Пенсионный советник

Сделать свою ставку

Галина Анни 20.03.2008, 20:00

На прошлой неделе в отеле «Советский» продавали черных сфинксов и белых хризантемы. В легендарных стенах «Яра» Русская Галерея Искусств провела 10-ый юбилейный аукцион живописи «Русская живопись. Век XX».

На торгах были представлены 80 полотен художников-реалистов 19-го и, главным образом, 20-го веков. В аукционном каталоге значились такие громкие имена, как Аркадий Пластов, Константин Маковский, Николай Тархов. Торги прошли с серьезным успехом - было продано более половины работ, из них многие - с превышением эстимейта.

Эксперты в последние годы отмечают стремительный рост интереса к коллекционированию живописи у нас в стране. В первую очередь, это хорошее вложение средств - цены на некоторых авторов, например, Пластова, выросли за последние несколько лет в пять раз, а вообще рынок советской живописи вырос на 300 процентов за последние три года.

При этом картины уходят не на Запад, как чаще всего было в 90-е годы, а остаются в частных отечественных коллекциях.

Участие в аукционе - элегантный и близкий отечественной публике способ пополнения коллекции. При стуке аукционного молоточка у зрителя немедленно пробуждается генетическая память и требует сделать ставку - тем более, что цены на современные полотна были довольно доступными, начинаясь от 800 долларов. Принять участие в аукционе можно, зарегистрировавшись при входе и получив карточку с номером. Публика, заполнившая зал на сто мест, была разной - и бизнесмены, и элегантные дамы состоятельного вида, и скромные представители крупных финансовых компаний, и даже платиновые блондинки в мини-юбках и ажурных чулках, - не сделавшие, впрочем, ни одной ставки.

Торги шли плавно и спокойно, никто, по примеру Остапа Бендера, не кричал «200» - все-таки продавались картины из частных коллекций, стартовые цены были приближены к рыночным, поэтому аукционные не всегда достигали резерва - суммы, дешевле которой лот не продается. Однако и здесь встречались исключения, порой неожиданные. Скажем, яркий лубок «Букет тёти Аурики» Михаила Аникеева вызвал на торгах серьезный ажиотаж. И наоборот, великолепный портрет певицы Имы Сумак, написанный участницей группы «Бубновый валет» Антониной Сафроновой в 1960 году, остался непроданным.

Антонина Софронова. «Портрет Имы Сумак». 1960
Антонина Софронова. «Портрет Имы Сумак». 1960

Руководитель Русской Галереи Искусств Юрий Герасимов заметил: «Свой покупатель есть у каждой картины, но он необязательно сидит в зале на этот раз».

В этот раз в зале были покупатели Тархова, Налбандяна, Грекова, Маковского. Полотно Грекова «На другой день в станице Платовская» ушло за 135 тысяч долларов, «Летний пейзаж» Маковского - за 100 тысяч, а рекорд аукциона поставила картина Николая Тархова «Черные кошки и белые хризантемы», написанная в 1912 году. Успешно продался натюрморт Дмитрия Налбандяна. У всех картин хороший провенанс - история владения, галерея за этим тщательно следит.

За картины торговались в зале и по телефону. Располагающая манера ведения аукциона оставила приятное впечатление. Ведущий успевал представлять каждую из картин, не «давил» на публику, не выказывал разочарования, когда лот оставался невостребованным. Александр Тихонов, эксперт с сорокалетним стажем, автор нескольких книг о рынке русского антиквариата, специально приехавший на этот аукцион из Женевы, был согласен с нами:

«Аукцион ведется интеллигентно и честно, без невежливых подначек, без фальшивых ставок, когда ведущий смотрит в потолок, но называет ставку».

Такая практика, по его словам, распространена, чтобы «подогреть» зал на суммах, не достигающих резервной цены, то есть, аукционер ничем не рискует в случае если более высоких ставок не окажется.

Торги заняли около двух часов, после чего публика отправилась оформлять покупки. Приобретший одно из современных полотен деловой человек из нефтегазового сектора поделился с нами любовью к российскому искусству: «Увлекся собирательством четыре года назад. Бываю на аукционах, вернисажах, знакомлюсь с художниками. Часто езжу на родину в Уфу, там есть очень интересные авторы, а цены - на порядок ниже, чем в Москве. Дарю картины друзьям и знакомым, хотя иногда бывают недоразумения. Одаряемому в голову не приходит, что картина стоит пять тысяч долларов, - а ценника на нее не повесишь.»

Борис Нахалов. «В саду». 2000 год
Борис Нахалов. «В саду». 2000 год

Азарт приобретательства заразителен. Даже совершенно равнодушным к живописи людям после посещения аукциона хочется повесить на стену какой-нибудь пейзажик.

А более чувствительные к искусству души часто томятся из-за недостаточности средств. Им стоит вспомнить совет Гертруды Стайн, данный юному Хемингуэю:

«Надо покупать либо одежду, либо картины. Вот и все. Никто, кроме очень богатых людей, не может позволить себе и той другое. Не придавайте большого значения одежде, а главное, не гонитесь за модой, покупайте прочные и удобные вещи, и тогда у вас останутся деньги на картины.»

«Но даже если я никогда больше не буду покупать себе одежду,- возражал Хемингуэй, - все равно у меня не хватит денег, чтобы купить те картины Пикассо, которые мне нравятся.»

«Да, для вас он недоступен. Вам придется покупать картины людей вашего возраста, одного с вами военного призыва. Вы с ними познакомитесь. Вы встретите их в своем квартале.»

Главное - не пропустить тот момент, когда сверстники еще готовы отдать свои полотна по сходным ценам. Когда вы обнаружите их на Сотбис, будет уже поздно.