Рейс MH-17

«Я увидел номер рейса и понял, что там мама и папа»


Очевидцы крушения Boeing 777 на Украине и родные жертв вспоминают день трагедии

«Я увидел номер рейса и понял, что там мама и папа»
17.07.15 
Автор: Дмитрий Евстифеев, Владимир Ващенко, Герман Петелин, Артур Громов, Анастасия Алексеева

Год прошел с момента крушения на Украине самолета «Малайзийских авиалиний». Boeing 777 был, предположительно, сбит ракетой и рухнул в Донецкой области в районе села Грабово. На борту рейса находились 283 пассажира и 15 членов экипажа — граждане десяти стран. Сейчас, вспоминая о трагедии, родственники погибших благодарят всех, кто их поддержал. Они не тратят силы на ненависть, а с любовью вспоминают потерянных родных. Не могут забыть о произошедшем и жители села Грабово, близ которого упал самолет.

«Этот запах преследовал меня всюду»

Отец Сергий служит настоятелем Троицкого храма в Грабово уже 25 лет. В годовщину трагедии батюшка проведет у поклонного креста, установленного на месте падения самолета, молебен за упокоение душ невинно погибших взрослых и детей во время катастрофы.

— В тот жуткий день мы как раз с матушкой были во дворе и видели, как самолет падал. Сначала вообще казалось, что он на нас летит огромным огненным шаром. Страшно, очень страшно в этот момент стало. Думаю, всё — сейчас предстану пред Богом. Молиться начал: «Господи, спаси, помилуй». А самолет прям над нами пролетел и за селом взорвался. Крик после взрыва по всему селу поднялся. Все, кто могли, туда побежали. И я перекрестился, сел в машину и тоже поехал. Надо же людям помочь... А там уже помогать некому…

До сих пор перед глазами стоит эта жуткая картина. Горящие обломки и останки тел прямо по дороге разбросаны. Я хоть к покойникам-то и привык — и отпеваю, и на моих руках, было дело, люди умирали, но здесь… Не могу… Как вспомню, тяжко становится. Повсюду валялись фрагменты тел, руки, ноги...

И вы просто не представляете всего этого ужаса и, самое главное, запаха. И я не мог понять, на что он похож. Этот запах преследовал меня всюду. Мучил. И только спустя неделю я понял, что точно так же пахнет на бойне, где режут скот. И на месте трагедии стоял именно этот запах — запах парного мяса... Когда я это осознал, я ужаснулся. За что, Господи, почему…

«Мы едва могли дождаться, как увидим ее счастливое лицо в аэропорту»

Близкие погибших рейса MH-17 помнят тот день до мельчайших деталей. Но всех их объединяет одно — они почти не говорят о возможных виновных, но ищут утешения. В соцсетях созданы мемориальные страницы, регулярно проводятся памятные встречи.

Фатиме Дышински было 25 лет. Она была инженером и основала в Голландии высокотехнологичный стартап под названием Xoterra Space, мечтая заниматься космическими исследованиями…

Родители Фатимы — Ежи и Анжела Дышински
Родители Фатимы — Ежи и Анжела Дышински

Родители Фатимы после крушения лайнера создали в Facebook страничку памяти о своей дочери. Практически каждый день они публикуют небольшие посты с ее фотографиями.

«Фатима преодолела свыше 1 млн километров по воздуху и столько раз облетела весь мир!» — писали ее родители, выкладывая очередное фото, где дочь дурачится в одном из аэропортов, стоя на одной ноге.

Вспоминают родители и последние слова, которые услышали от Фатимы. «Я сегодня в деловом костюме и у меня с собой два ноутбука, — похвасталась им Фатима по скайпу, сидя в амстердамском аэропорту Скипхол. — Там какие-то проблемы с посадкой, пойду выясню, в чем дело». Как станет известно позже, самолет вылетел в свой последний рейс с получасовой задержкой.

В тот день родители Фатимы, Ежи и Анжела Дышински, готовили сюрприз для дочери.

«Мы верили, что полет пройдет нормально, и едва могли дождаться, как увидим ее счастливое лицо в аэропорту, когда она увидит наш сюрприз — голубой BMW Z Roadster, — рассказали «Газете.Ru» родители девушки. — Ничто не предвещало чудовищной атаки на рейс MH-17».

«Фатима была пилотом планера и отличным бойцом кунг-фу, — вспоминают родители. — Она отличалась огромной выносливостью и страстью к точности. Это помогло ей получить нужные знания и сдать один из важнейших экзаменов для ее аэрокосмической программы, после того как она провела 100 дней подряд — не больше и не меньше — в библиотеке. Она любила духи, моду, разнообразные прически и красоту, играла на гитаре».

Родители Фатимы приняли участие в австралийском проекте, который призван объединить близких погибших и придать им сил, чтобы справиться с утратой. Для этого несколько жителей Сиднея съездили на место гибели «Боинга» под Донецком и сорвали подсолнухи, а их семена раздали родственникам жертв крушения — чтобы те могли посадить их в своих родных городах в Австралии.

«Мелочь, но, возможно, наши семена подсолнуха способны принести немного утешения», — говорят авторы проекта в Сиднее.

Родители Фатимы посадили подсолнух в родном городе дочери — австралийском Перте. В июле он зацвел.

