Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Истребители времен Второй мировой против современных беспилотников. Кто победит

Борис Джонсон предложил вооружить Украину истребителями времен Второй мировой войны

Экс-премьер Великобритании Борис Джонсон на этой неделе заявил о том, что Украине для борьбы с беспилотными летательными аппаратами необходимы самые простые самолеты — типа британских истребителей Spitfire времен Второй мировой войны. Кто-то счел слова Джонсона шуткой, но военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок считает иначе — у самолета из прошлого есть некоторые неожиданные для обывателя преимущества перед БЛА.

Для эффективного поражения беспилотных летательных аппаратов противника «украинцам будет достаточно и истребителей Spitfire, жаль, что мы их больше не производим», — сказал Борис Джонсон.

В некоторых источниках высказывается предположение, что экс-премьер министр Великобритании сделал подобное заявление в качестве шутки. Однако на самом деле это далеко не шутка, а весьма и весьма здравое предложение.

Напомним, Supermarine Spitfire, («злюка, вспыльчивый») — британский истребитель времен Второй мировой войны. Различные модификации использовались в качестве истребителя, истребителя-перехватчика, высотного истребителя, истребителя-бомбардировщика и самолета-разведчика. Всего были построены 20351 «спитфайр», включая двухместные учебно-тренировочные машины. На данный момент в состоянии летной годности находятся 44 машины (по другим данным, 53 самолета).

Истребитель Supermarine Spitfire в версии Mk IXE, оснащенный двигателем Rolls-Royce Merlin 66, развивает скорость 650 км/ч на высоте 6 400 м, а практический потолок машины достигает почти 13 тыс. м. Машина вооружена двумя 20 мм пушками «Испано» Mk.II и двумя 12,7 мм пулеметами Браунинг M2.

Почему упоминание этих характеристик важно? К примеру, американский разведывательно-ударный MQ-9 Reaper оснащен турбовинтовым двигателем, он позволяет этому БЛА развивать скорость более 400 км/час (здесь и далее БЛА западного производства приводятся лишь в качестве примеров, аналогичными характеристиками располагают и многие другие аппараты класса MALE/HALE). Практический потолок Reaper составляет 13 тыс. м, примерно на такой же высоте летает и БЛА MQ-1C Grey Eagle. Опять-таки, турецкий БЛА Bayraktar TB2 обычно действует с высот 7-8 тыс. метров.

На таких высотах БЛА подобного типа поразит далеко не всякий зенитный ракетный комплекс. Не выполнят в большинстве случаев задачу по уничтожению беспилотных летательных аппаратов класса MALE/HALE и самые современные ударные вертолеты.

Некоторые БЛА (тот же MQ-9 Reaper) вертолеты просто не догонят. Напомним, максимальная скорость AH-64D Apache составляет 365 км/час (крейсерская скорость составляет 265−270 км/час), а максимально допустимая скорость российского многоцелевого ударного вертолета Ка-52 «Аллигатор» достигает 350 км/ч. При таких скоростных характеристиках геликоптеры смогут поразить БЛА типа MQ-9 Reaper стрелково-пушечным огнем только в переднюю полусферу. На догонных курсах эта задача уже не представляется возможной.

К тому же вертолеты «не достанут» беспилотные летательные аппараты на высотах 8-11 тыс. метров. Практический потолок AH-64D Apache составляет 5915-6400 м, а предельная высота полета российского Ка-52 «Аллигатор» достигает 5500 м. Разумеется, ударные вертолеты могут поразить своего противника ракетами класса «воздух-воздух». Однако для этого геликоптеры надо с достаточно высокой точностью выводить с помощью средств радиолокационной разведки и АСУ в окрестности цели с достаточно высокой точностью.

А вот истребитель Supermarine Spitfire в версии Mk IXE успешно действует во всем упомянутом диапазоне высот и скоростей, а его вооружение позволяет в считанные секунды сделать из любого беспилотного летательного аппарата решето.

К тому же в борьбе с теми или иными средствами нападения надо всегда учитывать и экономические характеристики (они тоже имеют весьма немалое значение в боевых действиях). К примеру, стоимость одного летного часа истребителя 5-го поколения F-35 составляет примерно $45 тыс. Если учитывать все остальные затраты (подготовка к боевому вылету, послеполетное обслуживание и пр.), то данное значение приближается к $60 тыс. То есть применять боевые машины подобного типа в борьбе с БЛА – вести огонь из орудий особой мощности по воробьям. Во многом это относится и к истребителям поколения 4++. Эти соображения, безусловно, принимаются во внимание при оперативно-стратегических расчетах.

В чем слабые места предложения экс-премьера Соединенного Королевства Бориса Джонсона? Нет точных данных, каков остаток ресурса у 44 оставшихся в живых истребителей Supermarine Spitfire и не закончится ли он после первых двух-трех боевых вылетов. Как бы там ни было, это машины музейного плана и высокого боевого напряжения они попросту не выдержат. К тому же очевидные трудности у эксплуатантов возникнут при обеспечении истребителей времен Второй мировой войны требуемыми марками авиационного топлива, масел, запасными частями, боеприпасами (производство ряда компонентов придется организовывать заново).

Поэтому вполне здравое предложение Бориса Джонсона надо несколько переформатировать (то есть перейти на более современный уровень) и предложить в виде средства борьбы с беспилотными летательными аппаратами самолеты типа EMB-314 Super Tucano. К слову говоря, это в равной степени касается и отечественных Воздушно-космических сил. Проблема борьбы с БЛА и для ВС РФ стоит не менее остро. И самолета, сравнимого с Super Tucano, в боевом составе ВКС РФ пока нет.
EMB-314 Super Tucano, напомним, это легкий штурмовик, выпускающийся бразильской компанией Embraer. Машина оснащена турбовинтовым двигателем Pratt & Whitney PT6A-68/3, позволяющим EMB-314 развивать максимальную скорость в 590 км/ч и достигать практического потолка в 10 тыс. м. Стрелково-пушечное вооружение самолета представлено двумя 12,7-мм пулеметами FN Herstal M3 и подвесной 20-мм пушкой на фюзеляжном узле. Подобная машина с такими тактико-техническими характеристиками легко помножит на ноль любой беспилотный летательный аппарат.

Как ранее писала «Газета.Ru», и это надо учитывать особо, любое активное средство ПВО покажет себя эффективным только в том случае, если оно является элементом хорошо продуманной и правильно построенной системы противовоздушной обороны, в ходе создания которой во главе угла должны быть системность и комплексность. Давать что-то из образцов вооружения россыпью — значит, обречь все дальнейшее дело на неудачу.

Каким же образом бороться наиболее эффективно с БЛА (и барражирующими боеприпасами)? Начинать построение системы ПВО для борьбы с БЛА всех типов надо с создания эффективной системы радиолокационной разведки. При этом зоны обнаружения РЛС всех типов (с многократным перекрытием) должны обеспечивать обнаружение и сопровождение всех возможных воздушных объектов с предельно малых высот. К этому надо добавить, что практически уже ко всем типам современных локаторов надо добавлять оптический канал. Очень важное требование к РЛС дежурного режима в этом случае — их высокая подвижность. Время свертывания и развертывания локатора не должно превышать пяти минут.

Далее — и это, по всей видимости, одна из главнейших и важнейших задач — построение автоматизированной системы сбора, анализа радиолокационной информации и выдача своевременных целеуказаний всем возможным огневым средствам. Скорее всего, здесь без искусственного интеллекта не обойтись, а время запаздывания информации должно составлять не более нескольких секунд.

К борьбе с БЛА, помимо зенитных ракетных систем ближнего действия, малой и средней дальности, должны быть привлечены (несмотря на вышеупомянутые недостатки геликоптеров) и боевые вертолеты (специально подготовленные экипажи и боевые машины), укомплектованные подвесными контейнерами с 12,7-мм пулеметами — от 6 до 12 на каждом вертолете, и, разумеется, самолеты типа Як-130 и легкие штурмовики типа EMB-314 Super Tucano.

Кроме того, по всей видимости, специализированные боевые бронированные машины на земле также надо оснащать зенитными пулеметными установками калибра 12,7- 30-мм, причем количество стволов должно быть от четырех и выше. Оптические прицельные приспособления при этом должны отвечать всем современным требованиям. Подобные машины должны быть предназначены в первую очередь для борьбы с барражирующими боеприпасами (так называемыми дронами-камикадзе).

В этом плане целесообразно на новой основе вернуться к установкам типа ЗПУ-4 (14,5-мм зенитная установка счетверенных пулеметов КПВ (крупнокалиберный пулемет Владимирова), предназначена для поражения целей на высоте до 1500 метров), счетверенным зенитным пулеметным установкам на основе крупнокалиберного пулемета ДШКМ с высотой поражаемых целей 1200-1500 м, зенитным установкам ЗУ-23 калибра 23 мм с эффективной дальностью стрельбы до 2000 м (целесообразно увеличение количества стволов до 4-6).

Вполне возможно, стоит рассмотреть вопрос о переоборудовании шестиствольных авиационных пушек калибра 30 мм в наземный вариант. Аналогичный опыт за рубежом имеется. К примеру, это относится к системе противовоздушной обороны M167 Vulcan (VADS), которая представляет собой шестиствольную авиационную 20-мм пушку со скорострельностью 3000 выстрелов/мин и эффективной дальностью стрельбы в 1200 м.

Весьма перспективным средством для борьбы с ударными БЛА представляется отечественный комплекс «Деривация-ПВО», оснащенный 57-мм автоматической пушкой с большой скорострельностью.

Эта система во многом позволит перекрыть дальность применения высокоточного оружия беспилотниками, то есть позволит уничтожить БЛА еще до пуска им средств поражения.

С уменьшением массо-габаритных характеристик и увеличения количества БЛА, принимающих участие в одном ударе, во весь рост встает проблема оснащения войск лазерным оружием, поскольку в настоящее время главная проблема (и это проблема из проблем, можно сказать) — огромный ценовой разрыв между стоимостью средств нападения (БЛА) и средств обороны.

Ударный дрон-камикадзе (он же барражирующий боеприпас) может стоить несколько сотен долларов, а цена зенитной управляемой ракеты даже ближнего действия достигает уже несколько десятков тысяч долларов (и это по самым скромным оценкам). Поэтому применение классических средств борьбы (ЗРК/ЗРС ближнего действия и малой дальности) с подобными воздушными объектами может привести к крайнему изнурению возможностей обороняющейся стороны и повлечь за собой, без всякого преувеличения, коллапс оборонно-промышленного комплекса этой страны в ходе длительного ведения боевых действий.

Наконец, крайне эффективное средство борьбы со всеми типами БЛА — применение средств радиоэлектронной борьбы.

Именно РЭБ в значительной степени может свести к нулю все боевые возможности БЛА, поскольку в любом случае на беспилотниках всех возможных типов есть радиоканалы, без которых навигация и боевое применение средств поражения становятся невозможными. Кроме того, эффективным будет и ослепление видео (оптико-электронных) каналов, которые есть практически на всех БЛА.

Основное в деле борьбы с БЛА — это системный и комплексный подход. Если упущено хотя бы одно звено, эффективное поражение беспилотников становится невозможным. То есть это или система с необычайно малым временем реакции, или полное господство в воздухе БЛА вероятного противника со всеми последующими крайне негативными моментами.

Надо заметить, что лазерное оружие, искусственный интеллект и дроны-истребители в борьбе с БЛА – это вопросы завтрашнего и послезавтрашнего дня. А задачу надо было решать уже вчера. На этом фоне и Supermarine Spitfire, и многоствольные зенитные пулеметные/пушечные установки смотрятся вполне реалистично. То есть Борис Джонсон вовсе не шутил.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть