онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
Фигурное катание / Чемпионат мира

Умер Валерий Брошин

Умер Валерий Брошин

pfc-cska.com

На 47-м году после продолжительной болезни скончался двукратный чемпион СССР и обладатель Кубка СССР 1991 года Валерий Брошин. Любимец армейских и зенитовских болельщиков так и не смог справиться с раком. Всего неделю назад его выписали из больницы.

Валерий Викторович Брошин (19.10.1962 - 05.03.2009)

Воспитанник футбольной школы «Смена» (Ленинград). Выступал за ленинградский «Зенит» (1979-1985, 1995), ЦСКА (1986-1991, 1993-1994), финский КуПС (1992), испанскую «Бадахосу» (1992/93), израильские «Хапоэль» Кфар-Саба (1993), «Маккаби» Петах-Тиква (1994), туркменский «Копетдаг» (1997-1998), ростовский СКА (1999), московскую «Нику» (2000), белорусский «Гомель» (2001). В чемпионатах СССР провел 184 матча, забил 21 мяч. В чемпионатах России сыграл 28 матчей, забил 5 мячей. В чемпионатах Израиля сыграл 13 матчей.

Чемпион СССР в составе «Зенита» (1984) и ЦСКА (1991), с армейцами также выиграл Кубок СССР (1991). Чемпион Туркмении (1998).

За сборную СССР сыграл 3 матча. Первая игра – 18 апреля 1987 года со Швецией – 1:3. Последняя игра – 29 августа 1990 года с Румынией – 1:2. В конце 90-х годов выступал за сборную Туркмении.

Казалось бы, Брошина спасла операция, сделанная в феврале на средства, собранные болельщиками и друзьями, а также ПФК ЦСКА, которые в прессе организовали кампанию по сбору средств на лечение футболиста, которому смертельный диагноз поставили в августе прошлого года. Валерий должен был восстанавливаться дома, причем для помощи ему и его семье (жена Ольга не работает, старшая дочь учится в институте, младшая — в 7-м классе) снова был организован специальный счет и начат сбор средств. Но было уже поздно.

Воспитанник знаменитой питерской школы «Смена», Брошин стал знаменитым в 1984 году, когда выиграл чемпионат СССР, первый для ленинградского «Зенита», а завершал карьеру в итоге в Белоруссии, будучи футболистом сборной Туркмении.

Реклама

«Зенит» середины 80-х под руководством Павла Садырина был почти полностью составлен из местных воспитанников, потому и был так любим в городе на Неве. Впрочем, у самого Брошина роман с «Зенитом» не сложился так, как хотелось бы. На взлете карьеры, по мнению Садырина, Валерий «поймал звезду». Обвинили его еще и в нарушении режима и отчислили, да еще дисквалифицировали — Брошину пришлось полтора года служить в Эстонии. Кто бы мог подумать, что второе золото чемпионата СССР Брошин выиграет под руководством именно Садырина, который возглавил ЦСКА. Под занавес карьеры Брошин поиграл и в «Зените» в первой лиге, тоже с Садыриным. По зловещей иронии судьбы, и Брошин, и его тренер не выдержали в неравной борьбе со смертельной болезнью. Из триумфального состава ЦСКА-1991 нет в живых уже Михаила Еремина, Дмитрия Быстрова и Виктора Янушевского...

После триумфального сезона-1991 Брошин отправился за границу, где, впрочем, найти себя так и не сумел. Финляндия, Испания, Израиль, но нигде он так и не задержался. Брошин всегда говорил: «Заграница — это не мое! Мне лучше у нас, в России». В 1998 году даже стал чемпионом Туркмении в составе «Копетдага» (даже получил туркменское гражданство и поиграл за местную сборную), а завершил карьеру в итоге в белорусском «Гомеле» почти в 40 лет, хотя в Белоруссии играл на довольно серьезном уровне и немало забивал. В интервью «Спорт-Экспрессу» потом вспоминал свою историю давний партнер Брошина по ЦСКА Валерий Масалитин: «Мог, между прочим, уехать в ЮАР — но вместо себя туда Валерку Брошина сосватал. Тот вроде понравился, вернулся в Москву за трансфером, а сумку с формой в ЮАР оставил. Так до сих пор она там и лежит, раздумал возвращаться. Поехали мы в Ашхабад. Тоже чудо — Туркменбаши, плюс 60 в тени, по дубовым футбольным полям козы ходят — отгонишь их и играешь... Потом в ростовский СКА зазвали нас с Брошиным. Тренируемся сами по себе, ничего не понимаем. К тренеру подошли: «Когда нас заявят?» — «А вы готовы?» Народ, конечно, встал, когда нас на поле выпустили...»

Хотя Брошин получил неплохое тренерское образование в ВШТ в 2000 году и поработал в Гомеле помощником Сергея Подпалого (ныне успешно работающего в Новотроицке), а затем тренировал московскую «Нику», послефутбольная жизнь у него так и не задалась. Последние годы перед тяжелой болезнью он подзарабатывал игрой за ветеранов. Так и не смог Брошин заиграть толком за сборную России, хотя за национальную команду СССР провел три матча и попал на чемпионат мира 1990 года, правда, просидел в Италии в запасе.

В какой-то степени причастен Брошин и к олимпийскому золоту 1988 года, сыграв два матча в отборочном турнире.

Буквально несколько дней назад про Брошина вспомнил «Советский Спорт» в своем приложении «СС-Футбол». Кто знал, что статья будет фактически посмертной? О друге вспоминал Владимир Татарчук: «Перед операцией Валере было тяжело говорить — и он на нас злился: мы его не понимали и все время переспрашивали. После операции он пока еще не разговаривает… Но Броха даже сейчас шутит: пытается что-то руками показать, бровями двигает… Врачи говорят: «Будет так себя вести — поправится совсем скоро». Броха — тот еще весельчак! Он в ЦСКА всем прозвища давал. Ко мне из-за невысокого роста приклеилась кличка Малый. А я его звал Белобрысым».

Помочь Брошину пытались и его бывшие партнеры по «Зениту» и ЦСКА, и простые болельщики. «Я благодарна всем, кто не остался в стороне: Валера Минько, Саша Гришин, Володя и Наташа Татарчук, Анжелика и Александр Колосовы, Таня и Дима Кузнецовы, Миша Колесников, Олег Малюков, родители Игоря Семшова Вера и Петр — все, как только узнали, тут же приехали. Мы читали пожелания в интернете. А одна болельщица даже позвонила: «Мы Валеру давно не видели, а тут узнали, что он заболел, передайте ему привет…» — говорила вдова Брошина Ольга.

Когда Татарчук давал последнее интервью про жизнь Брошина, тот написал на бумажке, попросив передать корреспонденту: «Я очень благодарен, что мне помогают и поддерживают меня».