Слушать новости
Слушать новости

«Задача «Посейдона» — уничтожить авианосец»

Как ВМФ России будет использовать беспилотные аппараты

Американское издание The National Interest утверждает, что Военно-морской флот России стремительно наращивает число беспилотных аппаратов, и они могут «придать дальнейшую форму» ВМФ России. «Газета.Ru» разбиралась, какие именно беспилотники входят в состав российского военного флота и для чего они могут применяться.

«Все подводные беспилотники – торпеды»

«В отличие от американских, китайских и британских коллег, российские военные неустанно реализуют широкий спектр беспилотных проектов, охватывающих все подразделения. Российские военные считают, что беспилотные аппараты «Посейдон» проходят слишком глубоко и слишком быстро, чтобы их можно было перехватить средствами, доступными НАТО», – пишет The National Interest.

Крупнейший подводный беспилотник-торпеда – российская роботизированная атомная подлодка «Посейдон». Ранее сообщалось, что ВМФ России поставит на боевое дежурство до 32 таких аппаратов. Скорость движения «Посейдона» – до 200 км/час. Сегодня не существует средств поражения объектов, движущихся на такой скорости на глубине. Кроме того, крайне сложно обнаружить и сопровождать такой аппарат.

«Снижение уязвимости от перехвата данного аппарата могло достигаться различными способами. В их числе – минимизация габаритных параметров (относительно обитаемых подводных аппаратов), повышение скоростных характеристик, а самое главное – обеспечение глобального радиуса действия для обеспечения гарантированного нанесения неприемлемого ущерба противнику», – рассказал «Газете.Ru» эксперт в области беспилотных систем Денис Федутинов.

«Посейдон» – многоцелевой аппарат, который может в ударном варианте нести ядерный заряд. По словам научного сотрудника ИМЭМО им. Е.М. Примакова, военного эксперта Ильи Крамника, в этом случае «одна из его вероятных задач – уничтожение авианосной группы».

«Если аппарат будет оснащен системой самонаведения – а его габариты это позволяют – то он может уничтожить авианосец, фактически выступив в роли очень большой управляемой торпеды с ядерным зарядом»,

– пояснил Крамник.

По его словам, существует большое разнообразие подводных беспилотных аппаратов, «от малых, которые можно опускать в воду и поднимать руками, до больших формата «Посейдон». Большие аппараты разных видов строятся во многих странах, активно – в США. В основном – в качестве разведывательных роботов, но предполагается, что они смогут выполнять и боевые задачи, минировать базы, проходы, использовать торпеды, добавил Крамник.

«Задач от Минобороны не поступало»

Федутинов отметил, что, с учетом состояния и обозримых перспектив развития авианесущей составляющей ВМФ РФ, в качестве носителей беспилотников могут главным образом рассматриваться корабли, не предназначенные для размещения пилотируемой авиации.

«Это обстоятельство значительно сужает область потенциально применимых систем до аппаратов ближнего и малого радиуса действия самолетного и вертолетного типов. Если говорить о первых, то в силу малой размерности самих дронов и, соответственно, скромных возможностей по несению целевой нагрузки, основными их задачами будут разведка и наблюдение. Некоторое исключение могут представлять беспилотники вертолетного типа, способные поднимать более существенную нагрузку, в составе которой могут быть также и ударные средства», – сказал он.

Для применения с палуб вертолетоносцев или авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» в России создан тяжелый беспилотник С-70 «Охотник». В октябре он прошел испытания на полигоне Ашулук. Дрон может поражать движущиеся цели, действовать под руководством истребителя пятого поколения Су-57 или самостоятельно.

Военный эксперт Дмитрий Литовкин отметил, что для российской промышленности «не составит труда посадить «Охотника» на палубу авианосца, но «задач от Минобороны на массовое производство беспилотников корабельного базирования не поступало».

«Компания «Сухой» производила самолеты, способные садиться на палубы авианесущего корабля. В «Сухой» входит «МиГ», который поставляет для флота палубные МиГ–29. Это позволяет предполагать, что посадить «Охотник» на палубу авианосца не составит труда. Технологически это возможно»,

– уточнил эксперт.

По мнению редактора журнала «Арсенал Отечества» Алексея Леонкова, палубные беспилотники в условиях высокотехнологичного глобального конфликта не сыграют такую же роль, как в локальном.

«Несмотря на то, что летательные беспилотники часто называют дешевым заменителем тактической авиации, в глобальных конфликтах они не сыграют такую же роль как в локальных, когда у одной из воюющих сторон есть беспилотники, а у другой нет средств ПВО. Основное назначение беспилотников в случае глобального конфликта – выдача целеуказания, разведка и, по возможности, нанесение некоторых точечных ударов, поэтому часто их рассматривают наравне с ракетами средней дальности», – заключил он.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть