Пенсионный советник

Позер и выскочка: за что в России не любят Маска

За что в России критикуют Илона Маска

Синхронная посадка первых ступеней при старте Falcon Heavy SpaceX
Синхронная посадка первых ступеней при старте Falcon Heavy
Чем успехи Маска не по душе российским критикам и насколько обоснованны претензии к достижениям миллиардера, рассуждает журналист «Газеты.Ru».

Запуск в начале февраля Илоном Маском сверхтяжелой ракеты Falcon Heavy стал не только важным технологическим событием мирового масштаба, но и, если можно так выразиться, знаковым для цивилизации в целом.

Реклама

За кадрами трансляции, на которых новая ракета устремилась в небо и вывела сначала на околоземную, а потом на отлетную от Земли траекторию личный автомобиль Маска, следили миллионы глаз.

И не только потому, что это было красиво и никогда ранее вокруг нашей планеты не летал кабриолет с куклой за рулем.

Рациональных причин для восхищения, по крайней мере у тех, кто его испытал, несколько, ведь сразу ряд событий в этот день произошел впервые.

Впервые полетела сверхтяжелая ракета, разработанная частной компанией на собственные деньги. Отдельный успех — полетела с первого раза. Впервые при запуске подобной ракеты отработана схема одновременной мягкой посадки ее первых ступеней. К необычному виду космических ракет, двигатели которых не только запускают их в небо, но и мягко приземляют на землю, Маск приучил человечество совсем недавно.

Он продемонстрировал, что можно сохранять первые ступени ракет для многократных стартов и удешевлять пуски.

Однако точное, синхронное приземление сразу двух ступеней стало, пожалуй, самым захватывающим моментом всей миссии. Хотя бы потому, что раньше такого люди просто не видели. Синхронные пуски баллистических ракет человечество освоило, особенно в этом преуспели в КНДР, а вот синхронные посадки ракет — со времен Королева пока нет.

Старт баллистических ракет в КНДР youtube.com
Старт баллистических ракет в КНДР

Наконец, впервые при помощи частной ракеты, то бишь на частные деньги, «нечто» было запущено не просто на околоземную орбиту, а на отлетную траекторию от Земли. И это частное нечто теперь действительно будет летать во внутренней части Солнечной системы, по-видимому, миллионы лет.

Однако сколь громким в мире был первый восторг от состоявшегося, пусть не во всем успешного (центральную ступень спасти не удалось) пуска, столь неоднозначной и полярной была реакция на него в России.

«Вот посадят хоть одну ракету, тогда поговорим. Вот запустят Falcon Heavy, тогда поговорим»,

— уже не известно, кто впервые на просторах рунета запостил этот «мемасик», но, согласитесь, насколько он точен и созвучен его смысл с ментальностью многих россиян?

У нас (да и не только у нас) не принято радоваться успехам предприимчивого соседа, а уж же тем более — успехам американского выскочки-миллиардера, который замахнулся едва ли не на последнее наше святое --

космос, который полвека назад мы, напрягаясь всей страной, подарили человечеству.

Однако и рациональные аргументы «скептиков» заслуживают перечисления.

А баба Яга против

Главный аргумент — Маск не сделал ничего нового, ракета не рекордная, такую и большую грузоподъемность имели советская «Энергия», лунная «Н-1» и тот же американский «Сатурн-V».

Имели, но сейчас их нет, как нет и нагрузки, для которой они строились. При этом для реализации таких проектов обе сверхдержавы напрягали столько сил,

что одна из них не выдержала и развалилась.

Частной же компании, которая развивает подобные проекты, сложно предъявить претензии в нецелевом расходовании средств, тем более что цель создания такой ракеты не политическая, а сугубо рациональная — полеты за пределы Земли и дешевые массовые запуски спутников.

Оболванил народ

Другой аргумент –

что за барство, запускать в далекий космос дорогостящую игрушку, от которой пользы человечеству ноль?

Что характерно, возмущаются этим не только далекие от космоса люди: мол, почему вместо своей Tesla Маск не отправил в космос что-то дельное?

«Представьте только, что с нами сделали бы журналисты и «эксперты» из соцсетей, если бы Роскосмос запустил ракету с болванкой на борту, одна ступень которой отработала не совсем точно, а нагрузка ушла непонятно куда безо всякой обратной связи. То есть выброшенные гигантские деньги и ноль (почти) научно-практической информации», — недоумевает гендиректор входящего в «Роскосмос» НПО «Техномаш» Дмитрий Панов на страницах издания Forbes.

Довольно странно это слышать от эксперта в области, который не может не знать,

что запуск именно «болванок» при испытаниях новых, ранее не летавших ракет — скорее оправданная традиция, чем исключение.

