включая систему научных исследований и их представления в публикационной активности на английском языке», — сказала Ирина Карелина.

Она добавила, что с рейтингованием российских вузов не все так уж плохо. Просто среди участников президентского проекта было немало относительно молодых. «Для молодых вузов (открытых менее 50 лет назад) есть своя ветка институциональных рейтингов, где «Вышка» входит в топ-50 по версии двух агентств (QS и ТНЕ) и является единственным российским вузом в этом рейтинговом диапазоне. Так, в рейтинге молодых университетов QS ВШЭ занимает 31 место, а в THE — 41 место», — подчеркнула Карелина.

Если сравнивать скорость продвижения вузов в аналогичных проектах других стран, то Россия поднимается в рейтингах довольно быстро. «Некоторые наши вузы шагают к вершине по 50 позиций в год. Естественно, чем ближе к «вершине горы», тем требуется больше усилий на рывок вверх», — указала представитель ВШЭ.

Если же говорить о предметной ветке глобальных рейтингов, то российские вузы входят в топ-100 уже по многим предметам, даже по тем, где Россия традиционно была не сильна — социология, политология, экономика, гуманитарные науки. Например, по итогам 2020 года Высшая школа экономики входит в топ-3 российских вузов по совокупности позиций в предметных и отраслевых мировых рейтингах, уточнила представитель ВШЭ Карелина.

МГУ — единственный российский вуз, попавший в первую сотню QS (74 место). Но он не является участником президентской программы «5-100».

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо