«Ягудин иногда приходит домой весь зацелованный. Теперь прилетела ответочка»

Тотьмянина рассказала о поцелуе на «Ледниковом периоде», Загитовой-ведущей и судействе Тарасовой

Олимпийская чемпионка Татьяна Тотьмянина рассказала в интервью «Газете.Ru», как ее дочери и супруг Алексей Ягудин отреагировали на поцелуй с актером Иваном Колесниковым в «Ледниковом периоде» и почему ей было особенно приятно услышать восхищенные слова от Татьяны Тарасовой, объяснила, по какой причине Ягудину стало легче работать ведущим в паре с Алиной Загитовой во втором сезоне шоу, а также рассказала о своих планах поехать на Олимпиаду в Пекине.

— Вы шикарно откатались с Иваном Колесниковым под саундтрек к фильму «Привидение» и получили максимальные баллы от судей. Как нашли именно эту музыку и этот сюжет?

— Когда нам сказали, что следующая тема на «Ледниковом периоде» — мюзиклы, мне сразу пришел в голову именно этот, потому что я видела эту постановку в Лондоне и в Москве, и в принципе это очень трогательная история, которую мне хотелось воплотить на льду. Все постановщики и Ваня были изначально против, но, так как на выбор у нас было очень мало времени из-за того, что параллельно мы показывали спектакль Ильи Авербуха «Анна Каренина», то все сказали: «Окей, давайте попробуем».

Дальше мы столкнулись с другой большой проблемой — как перенести на лед в коротком номере весь мюзикл, чтобы все было понятно. Сначала думали, что будет очень много реквизита. Но из-за того, что практически не было времени для репетиций, а работа с реквизитом — это тоже очень сложная часть, мы решили обойтись без него. И мне кажется, что получилось даже намного лучше.

— Татьяна Тарасова была в восторге — отметила, что все было исполнено настолько музыкально, что превратилось в произведение искусства. Насколько для вас важно ее мнение как судьи? Все-таки она редко бывает в таком восхищении.

— Да, Татьяна Анатольевна очень редко говорит неправду (смеется). Поэтому услышать такие слова от нее — как бальзам на душу. Это стимулирует тебя к дальнейшему росту. Хочется, чтобы каждый раз все нравилось — и не только Татьяне Анатольевне, но и тебе самому, что бы ты был удовлетворен неделей, проведенной на льду.

— Многие отмечали — и судьи тоже, что вы прекрасно показываете артистизм на льду и даже превосходите в этом Ивана, хотя он профессиональный актер. На ваш взгляд, почему так получалось?

— Это было в первых эпизодах шоу, когда Иван еще толком не держался на коньках. Конечно, показывать актерскую работу и при этом нести огромную ответственность за меня на льду, и самому работать ногами — это крайне сложно.

К тому же мы с Иваном встретились буквально за три дня до первой съемки, и до этого он катался дня четыре — все. По этой причине мы чуть-чуть дольше втягивались, нежели другие пары, и так получалось, что я чувствовала себя комфортно на льду, а Иван пока не очень. Из-за этого, наверное, судьям казалось, что я превосхожу его в артистизме. Но, как видите, все выравнивается, и такое уже не повторяется (улыбается).

— Почему вы встретились с Иваном лишь за три дня до первой съемки?

— Просто у каждого свои графики. Я работала в Сочи в спектакле «Анна Каренина», а у Ивана были съемки. Как только он смог уделить время этому проекту, тогда мы и начали тренироваться.

— На «Ледниковом периоде» каждая пара выполняет свой набор элементов — абсолютно разных. У вас с Иваном много поддержек — и довольно сложных, которые требуют сильной концентрации. Возможно, поэтому Иван и не может показывать свой артистизм во всей красе. Если же говорить о других парах — например, о Евгении Медведевой и Дане Милохине, то у них может быть поддержки две-три, а в остальном они больше танцуют и зажигают. На ваш взгляд, является ли честной конкуренция с такими разными по сложности и количеству элементами? И как можно оценивать в таком случае пары?

— Не надо заигрываться и думать, что это у нас Олимпийские игры (улыбается). Все-таки это замечательное семейное шоу, и каждая пара здесь существует в рамках своих возможностей. Мне кажется, судьи оценивают в большей степени конкретную пару по тому, как она растет от этапа к этапу. И если судьи видят прогресс, тогда, конечно, и оценки растут. Поэтому говорить, что кто-то танцует, а кто-то делает что-то другое… Ну, у каждого свои сложности. И кто сколько посвящает времени проекту, тот такую оценку и получает.

— Вы уже упомянули, что одновременно участвовали в спектакле «Анна Каренина» и готовились к съемкам «Ледникового периода». Как удавалось это совмещать?

— Неделя была сложной, потому что мы играли по два спектакля в день, а вечером Иван приезжал ко мне в «Лужники», и мы еще два-три часа тренировались для «Ледникового периода». Да, это было сложно, но я поймала себя на мысли, что мне нужно либо отдыхать, либо работать на 100%.

То есть я не могу существовать в таком плавающем режиме. Сейчас мне очень нравится то, чем я занимаюсь, и я получаю удовольствие. К тому же отпуск не за горами, в январе, поэтому все хорошо (смеется).

— В «Анне Карениной» вы играли княгиню Бетси, которая по сюжету романа дружит с Анной, но после ее ухода от мужа отворачивается от подруги, хотя сама не является святой и изменяет супругу. Как вы понимаете этого персонажа? Сложно ли изображать такую натуру на льду?

— Илья Авербух как режиссер спектакля не то чтобы видоизменил сюжет, но построил стратегию спектакля так, что я там не совсем подруга Анны. Мы с моим партнером Максимом Марининым, который играет антрепренера, владеем салоном «Салон де Флер», где происходит действие (Тотьмянина и Маринин стали олимпийскими чемпионами Турина-2006 и продолжают выступать в паре в ледовых шоу. — «Газета.Ru»). То есть мы управляем тем, что происходит на сцене. Авербух немного трансформировал историю, и в нашем контексте я не подруга Карениной. Но, честно, когда мне выдали эту роль, я не понимала, как ее сделаю.

— Она такая сложная?

— Не то чтобы сложная. Просто я не люблю тусовки и сборища и не люблю управлять. Я предпочитаю сидеть подальше от людей и в принципе я асоциальный человек. А здесь нужно было брать на себя зал и всех ребят подстраивать под себя. И хотя моя роль не главная и не большая, она все равно получается очень яркая.

— Каково было перестраиваться после долгого катания с Иваном Колесниковым в «Ледниковом периоде» на выступление в паре с Максимом Марининым?

— Как Максим шутит, когда мы снова встаем в пару: «О-о-о, я на «Мерседес» сел» (смеется). Сложно возвращаться обратно после выступлений с Максимом, потому что там ты уже даже не задумываешься, а здесь надо притормозить и дать возможность Ивану тоже поучаствовать в процессе (улыбается). Но ничего, справляемся.

— За прошлый номер на «Ледниковом периоде» под Your Heart Is As Black As Night вы получили очень высокие оценки, но, помимо блестящего выступления, многие обсуждали и ваш страстный поцелуй. Ваш супруг Алексей Ягудин даже пошутил, что ему не понравилось, что у вас такой красивый и высокий партнер. А как на самом деле Алексей и ваши дочки относятся к немного откровенным номерам с вашим участием?

— Когда мы выступали со спектаклем «Ромео и Джульетта» Ильи Авербуха, я играла Джульетту, а Максим Маринин — Ромео, и у нас там тоже было два таких страстных поцелуя.

И когда маленькая дочка в первый раз увидела, что я целуюсь с другим дядей, не с папой, она спросила: «Этё тсё, реально? Она целуется реально с ним?!» (мило изображает возмущенный голос. — «Газета.Ru»). Но дочки все равно воспринимают это как часть игры на сцене, они понимают, чем занимаются мама с папой.

Когда Алексей иногда приходит домой весь зацелованный, я его спрашиваю: «Ты откуда?» Он отвечает: «Из театра, со спектакля». Вот, собственно, ответочка прилетела (смеется). Я тоже с работы.

— Ваш супруг комментировал соревнования на Первом канале — в частности, Гран-при США и Канады в ночное время. Вам это не мешало?

— Нет-нет, мы привыкли. У каждого своя работа, и мы не лезем в обсуждение того, кому и во сколько куда ехать. У нас было буквально две-три недели, когда была съемка, Алексей улетал куда-то по работе, потом возвращался рано утром, а я уже вставала и ехала на репетицию… Мы буквально махали рукой друг другу и все. Порой для семейной пары, которая существует уже 14-15 лет, полезно расставаться, скучать и потом снова встречаться (улыбается). Мы же не офисные служащие — с 8 до 17. Наша работа подразумевает подобные расставания.

— Не хотели бы прокомментировать как-нибудь соревнования вместе?

— Нет, это во-о-обще не мое. Пока есть возможность проявлять себя на льду, лучше там (улыбается).

— Алексей работает на «Ледниковом периоде» ведущим вместе с Алиной Загитовой. В прошлом году он буквально являлся ее наставником, потому что она только начинала вести шоу, и ей было тяжело. Как, на ваш взгляд, они смотрятся в этом году? Стало ли Алексею чуть легче?

— В этом году Алексей говорит, что ему намного проще работать, потому что Алина уже полностью в процессе: она приходит подготовленной, с выученными подводками, она понимает, как работать на камеру. Мне кажется, они составляют очень органичную картинку для ТВ. Поэтому мне приятно на них смотреть как на ведущих.

— В разгаре олимпийский сезон. Удается ли следить за соревнованиями?

— Нет, вообще не слежу. Бывает, что Алексей приходит и говорит: «О, вот это вот круто, вот это, вот это…». Я могу набрать в интернете, посмотреть прокат. Но в целом… нет (смеется).

Мне это пока неинтересно, потому что основным турниром все-таки будет Олимпиада. И есть вероятность, что я там буду присутствовать как зритель. Это пока только мысль, но будет ли такая возможность, посмотрим.

Скажу честно, я очень долго не наблюдала за соревнованиями, но в 2019 году я присутствовала на чемпионате мира в Японии — в зале. Вот это были эмоции! Я плакала на каждом выступлении. Потому что настолько круче смотреть это вживую. И намного интереснее, чем сейчас какие-то этапы.

Я понимаю, что ребята набирают форму, рейтинг, но в любом случае интереснее смотреть финал — чемпионат мира или Олимпиаду.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть