На родину, мать

Маму погибшего в Петербурге таджикского мальчика депортируют из России

,
Мать пятимесячного Умарали Назарова, скончавшегося в петербургском Центре реабилитации детей в октябре, будет депортирована в Таджикистан. Суд отказался оставить ее в России на время расследования гибели ее сына. «Газета.Ru» изучила отчет СПЧ по данному инциденту: по мнению правозащитников, женщина имеет право предъявить иск к России, а против полицейских и сотрудников УФМС, забравших ребенка, необходимо возбудить уголовное дело.

Консула не услышали

Скандал, связанный с гибелью Умарали Назарова — пятимесячного ребенка таджикских мигрантов в Санкт-Петербурге, — получил продолжение. В четверг, 12 ноября, городской суд Петербурга оставил в силе решение о выдворении из России его матери Зарины Юнусовой. Это решение уже вступило в силу, и теперь, согласно российскому законодательству,

женщина должна покинуть территорию страны в течение 15 суток и заплатить штраф в 5 тыс. руб. за просроченную регистрацию.

Если этого не будет сделано, Юнусову депортируют.

Ранее запрет на въезд в Россию и постановление о выдворении женщины из России вынес Октябрьский районный суд. Женщину признали виновной в нарушении правил въезда и режима проживания в Российской Федерации. В четверг в городском суде Санкт-Петербурга состоялось двухчасовое апелляционное заседание, однако выиграть защитники Юнусовой так и не смогли. Несмотря на многочисленные доводы адвокатов женщины, судья Широкова не нашла оснований отменять решение нижестоящей инстанции.

Правонарушение, в котором УФМС обвиняет Юнусову, заключается в том, что срок ее пребывания в России истек 26 декабря 2014 года. Сама женщина объясняла это тем, что на тот момент она была беременна и потому не могла улететь обратно в Таджикистан. В самом начале сегодняшнего заседания адвокаты женщины требовали допросить сотрудников УФМС — по их мнению, работники миграционной службы и полицейские изымали мальчика из семьи незаконно, не составив должных протоколов.

Сегодня девушку, едва говорящую по-русски, сопровождал переводчик, что позволило пролить свет на некоторые подробности произошедшего. По словам девушки,

в ту ночь, когда у нее забрали сына, она практически ничего не понимала: ребенка буквально вырвали из рук без каких-либо объяснений и даже не дали его покормить перед отправкой в реабилитационный центр,

где Умарали впоследствии и скончался. Зарина также подтвердила, что не расписывалась в протоколе задержания, поскольку не умеет ни читать, ни писать по-русски.

Незнание языка обернулось против девушки и на предыдущем суде, где принималось решение о выдворении из России. «Из-за путаницы с переводчиками Зарина даже не смогла понять, что ей говорили в Октябрьском суде, когда выносили решение о выдворении. Ей предоставили переводчика с узбекского языка, тогда как она говорит только на таджикском», — сообщила 12 ноября в горсуде адвокат Юнусовой Ольга Цейтлина. Кроме того, защитники указывали на то, что в ситуации с Зариной представителями властей были нарушены право на личную жизнь и право семейной жизни. Адвокаты также предоставили ходатайства о расхождении данных в официальных документах, оформленных сотрудниками ФМС и полиции.

Почетный консул Таджикистана в России Мухаммадназар Мирзода попросил суд не выдворять Зарину Юнусову в связи с необходимостью установить истину об обстоятельствах смерти ее ребенка. Однако

доводы дипломатического представителя остались неуслышанными.

В итоге выводы Октябрьского суда о том, что Юнусова должна покинуть страну за то, что находилась здесь нелегально, были признаны убедительными. Не помог матери умершего Умарали и тот факт, что она была признана потерпевшей по уголовному делу о смерти своего ребенка и высылка из страны нарушит ее права. Женщина еще может обжаловать сегодняшнее решение, обратившись к председателю горсуда Епифановой, но, как отмечает «Фонтанка», это право вовсе не гарантирует ей возможность оставаться в стране. Адвокаты женщины планируют оспорить решение суда, однако высылка матери из России может произойти еще до обжалования приговора.

«Синдром внезапной смерти»

По словам члена Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Евгения Шаблинского, который выезжал на место происшествия, полицейские не имели оснований для составления «Акта о выявлении подкинутого или заблудившегося ребенка» в отношении Умарали Назарова.

«Он не был ни подкидышем, ни заблудившимся ребенком, не был оставлен без попечения родителей, — говорит Шаблинский. — В одном помещении рядом с ним находились его родственники: мать и бабушка. Отец (Рустам Назаров) также находился рядом у входа в отдел УМВД. Не имелось также предусмотренных в инструкции оснований для вызова скорой помощи».

По результатам проведения доследственной проверки было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). В СПЧ считают, что не менее важным является правовая квалификация действий сотрудников полиции. «В частности, в действиях сотрудника ОПНД УМВД России по Адмиралтейскому району Алексеевой Н.В. (а также тех лиц, которые отдали ей соответствующий приказ — если таковой, действительно, был отдан)

имеются признаки деяния, предусмотренного статьей 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями»)», — говорится в документе, попавшем в распоряжение «Газеты.Ru».

«Мотивы действий сотрудницы полиции Алексеевой неясны», — рассказал Шаблинский «Газете.Ru».

7 ноября было обнародовано заключение судмедэкспертов, работавших с телом мальчика почти три недели. Как говорится в заключении комплексной судмедэкспертизы: «Причиной смерти Умарали Назарова явилось заболевание: генерализованная вирусная (цитомегаловирусная) инфекция. Данная инфекция осложнилась развитием легочно-сердечной недостаточности».