«Все, что нам остается делать, — жить дальше, быть сильными»

Австралиец Пол Гард и его сестра потеряли в катастрофе обоих родителей. Страшная весть пришла к ним на рассвете — в Австралии было раннее утро.

«Самолет упал в то время, когда мы все спали. В 6 утра мне позвонила сестра. Она рассказала про экстренные выпуски новостей, и ее голос был сильно встревожен — на том рейсе могли находиться наши родители, — вспоминает в беседе с «Газетой.Ru» Пол Гард. — Она попросила меня проверить их дорожные документы. Когда я увидел номер рейса, я понял, что в упавшем самолете, скорее всего, находились мама и папа. Мы попытались связаться с полицией, но не смогли дозвониться. В то же утро мы получили звонок из правительства с подтверждением: мама и папа были на борту».

Родители Пола — Джилл и Роджер Гард
Родители Пола — Джилл и Роджер Гард

Родители Пола — Джилл и Роджер Гард — провели шесть недель в путешествии по Европе и возвращались домой после отпуска. Как рассказывает Пол, об этой поездке он и его сестра впоследствии узнали много деталей — родителей сопровождала мамина сестра и ее муж, которые возвращались домой на другом рейсе.

«Мой отец был врачом, он в течение многих лет проработал в госпитале города Тувумба (в штате Квинсленд на востоке Австралии. — «Газета.Ru»), там у него была своя лаборатория, — вспоминает Пол Гард. — Мама тоже врач — трудилась вместе с ним. Мама и папа принимали активное участие в жизни города. Мой отец организовал различные мероприятия на праздники, он также основал клуб любителей бега, помогал устраивать беженцев, играл в нескольких музыкальных группах. Родители были очень преданы своей профессии, но и о семье пеклись не меньше — когда мы с сестрой были детьми, они воспитывали нас с большой заботой. Они очень любили нас и души не чаяли во внуках. Наши достижения во взрослой жизни были бы невозможны, если бы не поддержка родителей. Мы очень любим их и скучаем. В сентябре у меня и у моей жены родится наш первый ребенок — было бы здорово, если бы они могли разделить с нами эту радость. Но судьба не всегда подкидывает нам то, что мы хотим и на что надеемся. Все, что нам остается делать, — это жить дальше, быть сильными. В каком-то смысле моей семье повезло — мы получили огромную поддержку от родных и близких, и это придавало сил».

«Не мог себе представить, что это был наш последний уикенд вместе»

Пим де Кайер
Пим де Кайер

32-летний голландец Пим де Кайер 17 июля 2014 года вылетел рейсом MH-17 на международную конференцию, посвященную борьбе со СПИДом. Помимо своей деятельности по борьбе с ВИЧ де Кайер работал наблюдателем на выборах в разных странах — включая, по словам знакомых, Россию и Украину, а также увлекался пешими походами. На последнем фото, опубликованном на его страничке в Facebook, де Кайер стоит с большим туристическим рюкзаком, а друзья желают ему приятного путешествия.

Как рассказал «Газете.Ru» брат Пима Кайера, Пол, лишь 16 июля, накануне годовщины, семья Пима получила его останки.

— Накануне годовщины мы получили последние из его останков, которые были на опознании в течение последних нескольких месяцев, — рассказал Пол де Кайер. — За день до годовщины у нас были похороны, мы погребли эти останки с остальными, захороненными ранее...

Последний раз мы с братом виделись за пару недель до катастрофы, — вспоминает Пол. — Мы провели выходные с родителями в Париже, где отмечали их годовщину свадьбы… В тот день мы были по-настоящему счастливы вместе… и я даже вообразить себе не мог, что это был наш последний уикенд вместе…

Последний раз я говорил с ним по телефону за день до катастрофы.

Это был день рождения матери, и брат был у родителей. Я не мог быть с ними из-за командировки в Брюсселе, но позвонил маме, чтобы поздравить, и после того как я поговорил с ней, она передала трубку брату. Тогда он мне рассказал о предстоящем путешествии — сначала собирался лететь в Мельбурн по работе, а затем путешествовать по всей Австралии, прежде чем отправиться в Малайзию на обратном пути, где жил и работал в течение последних нескольких лет. Он с таким нетерпением ждал поездки, поэтому был в приподнятом настроении. Как раз приближался его день рождения, 13 августа. Помню, как сказал ему, что если у него есть классная идея, как отметить, то я бы оплатил счет в качестве подарка. Это был наш последний разговор...

О катастрофе я узнал, когда был в своем офисе в Брюсселе. Я только вернулся со встречи и прочитал первое, очень короткое сообщение в интернете о самолете, который вылетел из Амстердама, направляясь в Куала-Лумпур, и разбился где-то на Украине. Я тут же вспомнил о брате, но на секунду успокоился — его конечной точкой был Мельбурн… Однако буквально через мгновение я осознал — Куала-Лумпур был его промежуточной остановкой...

***

«17 июля, в день убиения нашей царской семьи, будет молебен в храме, а потом мы вместе с прихожанами пройдем крестным ходом через Грабово к поклонному кресту, и уже там мы помянем всех убиенных воинов и мирных жителей, погибших в конфликте, а также безвинных жертв катастрофы, — делится планами настоятель Троицкого храма в селе Грабово отец Сергий. — Именно в этот день, когда разбился «Боинг», я осознал, что в Украине идет самая настоящая война, конца которой пока не видно».