Пенсионный советник
«Революция началась!» Первый провал Гитлера

95 лет назад в Мюнхене произошел Пивной путч

95 лет назад нацисты под руководством Адольфа Гитлера предприняли первую попытку захватить власть. Устроенный ими Пивной путч в Мюнхене провалился, однако последовавший судебный процесс благодаря широкому освещению в прессе сделал Гитлера знаменитым. В дальнейшем он извлек ошибки из своего раннего опыта.

В ноябре 1923 года нацисты впервые попытались захватить власть в Германии. Усилия Адольфа Гитлера и его соратников окончились полным провалом – колонну членов НСДАП практически в упор расстреляли полицейские. Мюнхенские события вошли в историю как Пивной путч (с пивными залами были связаны все основные вехи НСДАП). Руководство страны не прислушалось к тревожному сигналу, посчитав нацистский лагерь полностью разгромленным. Однако жесткий разгон шествия не испугал Гитлера. Будущий фюрер продолжил копить силы и годы спустя взял убедительный реванш.

Реклама

В 1923 году политическую обстановку в еще не восстановившейся после поражения в Первой мировой войне Веймарской республике буквально взорвала оккупация промышленной Рурской области французско-бельгийскими войсками. К таким действиям союзников побудило прекращение выплат репараций немецким правительством. Оккупация вызвала в народе волну возмущения, однако власти во главе с беспартийным канцлером Вильгельмом Куно призывали людей лишь к «пассивному сопротивлению».

Ситуацию использовали в своих интересах оппоненты правящего режима – прежде всего коммунисты и правые.

В зажиточной и традиционно обособленной от остальной Германии земле Бавария было введено чрезвычайное положение и сформирована власть во главе с силовиками. Чтобы продемонстрировать собственную самостоятельность, они отказались выполнить приказ Берлина об аресте будораживших народ радикальными лозунгами лидеров НСДАП.

Гитлер воспринял это как сигнал лояльности и решил действовать. 34-летний вожак находился в расцвете физических сил, был энергичен и полон политических амбиций. Да, для центральных властей Гитлер – опасный популист, полумаргинал с экстремистскими замашками. Зато в глазах многих простых людей, жаждавших реванша за национальное унижение Германии, — надежда на славное будущее, едва ли не единственный политик, идущий на контакт с населением.

В силовом отношении нацисты опирались на штурмовые отряды Эрнста Рема, которые были сформированы на базе фрайкоров — военизированных формирований реваншистов, действовавших после войны.

Особые надежды Гитлер возлагал на союз с Эрихом Людендорфом – популярнейшим генералом Первой мировой, реальным национальным героем, уничтожившим армию Александра Самсонова в битве при Танненберге в 1914 году. Вистов ему добавляло то, что автор концепции «тотальной войны» не был замазан позором Компьенского перемирия: громкая отставка Людендорфа состоялась за три недели до капитуляции в железнодорожном вагоне и, кстати, лишила кайзера Вильгельма II последних симпатий.

Чувствуя всеобщее обожание, Людендорф ушел в политику. Националистические и все нарастающие под влиянием супруги антисемитские взгляды прибили его к НСДАП. Гитлер считал Людендорфа своей несомненной удачей и верил, что присутствие на трибуне такого тяжеловеса привлечет на сторону нацистов военных. Расчет, впрочем, не оправдался: на баварцев отталкивающе повлияло и прусское происхождение полководца, и его увлечение шовинистическими идеями.

Тем не менее, поддержка НСДАП все равно получилась довольно солидной. Окрыленный открывающимися перспективами, Гитлер провозгласил «поход на Берлин» — подобно тому, как Бенито Муссолини в 1922 году маршировал на Рим.

Активная фаза развернулась вечером 8 ноября в мюнхенском пивном зале «Бюргербройкеллер», где для выступления перед толпой собралось начальство силовых ведомств. В результате молниеносно проведенной операции помещение оцепили 600 боевиков СА. У входных дверей установили тяжелые пулеметы.

Около 21.00 Гитлер во главе ударного отряда ворвался внутрь, забрался на стол в центре зала и выстрелил в потолок из пистолета.

«Национальная революция началась! — прокричал он.

— Зал окружен вооруженными до зубов людьми. Никто не имеет права покидать зал. Если сейчас же не установится тишина, я прикажу установить на галерее пулемет. Баварское правительство и правительство рейха низложены, образуется временное правительство рейха, казармы рейхсвера и земельной полиции захвачены, рейхсвер и земельная полиция уже выступают под знаменами со свастикой!»

Как ни странно, киношный маневр Гитлера не заставил собравшихся паниковать. Ему даже не удалось убедить министров войти в свое «новое правительство», в котором сам Гитлер провозглашался канцлером, — на это они согласились только после «уговоров» Людендорфа. Получив же разрешение покинуть пивную, все пленники полностью отказались от своих слов, объявив, что их вынудили дать гарантии бунтовщику под дулом пистолета.

Утром следующего дня нацисты предприняли попытку забрать под контроль центр Мюнхена. Направившуюся на площадь Мариенплац колонну общей численностью примерно в 3000 человек возглавили Людендорф и весь цвет тогдашней верхушки НСДАП: бок о бок шагали Гитлер, Герман Геринг и Рудольф Гесс. По краям и в авангарде маршировали штурмовики. В их рядах выделялся Генрих Гиммлер (Йозеф Геббельс присоединился к нацистам в 1924 году).

У знаменитой баварской достопримечательности Фельдхернхалле дорогу процессии перегородила шеренга из 100 полицейских. Последовали переговоры и взаимные препирательства.

На предложение Гитлера сдаться превосходящим силам нацистов полицейские открыли огонь на поражение.

Как вспоминал в своих мемуарах очевидец расстрела американский дипломат Роберт Мерфи, обладавшие военной подготовкой Людендорф и Гитлер сразу же упали на землю, что спасло им жизнь. 16 членов НСДАП были убиты на месте или умерли от ранений. Среди них оказался высокопоставленный партийный функционер Макс фон Шойбнер-Рихтер, во время войны работавший в оккупационной администрации в Прибалтике. Две пули словил Геринг. Из-за непрекращавшихся болей он затем стал принимать морфий, нарушивший психику.

По прошествии десяти лет, уже после прихода НСДАП к власти, все погибшие были объявлены мучениками, пострадавшими за правое дело. Саркофаги с их останками были перенесены на площадь Кенигсплац. Годовщина путча, окрещенного Гитлером Национальной революцией, при нацистском режиме ежегодно отмечалась в пивных залах Мюнхена с непосредственным участием вождя.

В начале следующего года Гитлера судили по обвинению в государственной измене. Процесс протекал довольно миролюбиво. Зачинщиков приговорили к небольшим срокам. Например, Рему дали всего три месяца. Лишь Гитлеру назначили лишение свободы на пять лет в крепости Ландсберг, однако уже через девять месяцев лидер НСДАП вышел на свободу.

В заключении он не скучал – писал «Мою борьбу» и занимался спортом. А после отсидки взялся за старое.

В случае с Людендорфом были учтены его заслуги перед Германией. Генерала полностью оправдали, сославшись на «состояние аффекта», хотя сам он критиковал суд за необъективность. Вскоре Людендорф отошел от Гитлера, создал собственное движение «Танненбергский союз» и называл ошибочным назначение бывшего соратника канцлером. Несмотря на это, Гитлер ценил и уважал военного до конца жизни.