Именно болванки, массогабаритные макеты или, как на Западе их называют, DemoSat, запускались при испытаниях сверхтяжелой ракеты Delta IV Heavy, при первом старте ракеты «Зенит» по программе «Морской старт». Роскосмосом в 2014 году при успешных испытаниях легкой и тяжелой ракет «Ангара» были тоже запущены болванки. Одна на геостационарную орбиту, вторая — на полигон на Камчатке.

А свою долю критики Роскосмос в последние годы получает как раз не за запущенные болванки.

Каковы были альтернативные варианты нагрузки, мы вряд ли узнаем наверняка — были разговоры, что SpaceX предлагала запустить свои аппараты Пентагону и NASA, но там отказались — слишком велики риски. В свете этого Маск, как устроитель мероприятия, имел право отправить к астероидам не чугунную чушку, а сделать из этого шоу, которое войдет в историю человечества — почему бы нет? «Это глупо и смешно, но глупые и смешные вещи часто становятся важными», — пояснил Маск.

Не сам

«Маск мало сделал сам, а уже использовал готовые технологии». Важную роль в становлении компании SpaceX сыграл ее нынешний ведущий инженер Том Мюллер, который стоял за разработкой двигателей Merlin и имел богатый опыт создания кислород-керосиновых двигателей с системой дросселирования, то есть возможностью широкого изменения режимов тяги.

При разработке двигателя действительно использовался ряд уже запатентованных изобретений. И тут сравнение, если рассуждать о судьбах частной космонавтики, будет не пользу России. В США нормальная практика,

когда технологии, разрабатывающиеся под госзаказ, оказываются доступными для дальнейшего использования коммерческими компаниями.

В качестве примера можно вспомнить компанию Bigelow Aerospace, которая использовала насовские технологии надувных станций и сама продолжила развивать эту идею.

В России, если организация разрабатывает какую-то технологию по госзаказу, эта интеллектуальная собственность переходит государству и использовать ее негосударственным организациям будет почти невозможно. Напротив, как рассказывают люди, знакомые с космической отраслью, даже соседние предприятия Роскосмоса, разрабатывающие похожие технологии, не делятся друг с другом своими разработками и опасаются промышленного шпионажа со стороны друг друга.

При этом технологии, переданные NASA для создания двигателей Merlin, относятся не к эпохе полетов к Луне, они совсем свежие, конца девяностых — начала двухтысячных годов.

Им заплатили

Наконец, последний аргумент: SpaceX не вполне частная компания, им платит государство. За 10 лет на разработку ракеты Falcon 9 (Не Falcon Heavy!), грузового корабля Dragon и пилотируемого Dragon 2 SpaceX получила от NASA $3,5 млрд. При этом на сегодня компания имеет контракты на более чем 60 миссий — на сумму $7 млрд.

Вложив деньги в SpaceX,

правительство США преследовало главную цель — возможность запускать в космос спутники дешевле.

Чем оно и пользуется сегодня, доверяя этому частнику даже оборонные и секретные заказы.

В США в приоритет ставят экономию денег, отчасти поэтому Вашингтон продолжает покупать у России ракетные двигатели РД-180, не дающие покоя сенатору Джону МакКейну. И когда встает вопрос о трате бюджетных денег, вопросы политики уходят на второй план.

Показателен случай, произошедший в середине 2000-х годов, в досанкционные времена. Когда в NASA решали, кому заказать изготовление прибора для изучения водорода в лунном грунте на орбитальный аппарат LRO, собрать его предложили в Лос-Аламосской национальной лаборатории, правда, за огромные деньги.

И когда российские ученые из ИКИ РАН предложили сделать этот прибор LEND за свой счет с условием участия в миссии, вопрос, кому отдать заказ, отпал сам собой.

Если сравнить деньги, выделяемые со стороны правительства США компании Маска со средствами, выделяемыми российским космическим госпредприятиям, то сравнение будет не в пользу последних, в этом, возможно, и кроется причина подчеркнуто холодного отношения Роскосмоса к успехам американского бизнесмена.

Эти же предприятия и научные институты продолжают получать иски от того же Роскосмоса, про что неоднократно писала «Газета.Ru».

Отвечая на вопрос об успехах Маска, а задают их постоянно, руководство Роскосмоса вообще старается не называть его по имени.

А после старта Falcon Heavy в госкорпорации назвали это рекламным «трюком» ради автомобиля Tesla, с производством которого «дела плохи».

На фоне успехов Маска и космических неудач России особое звучание приобрел совет Дмитрия Рогозина американцам запускать своих космонавтов при помощи батута, данный почти четыре года назад на фоне обострения отношений с США. Накануне компания SpaceX продемонстрировала свой собственный «батут» — специальную сеть, при помощи которой планируется возвращать обтекатели ракет для их повторного использования. Чей батут окажется лучше, покажет скорое будущее.