Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Украинская община стала куда более сплоченной»

Чем живут украинцы в канадской глубинке и как это связано с прошлым

Владимир Корягин 12.05.2015, 08:49
glavpost.com

Как устроились украинские горняки в Канаде на примере небольшой общины, что объединяет и разделяет канадских украинцев и как показать жизнь целой общины через истории бабушки, «Газете.Ru» рассказала историк Стейси Зембрицки.

— Когда первые украинцы переехали в Канаду? Что стало тому причиной?

— Из-за перенаселения, отсутствия мест на заводах и того, что леса и поля принадлежали дворянам, украинцам пришлось покинуть Австро-Венгрию и Россию и отправиться в Канаду, где им пообещали бесплатную землю и работу. Большая часть этих иммигрантов отправилась в Западную Канаду. Однако были и те, кто поселился в Северном Онтарио, на северо-западе Квебека и в Восточной Канаде. Все это происходило между 1900 и 1910 годами и объяснялось наличием в этих районах тяжелой промышленности — горнодобывающих предприятий и лесозаготовки.

— А ваши предки?

— Мой прапрадедушка Петр Зыма приехал в Садбери в 1912-м вместе с братом для того, чтобы воссоединиться с сестрой, которая иммигрировала за несколько лет до этого. Он работал в целлюлозно-бумажной промышленности и занимался вырубкой деревьев. Следующие восемь лет он провел в поисках заработков, перемещаясь между Эспаньолой и Порт-Артуром, который сейчас называется Тандер-Бей.

В 1921 году он отправился в городок Виннипегосис, располагающийся в провинции Манитоба, где к тому моменту проживала большая украинская община. Вообще-то он хотел найти жену.

Ему повезло, и здесь он повстречал мою прапрабабушку — рожденную уже в Канаде Анну Сидор. После трех недель знакомства они поженились. Вместе они поселились на ферме неподалеку от семейства Сидор, но по прошествии пары лет решили вернуться в Садбери, где и прожили до конца своих дней. Там Петр работал на местные никеледобывающие компании. И именно там родилась и выросла моя бабушка, благодаря рассказам которой я написала свою книгу.

— Чем уникальна украинская община Садбери?

— Этому вопросу посвящена целая книга, которую я написала. И это первая история востока Манитобы, основанная на устных рассказах, да и вообще первая устная история общины канадских украинцев.

Горнодобывающая отрасль влекла в Садбери тысячи иммигрантов, не только украинцев, поэтому моя книга позволяет взглянуть на то, как строилась мультикультурная Северная Америка в начале XX века.

Общество было разделено по политической, идеологической и религиозной линиям. Среди украинцев были католики, православные, националисты и сторонники прогрессивного развития. Это целый калейдоскоп людей и мнений.

А горнодобывающие компании, как следует из книги, играли роль своеобразного регулятора этого общества. Это проявлялось, например, в том, что брать на работу они предпочитали католиков. Книга позволяет детально увидеть, как украинские иммигранты строили свою общину с 1901 по 1939 год. Основана она во многом на историях, которые мне рассказывала бабушка, а также на рассказах ее сверстников.

— И что из этого вышло?

— Вместе с бабушкой мы взяли интервью у 82 человек — ее друзей, соседей и родственников. Многие примеры можно посмотреть на сайте, который посвящен книге.

Большей частью бабушка рассказывала истории из детства, которые в большинстве своем были посвящены временам Великой депрессии и тому, как община пыталась свести концы с концами в этот сложный период.

Мои любимые истории посвящены семейному пансиону: мужчинам, которые в нем жили, заботе моей прабабушки о домочадцах, а также как вся семья и община делили это место и жили. К сожалению, мы потеряли этот дом по причине того, что мой прадед не успел вовремя отдать ипотечные платежи...

— Как организована украинская община сейчас?

— Сейчас украинская община гораздо меньше, чем прежде. По крайней мере, если говорить о ее организации. Я, как и многие украинцы, являющиеся канадцами в третьем и четвертом поколениях, особенно не вовлечена в дела общины, особенно в сравнении с теми, кто являлся канадцем в первом и втором поколениях. Именно поэтому был закрыт и продан зал Ассоциации канадских украинцев, хотя в организации по-прежнему состоят некоторые люди.

Храм Святого Владимира Украинской православной церкви закрыт на протяжении почти всего года. Открыты его двери лишь раз в месяц, когда там проводит мессу священник.

А храм Святой Марии Украинской католической церкви и Организация украинских националистов по-прежнему популярны. Они дают людям не только возможность отдать дань предкам, но и принять участие в мероприятиях культурного характера. Кроме того, существует Украинский центр старейшин, который является «домом» для канадцев в первом и втором поколениях. Это то самое место, где украинская культура живет и поддерживается в первозданном облике.

Если же говорить о том, что общину разделяет, то это прежде всего политические вопросы, которые тесно переплетены с историей Украины. Хотя в последнее время украинская община стала куда более сплоченной, чем прежде.

— Как реагируют на последние события на Украине в вашей общине в Садбери?

— Представители общины, в особенности те, кто иммигрировал в Канаду после Второй мировой войны, по-прежнему общаются со своей родней на Украине. И все мы очень озабочены тем, что происходит в нашей родной стране...

— Какие изыскания вы проводите?

— В июне 2014 года я получила грант на исследование истории иммигрантов, приехавших в Садбери. Люди приезжали сюда еще с конца XIX века, чтобы работать в горнодобывающем секторе. И эта отрасль на долгие годы стала залогом стабильного дохода для области и достойного заработка для ее жителей.

В моей первой книге рассказывается, что это было не совсем так: цена этого процветания была очень высока, а многочисленные производства привели к деградации окружающей среды.

Впоследствии власти запустили успешную программу по восстановлению и озеленению ландшафтов. Тем не менее индустриальное прошлое области продолжает оказывать воздействие на здоровье и благосостояние жителей. Из-за загрязнения воздуха, почвы и воды нередки случаи рака толстой кишки и печени, а также респираторных заболеваний и артрита. Проще говоря, люди ежедневно сталкиваются со звуками, запахами, вкусами и местами, которые на протяжении 130 лет уничтожались, а сейчас восстанавливаются.

Хотя научные исследования Садбери — дело вполне распространенное, моя работа станет первым исследованием, носящим гуманистический характер и посвященным взаимосвязям между людьми и ландшафтами, которые их окружают. В рамках этого кросс-культурного проекта, который будет посвящен преимущественно послевоенному времени, я планирую взять интервью у представителей трех крупнейших общин Садбери — украинской, итальянской и финской.

Это исследование послужит базой для дальнейших компаративистских проектов, которые покажут, как горнодобывающая отрасль поспособствовала деградации канадских ландшафтов. Увидев это, люди смогут применить позитивные примеры деиндустриализации к тем областям, где они проживают. Как, например, произошло в Монреале.