Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
«Смирила гордыню и попросила прощения»: как Косторная вернулась к Тутберидзе

Тутберидзе взяла Косторную на испытательный срок

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Этери Тутберидзе согласилась принять обратно Алену Косторную, которая летом 2020 года со скандалом перешла в академию Евгения Плющенко. Однако наставница назначила фигуристке испытательный срок в два месяца и потребовала восстановить за это время тройной аксель.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Алена Косторная официально объявила о возвращении в группу Этери Тутберидзе. Правда, это решение еще не окончательное: фигуристке назначили два месяца испытательного срока.

На данный момент есть сомнения в том, что она способна вернуться в ту форму, в которой переписала на свое имя два мировых рекорда и стала чемпионкой Европы. Если к маю стать конкурентоспособной не получится, Косторной придется покинуть «Хрустальный» и либо завершать карьеру, либо уходить в какую-нибудь менее популярную группу.

В эфире Первого канала Тутберидзе перечислила все условия, которые должна выполнить фигуристка для окончательного закрепления в своем старом-новом коллективе:

«Алена должна полностью войти в наш процесс без каких-либо дополнительных выходных, без условий, чтобы ей кто-то не мешался на льду (после перехода в академию Евгения Плющенко фигуристка жаловалась, что ей мешали тренироваться в «Хрустальном» множество малолетних фигуристов, с которыми приходилось делить лед. — «Газета.Ru»). Это мы должны решать, наверное. И еще она должна запрыгать тройной аксель».

Последнее условие кажется сейчас практически невыполнимым, учитывая, что за весь сезон у Плющенко Косторная так и не смогла вернуть триксель. Да и за два месяца предсезонных сборов у Тутберидзе еще летом 2020 года фигуристка тоже не приблизилась к этой цели. А ведь тогда она еще не находилась в таком измотанном и болезненном состоянии, как сейчас.

Напомним, в этом сезоне Косторную преследовали серьезные проблемы со здоровьем, которые начались еще летом (на сборах с группой Тутберидзе) и в дальнейшем пополнялись новыми диагнозами. В первую очередь это травмы спины и ноги, а еще больше усложнили ситуацию коронавирус и ангина, добившие иммунитет спортсменки зимой.

Остается надеяться, что фигуристка каким-то чудом сможет совместить восстановление от физических проблем, столь необходимое ей сейчас, и сумасшедшую пахоту, без которой не обойтись для соответствия требованиям Тутберидзе и возвращения тройного акселя.

Сама Косторная хоть и выглядела на интервью порядком изможденной, заверила, что приложит все усилия, чтобы вновь завоевать доверие прежнего тренерского штаба.

«Когда я тренировалась в этом сезоне в другой школе, то понимала, что не могу сама себя до конца заставить что-либо сделать. Если бы я была у Этери Георгиевны, то сделала бы все, что надо, и даже больше.

Когда я ехала на раскатке (на первой тренировке после возвращения в группу Тутберидзе. — «Газета.Ru»), то умирала, потому что я давно не ехала в таком темпе. Всю раскатку думала, что если переживу ее, то переживу и все остальное», — рассказывала фигуристка.

Спросили Косторную и о громкой фразе в интервью японскому телевидению: «Возможно, технику было бы легче восстановить, останься я у Тутберидзе? Или, может, мне следовало перейти, потому что после перехода я стала больше улыбаться?»

Теперь спортсменка фактически отказалась от этих слов и заявила, что плохие результаты на турнирах заставили ее переосмыслить свои поступки:

«В академии Евгения Плющенко улыбаться я, может, и стала больше, но не там, где надо. Улыбаться можно на пьедестале, а поплакать в углу после тренировки. А можно улыбаться везде, кроме пьедестала, потому что просто туда не попала.

Шестое место на финале Кубка России — это не то чтобы обидно... это четко дает понять, что все у тебя в жизни идет не так и это надо менять. Нужно идти извиняться, смирять свою гордыню и просить прощения.

Я должна доказать, что достойна кататься в этой группе и что я достойна их внимания».

Положение Косторной в группе сейчас и вправду очень шатко. Тутберидзе даже призналась, что принять фигуристку обратно ее уговаривала дочь Диана (тоже фигуристка, но выступает в танцах на льду).

«Диана была ее адвокатом. Говорила: «Мама, ты должна дать шанс». Наверное, бог велел дать шанс. Не хочу в голове держать мысль, что могла дать человеку возможность, а он остался с нереализованной мечтой на всю оставшуюся жизнь», — рассуждала наставница.

Однако лед определенно тронулся: Косторную не только пустили на тренировки, но и запланировали ее участие в шоу Тутберидзе «Чемпионы на льду», которое состоится в Москве 6 апреля.

В эфире Первого канала сообщили, что фигуристка может исполнить там произвольную программу под композицию Билли Айлиш «Lovely», которую ей поставили в «Хрустальном» незадолго до ухода в академию Плющенко.

Этот номер фигуристке ставил один из тренеров и главный хореограф группы Даниил Глейхенгауз. Специалист был настолько доволен работой, что даже выложил фрагмент программы отдельным постом на своей странице в Instagram.

После расставания с Косторной тренерский штаб иронизировал, что поставил «две лишние программы». Что ж, теперь все возвращается на круги своя.

Правда, в этой ситуации беспокоит вопрос: неужели произвольная программа, поставленная фигуристке всемирно известным канадским хореографом Ше-Линн Бурн в январе, будет просто забыта?

Даже по фанатскому видео с тренировки на финале Кубка России и с неидеальным исполнением от Косторной было понятно, что потенциально это разрывная программа. Будет очень жаль, если в «Хрустальном» откажутся от этой работы, которая досталась им совершенно бесплатно.

К слову, о деньгах — у фигуристки еще остались неразрешенные финансовые вопросы с академией Плющенко.

Супруга олимпийского чемпиона, продюсер Яна Рудковская, которая является совладелицей академии фигурного катания и активно ведет дела организации, сообщила, что Косторная должна компенсировать расходы на работу с ней.

«Есть контракт с самим клубом, тренировочный, касающийся непосредственно работы спортсмена в «Ангелах Плющенко». Была выполнена определенная работа, затраты на нее нужно компенсировать. И тут вопрос к клубу, в который она уходит.

Если они действительно хотят к себе Алену Косторную, если она им нужна, то клуб заплатит. Ну или кто-то заплатит.

Могу сказать точно, что, если бы мы забирали спортсменку с таким контрактом, мы бы заплатили. Мы частный клуб и точно можем себе это позволить», — рассказала Рудковская в интервью «Спорт-экспрессу».

Понять руководство «Ангелов Плющенко» можно. Они выполнили все требования Косторной: 1) организовали ей постановку четырех программ за сезон, причем работа Ше-Линн Бурн вряд ли стоила меньше нескольких тысяч евро (такие обычно расценки у постоянного хореографа двукратного олимпийского чемпиона Юдзуру Ханю и двукратного чемпиона мира Нэйтана Чена); 2) пошили несколько платьев, которые стоят в фигурном катании по 100-200 тысяч рублей, 3) предоставили личный коттедж на территории нового тренировочного комплекса, 4) выделили самое удобное время на льду, ограничив ее тренировочную группу семью-восемью фигуристами, чтобы никто не мешал чемпионке Европы, 5) потратили немало средств на ее лечение от травм и болезней в течение всего сезона.

Как был в итоге решен вопрос с компенсацией, пока неизвестно. Даниил Глейхенгауз два дня назад утверждал, что именно финансовые трудности мешают переходу Косторной, и новой информации по этой теме пока не поступало.

Сам Плющенко был довольно великодушен в его интервью по поводу Косторной:

«Все спонсорские контракты, которые были сделаны Алене, были сделаны только для нее. Мы не получили, не взяли никакого процента. Думаю, во многих случаях тренеры и менеджеры взяли бы деньги за услуги, за спонсорство. Мы этого делать не будем, не собираемся и не делали. Программы, которые были поставлены Ше-Линн Бурн, остаются Алене. Я действительно потратил большие суммы. Ну ничего, бывает, все нормально».

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо