Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Меня расстреляли. Живется ли вам лучше?»

16 декабря 1989 года началась румынская революция, которая привела к падению режима Николае Чаушеску и его расстрелу

Тимур Мухаматулин 16.12.2014, 09:20
Wikimedia Commons

25 лет назад на фоне мирного отхода компартий от власти в Восточной Европе Румыния стала кровавым исключением. «Особый курс» Бухареста привел к тому, что за Николае Чаушеску никто не заступился. По прошествии четверти века лишь небольшая часть румын ностальгируют по его правлению.

Конец 1980-х годов стал временем распада системы «народных демократий» в Восточной Европе. За 1989 год коммунистические партии потеряли монополию на власть в Польше, Венгрии, ГДР и Чехословакии. Этот процесс носил мирный характер и получил название «бархатных революций». «Ветер перемен» подул и на Балканах: бескровная смена власти произошла и в Болгарии.

Румыния стала единственным исключением из этого правила. Страной с 1965 года правил эксцентричный и авторитарный политик Николае Чаушеску.

При нем Социалистическая Республика Румыния участвовала в Организации Варшавского договора (ОВД) и Совете экономической взаимопомощи (СЭВ) – военной и экономической организациях Восточного блока, поддерживала тесные отношения с Москвой. В 1987 году, в годы «перестройки», о Румынии в брошюре общества «Знание» говорилось так: «Большой, славный, но вместе с тем и нелегкий путь развития прошел румынский народ за эти десятилетия...» Правда, о Чаушеску в брошюре говорилось сдержанно (так, его ни разу не назвали «товарищем»), хотя и обильно приводились цитаты из его речей и совместных коммюнике, особенно советско-румынских.

Возможно, это объяснялось тем, что румынская армия не участвовала в подавлении Пражской весны и в некоторых других областях Бухарест демонстрировал самостоятельность.

Так, Румыния вела активное экономическое сотрудничество с Югославией, которая формально входила в Движение неприсоединения; румынские спортсмены в 1984 году приняли участие в бойкотированных Восточным блоком Олимпийских играх в Лос-Анджелесе, параллельно выступив и на контр-Играх «Дружба-1984».

Экономическим основанием такой политики Румынии была энергетическая независимость республики: в районе Плоешти добывались нефть и газ. Кроме того, руководством страны был сформулирован «особый курс».

Бухарест лавировал между западным миром, Москвой, Белградом и Пекином, стремясь получить как можно больше выгод.

Чаушеску выстроил в своей стране настоящий культ личности. Его 60-летие в 1978 году отметили с огромной помпой. Нормой в обращении к нему стали «Гений Карпат» и «Источник нашего света».

Кондукатора (вождя) румын отличала мегаломания: если, к примеру, строился металлургический завод, то крупнейший на Балканах.

В результате к началу 1980-х годов экономическая ситуация в стране ухудшилась. Политика, направленная на форсированное погашение международных займов, привела к падению уровня жизни. Пропагандистская машина усиленно говорила о «нормированном потреблении»: под ним маскировались очереди за продуктами питания, которые выдавались по карточкам, нехватка товаров народного потребления. Картину жизни позднесоциалистической Румынии — с бедностью, очередями за продуктами, гонкой за западными товарами — нарисовал Кристиан Мунджиу в своем фильме «4 месяца, 3 недели и 2 дня», получившем в 2007 году «Пальмовую ветвь» на Каннском фестивале.

Многие румыны бежали за рубеж. Ширилось недовольство венгерского меньшинства в Трансильвании. При этом Чаушеску не принял «перестройки» в СССР, ужесточив контроль над обществом, который осуществляла всемогущая служба государственной безопасности — секуритате.

В ноябре 1989 года в Бухаресте прошел XIV съезд Коммунистической партии Румынии. На нем собравшиеся много раз бурными аплодисментами прерывали речь кондукатора.

Чаушеску критиковал «капиталистическую реставрацию» в странах соцлагеря.