Однако, согласно отчету членов СПЧ, при поступлении его в больницу медики сделали вывод о том, что ребенок практически здоров, его состояние было признано удовлетворительным. Был отмечен избыток веса у ребенка.

На вопрос сотрудникам медицинского учреждения о возможной причине смерти главный врач медучреждения Надежда Григорьева предположила: «Синдром внезапной смерти».

«Мы не ставим тут под сомнение заключение экспертов. Однако, на основании имеющихся данных можно говорить лишь о том, что никаких признаков указанных заболеваний (требующих безотлагательного помещения ребенка в медицинское учреждение) не было зафиксировано ни в «Акте о выявлении подкинутого или заблудившегося ребенка», ни врачами «скорой помощи», ни специалистами «Центра медицинской и социальной реабилитации детей, оставленных без попечения родителей», — говорится в отчете.

И самое главное: эти

результаты никак не могут влиять на юридическую квалификацию действий сотрудников МВД — их действия не соответствовали ни закону (ст. 77 Семейного кодекса, в частности), ни даже ведомственной инструкции.

Шаблинский уверен: женщина имеет право предъявить иск к России и отстаивать свои права в международных судебных инстанциях.

Мальчик, который не выжил

Умарали Назаров скончался в ночь на 14 октября в Центре медицинской и социальной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей. Ребенка забрали у матери, Зарины Юнусовой, сотрудники УФМС, пришедшие к ним с проверкой. С документами оказалось не все в порядке, поэтому, пока суд выдвигал обвинения, ребенка отвезли в больницу, где он и умер. По предварительной версии, от острой респираторной вирусной инфекции.

Сотрудниками полиции также была инициирована доследственная проверка в отношении родителей умершего мальчика, в действиях которых усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего). По заверениям задержанных — Далера и Зарины, накануне гибели малыш был здоров.

Ребенка, который нуждался в уходе, просто отобрали у матери, даже не сказав, куда его собираются отвезти, говорят родители мальчика.

Из протокола допроса Далера Назарова (1998 г.р., родной брат Рустама Назарова – отца Умарали, русским языком владеет):

«…Примерно через 30 минут к машине подошла женщина-сотрудник полиции, старший лейтенант. Ее могу описать так. Рост примерно 165 см, рыжие волосы, брекеты на зубах. Одета она была в форму полиции. Опознать ее смогу. После этого я, Зарина, Умарали, двое сотрудников УФМС и старший лейтенант зашли в здание, поднялись на 2 этаж и зашли в кабинет. Номер кабинета не помню. Старший лейтенант стала у меня и у Зарины спрашивать о наших именах, местах жительства и о том, чем мы занимаемся. В ходе опроса Умарали стал плакать. В это время мне позвонил брат (Рустам — муж Зарины и отец Умарали) и услышал, что Умарали плачет. Он спросил, проголодался ли ребенок и почему он плачет. Зарина хотела покормить ребенка сначала из бутылки, но смесь уже остыла, и поэтому она отвернулась и стала кормить ребенка грудью. В это время, когда нас допрашивали, переводчика не было. Старший лейтенант спрашивала о том, чей ребенок, и я сказал, что это ребенок брата и Зарины. Я также сказал, что все документы у бабушки и что она их везет сюда. После этого один из сотрудников УФМС (кто именно, не помню) сказал Зарине, чтобы она шла за ним. Так как Зарина не понимает русский язык, я перевел ей. После этого Зарина встала, при этом Умарали был у нее на руках.

Старший лейтенант подошла к ней и стала отбирать ребенка. Зарина пыталась удержать его, но старший лейтенант вырвала Умарали из рук Зарины.

Зарина была очень напугана. Когда старший лейтенант отбирала ребенка, она ничего не говорила… После этого сотрудники УФМС куда-то увели Зарину, а я со старшим лейтенантом и Умарали пошли в помещение дежурной части. После этого старший лейтенант занесла Умарали в дежурную часть, а я остался в коридоре…»

Самих же Назарова и Юнусову полицейские отвели в судебный участок. Где через пять часов суд вынес постановление об их выдворении из страны. После суда Юнусова пошла в полицию, но сотрудники отдела отказались с ней общаться. После того как поиски не дали результатов, Юнусова вернулась домой.

Утром 14 октября ей позвонили и сообщили, что ее сын скончался.

Из протокола допроса свидетеля Абдуллоева М.И. – родственника Рустама и Зарины Назаровых:

«14.10.2015 г. в утреннее время на мобильный телефон Мехринисо сообщили, что Умарали Назаров скончался 14.10.2015 около 00 часов. Далее мы в составе Рустама, Мехринисо и меня направились по адресу Цымбалина, 58, там в больнице нам сообщили, что Умарали умер, причину смерти не сообщили, Умарали нам не показали, а сообщили, что он направлен в морг. В какой именно не сказали. Далее я пытался отыскать местонахождение тела Умарали, мы искали его на протяжении 3 дней, но не могли найти. Затем 16.10.2015 г. мы узнали, что труп Умарали находится в морге на Екатерининском проспекте, 10, но так как мы не успели в рабочее время в данный морг, мы направились туда 17.10.2015 г., где Рустаму был предъявлен труп Умарали.

Я увидел на его лице в области губ запекшуюся кровь, а также синяки в области глаз…»

Смерть малыша вызвала большой общественный резонанс. Более сотни мигрантов из Таджикистана вышли к консульству Таджикистана в Петербурге. Они требовали объективного расследования трагедии. К таджикскому консульству в Санкт-Петербурге приносили цветы и игрушки, общественники устраивали у здания одиночные пикеты.