Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Контрреволюция раздавлена»: как красные захватили Владикавказ

100 лет назад красные отбили у белых Владикавказ

24 марта 1920 года красные повстанцы захватили Владикавказ. Немногочисленный гарнизон белых спешно покинул город, бросив броневики с пулеметами и взорвав за собой мосты. Так окончилась власть генерала Антона Деникина на Северном Кавказе, который теперь ждала усиленная советизация. Лидер местных большевиков Григорий Орджоникидзе, как и обещал, преподнес Владимиру Ленину дорогой подарок.

Как белые пришли в Грозный и Владикавказ

Владикавказ перешел под контроль белых в январе 1919 года. Только что созданные Вооруженные силы Юга России (ВСЮР) под командованием Антона Деникина тогда развертывали масштабное наступление на Северном Кавказе. Главные роли сыграли здесь два молодых генерала, прославившиеся своей лихостью и склонностью к авантюризму. Андрей Шкуро взял Нальчик, в то время как Виктор Покровский после упорного боя торжественно вступил в Грозный. Оба командира, выдвинувшиеся в первые месяцы Гражданской войны, имели под своим началом сильную конницу. Она и решила исход борьбы за города региона.

Против белых отчаянно бились ингуши, распропагандированные большевиками. Однако приказ об овладении Владикавказом был выполнен частями генерала Владимира Ляхова почти безукоризненно. Белогвардейцы атаковали город с трех сторон на рассвете. Шкуро наступал на левобережную часть. Как указывалось в оперативной сводке, противник продемонстрировал на этом направлении «необыкновенное упорство».

Исход боя окончательно сложился в пользу белых после того, как на помощь кавалеристам пришли бронепоезда.

«Ударная группа ворвалась в город с востока, пластуны овладели вокзалом. Сопротивление противника стало слабеть и к 16 часам 28 января весь Владикавказ был в наших руках», — отмечалось в донесении штаба Добровольческой армии о ходе боев.

Уцелевшие красноармейцы отступили в горы. Бежавшие вместе с ними советские работники скрывались в труднодоступных районах Чечни и Ингушетии, а затем пробрались в Грузию, откуда к своему ужасу были выданы меньшевиками белым казакам. Часть большевиков с семьями была расстреляна, другие раздеты догола, избиты и отправлены во Владикавказ.

Орджоникидзе обещал город Ленину и просил денег

Всего через год ситуация развернулась в обратную сторону. Остатки разгромленных во время похода на Москву армий ВСЮР беспорядочно откатывались к Черному морю, уже потеряли Екатеринодар и морально готовились к эвакуации в Крым. 16 марта РККА вошла в Пятигорск, 17-го красные партизаны взяли Грозный, 22-го пал Майкоп. Слабый гарнизон еще остававшегося под властью белых Владикавказа уже не мог уследить за порядком в городе. Подняло голову и приступило к активным действиям большевистское подполье. Дни администрации Деникина на Северном Кавказе были сочтены.

«В начале марта начался исход с Северного Кавказа, — резюмировал главком ВСЮР в своих «Очерках русской смуты». — Войска и беженцы потянулись на Владикавказ, откуда в 10-х числах марта по Военно-Грузинской дороге перешли в Грузию. Обезоруженные грузинами войска и беженцы были интернированы потом в Потийском лагере».

В это время один из лидеров большевистской партии в регионе Григорий Орджоникидзе писал председателю Совнаркома Владимиру Ленину обнадеживающие записки о том, что Грозный и Владикавказ скоро будут возвращены. В одном из таких посланий от 14 марта 1920 года сообщалось, что «горское население ждет с нетерпением нашего прихода».

«Нужны большие суммы. Настоятельно прошу немедленно выслать миллиард», — писал вождю революционер Серго.

Во Владикавказе располагалась ставка главноначальствующего и командующего войсками Северного Кавказа ВСЮР генерала Ивана Эрдели. Одного из основателей Белого движения большевики мечтали захватить в плен, для чего стремились перехватить основную коммуникацию – Военно-Грузинскую дорогу, по которой беженцы и военные начали отход в Грузию. Однако реализовать задумку красным не удалось. Когда партизаны ударили по белогвардейцам с тыла, те оставили город и организованно отошли на юг в Тифлис.

Вместе с ними из-за плохого самочувствия не эвакуировался военный врач Михаил Булгаков. Он болел тифом и остался во Владикавказе. После выздоровления именно здесь началась его писательская карьера.