Но уже тогда на западе страны начались выступления. Детонатором стала высылка венгерского протестантского священника Ласло Текеша из Тимишоары за антиправительственные проповеди. К середине декабря в городе уже происходили массовые демонстрации, в которых участвовали и венгры, и румыны. Чаушеску потребовал любой ценой прекратить выступления, но силовики уже не до конца контролировали армию и полицию.

21 декабря после массированной пропагандистской атаки (румынский лидер заявил, что волнения в Тимишоаре организовали шпионские службы иностранных государств, по телевидению показывали собрания трудовых коллективов, поддержавших вождя) в Бухаресте был организован грандиозный митинг. Однако часть его участников стали выкрикивать античаушесковские лозунги. Так волнения перекатились на столицу. 21 декабря в ходе столкновений число погибших превысило 100 человек. В ночь на 22 декабря началось строительство баррикад в городе. Их смели танки румынской народной армии, но

уже утром на улицы Бухареста вышли сотни тысяч людей, в том числе рабочие крупнейших заводов столицы.

В дни волнения за дискредитировавшего себя Чаушеску никто не вступился. Советские и американские лидеры даже не прокомментировали кровавые события в Трансильвании и Бухаресте.

В тот же день кондукатор и его одиозная супруга Елена Чаушеску бежали в Тырговиште, где и были арестованы.

Суд над супругами был короток и выглядел пародией на правосудие.

Кадры расстрела четы обошли весь мир. Бои в стране между представителями армии и спецслужб с одной стороны и загадочными «террористами» продолжались до 28 декабря и унесли жизни как минимум 1030 человек. Большая часть из них были убиты на улицах в ходе перестрелок. До сих пор ведется дискуссия о том, что это были за «террористы». Спектр мнений разнится, от радикальных чаушистов до диверсий армейского командования, желавшего сделать армию полноценной «спасительницей» революции в обмен на забвение их защиты режима до 1989 года.

В Советском Союзе о событиях в Румынии сообщали отрывочно: 17 декабря начался второй Всесоюзный съезд народных депутатов, который превратился в огромную дискуссионную площадку. Отчеты с выступлениями участников занимали всю газетную площадь. Лишь 21 декабря в «Правде» появились первые крохотные заметки об «обстановке в Румынии». В дальнейшем журналисты главной газеты Коммунистической партии Советского Союза жестко высказывались о Чаушеску: корреспондент из Бухареста пишет о доме, «где в невообразимой роскоши жила семья» вождя; а в Национальный комитет демократии, возникший в период революции, вошли военачальники, «не скомпрометировавшие себя при диктатуре Чаушеску».
Наиболее острой ожидаемо стала реакция на эти события в Молдавии. Там в дни боев на бухарестских улицах были устроены поминальные акции около кафедрального собора в Кишиневе, осуществлялся сбор пожертвований.

Местное телевидение даже передало заявление ЦК Компартии Молдавии и Совета министров республики, в котором осуждались «жесткие насильственные меры режима против мирного населения».

Победа над Чаушеску не принесла Румынии спокойствия. В 1991 и 1996 годах страну потрясали шахтерские выступления. В 2000-х годах на фоне разочарования в новой экономической политике в обществе появилась определенная ностальгия по Чаушеску. В 2010 году тела Николае и Елены были эксгумированы.

Во время процедуры на кладбище пришли сторонники кондукатора с плакатами «Меня расстреляли. Живется ли вам лучше?».

Однако ностальгия по временам социалистической Румынии массовой не стала – в отличие от югоностальгии в Сербии, «остальгии» в Восточной Германии и советской ностальгии в России. Во многом это способствовало тому, что в 2007 году Румыния вошла в Евросоюз, хотя пока она остается вне Шенгенской зоны и зоны евро.

Литература: Потапов В.И., Фейг Н.В. Социалистическая республика Румыния. М.: Знание, 1987. Шарый А. Шимов Я. Корни и корона: очерки об Австро-Венгрии. Судьба империи. М.: КоЛибри, 2011. Шевелев В. Диктаторы и боги. Р\н\Д.: Феникс, 1999