«Будут применены репрессивные меры»

В телеграмме командующего 11-й советской армией Матвея Василенко и члена ее Реввоенсовета Сергея Кирова от 20 марта 1920 года уточнялось, что «на владикавказском направлении противник поспешно отступил за реку Терек, разрушив железнодорожный путь и мост». 23 марта сообщалось, что гарнизон белых покинул город, забрав с собой большое количество оружия и танки. Вместе с тем, по данным красных, во Владикавказе было оставлено «до ста тридцати орудий и много пулеметов».

Участник Гражданской войны на стороне большевиков, впоследствии военный историк Василий Сухоруков в своей книге «11-я армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге в 1918-1920 гг.» уточнял, что в ночь на 24 марта во Владикавказ первым вступил осетинский отряд, затем – ингушский, а днем в город прибыли отряд грозненских рабочих и отряд кабардинцев.

«Движение войск 11-й армии на Моздок, Гудермес, победоносный захват Грозного повстанцами Николая Гикало воодушевили и подняли боевой дух красных партизан в Дагестане.

Они вступили в решительные бои с белогвардейскими войсками, все еще удерживавшими города Дербент, Петровск и Темир-Хан-Шуру.

Всем повстанческим движением и подпольной партийной работой в Дагестане руководил Дагестанский обком РКП(б), получавший директивы, средства и партийные кадры от бюро Кавказского крайкома из Баку, в котором играл руководящую роль Анастас Микоян. Кроме того, большую помощь большевикам Дагестана оказывал Реввоенсовет 11-й армии, возглавлявшийся Сергеем Кировым», — подытоживал Сухоруков.

Город был захвачен красными повстанцами практически без боя еще до подхода основных сил. Им также достались два броневика в полной исправности и вооружении, что считалось ценным трофеем. О выполнении задачи Орджоникидзе докладывал командир отряда кабардинских повстанцев Михаил Мордовцев.

Наконец, 24 марта 1920 года сформированный из бывших подпольщиков Временный революционный комитет Владикавказа рапортовал о взятии власти в городе. Был устроен митинг и провозглашена советская власть.

«Товарищи и граждане! Деникинская контрреволюция раздавлена, — было написано в объявлении ревкома. – Красные войска вступили во Владикавказ. Обескровленный революцией пролетариат города призывается вновь к устроению своей жизни на началах, провозглашенных Российской коммунистической парией. Все товарищи и граждане Владикавказа призываются в этот торжественный момент проявить в наивысшей степени сознание гражданского долга».

Председатель ревкома Николай Пшеничный в своем приказе подчеркивал, что «советской народной власти досталось тяжелое наследие».

«Бессмысленное разрушение Добровольческой армией мостов, железных дорог, порча полотна, подвижного состава, вывоз денежных знаков и продовольственных грузов нанесли громадный вред трудовым массам, — констатировалось в документе. – В настоящий момент военным командованием и Владикавказским ревкомом делается все от них зависящее к скорейшему восстановлению транспорта. Ревком, ставя в известность население города о причинах временного тяжелого экономического положения, призывает всех к дружной работе. К лицам, умышленно скрывающим для спекулятивных целей продовольственные продукты и товары, будут применены репрессивные меры, как к сознательным и злейшим врагам трудовых масс».

В своих мемуарах Пшеничный утверждал, что «последние воинские части деникинцев отступали в панике». Большевик вспоминал:

«Вооруженные дружины и отряды трудящихся Владикавказа заняли и охраняли почту, телеграф, госбанк, вокзал, основные промышленные предприятия и материальные склады. Для встречи партизан со всех концов города к вокзалу устремились люди и начали накапливаться на привокзальной площади все в большей массе. Рабочие-железнодорожники укрепили на здании вокзала заготовленный еще накануне транспарант — «Владыкой мира будет труд». Они же вынесли на площадь стол, послуживший трибуной для выступавших на митинге, а также красный флаг, сделанный на скорую руку из куска кумача, и портрет Карла Маркса, обвитый красной лентой».

Регулярные части Красной армии появились во Владикавказе только 31 марта. Вместе с ними прибыли Киров и Орджоникидзе.

27 марта наступающие силы овладели Новороссийском и Темир-Хан-Шурой (ныне Буйнакск), 28 марта РККА вошла в Хасавюрт, а 30 марта в Петровск (современная Махачкала), откуда гарнизон белых ушел на пароходах в Баку. ВСЮР на Северном Кавказе были окончательно разгромлены.