Пенсионный советник

Блондинов отправляли в Крым

«Газета.Ru» рассказывает о работорговле в Восточной Европе XIV—XVII веков

Яна Хлюстова, Владимир Корягин 06.05.2014, 09:21
ippo.ru

«Газета.Ru» рассказывает о работорговле в Восточной Европе XIV—XVII веков. Одним из основных невольничьих рынков того времени был Крым. А рабов туда поставляли гетманы Правобережной Украины, запорожские черкесы, новгородские посадники, а впоследствии и казаки Петра Великого.

Работорговля зародилась еще в древности. На протяжении Средневековья ею в основном занимались викинги и византийцы (до XIV века), потом — итальянские, генуэзские и венецианские купцы. Основными покупателями рабов были мусульмане Египта, Сирии, Анатолии и Персии. Они нуждались в слугах, евнухах, наложницах, использовали рабов в качестве подарков. Сложность заключалась в том, что по законам ислама покупка и продажа мусульман запрещена. Поэтому

основным товаром были невольники из Африки, захватываемые кочевниками жители азиатских степей, население Северного Кавказа, Великого княжества Литовского, Польского королевства, Руси.

Финский ученый Юкка Корпела из Университета Восточной Финляндии провел исследование, изучив, как именно была организована торговля людьми, захваченными в северных странах. Источниками информации послужили различные исторические хроники, травелоги, дипломатические документы, записи административного характера. С полным отчетом о работе ученого можно ознакомиться в журнале Russian History.

Профессор Корпела пишет, что в русских хрониках есть свидетельства о походах в Южную Лапландию, Центральную Финляндию, Карелию, в район Онежского озера с целью захвата рабов. В 1398 году новгородский посадник Тимофей Юрьевич организовал поход на Белоозеро, в Вологду и Устюг, а в 1592 году Федор Иванович Мстиславский и Федор Михайлович Трубецкой захватывали рабов для продажи в Карелии. Многих людей отвозили в Новгород, а оттуда продавали в Крымское ханство. Значительная часть пленников покупались будущими хозяевами именно там, в Крыму, оставшиеся же отправлялись на более отдаленные рынки Азии.

«Когда в начале 40-х годов татары сговорились о совершении совместных набегов на московскую украйну с бродячими группами запорожских черкес, они уступали последним захваченное имущество, оставляя себе пленных», —

пишет в своем фундаментальном труде «Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века» советский историк Алексей Новосельский.

По его словам, крымские татары не стремились к истреблению живой силы, а делали акцент на захвате пленных. Больше всего невольников им удавалось захватить в ходе набегов на Московское государство и Правобережную Украину. По подсчетам историка, в первой половине XVII века татарам удавалось уводить с этих земель до 10 тыс. пленников ежегодно. Тем не менее многих из этих пленников выкупали. Новосельский писал, что «почти ежегодно тратились на эту цель многие тысячи рублей».

Светлокожие невольники очень ценились в исламском мире. Белая кожа и русые волосы были настоящей экзотикой, поэтому покупатели были готовы платить большие деньги за рабов-славян.

Однако первыми работорговлей в Крыму начали заниматься далеко не татары. Они приступили к ведению подобного бизнеса, обращаясь к примеру европейцев.

«Первые установившие [в Крыму] эту гнусную торговлю, были генуэзцы, потом венециане», —

писал историк Вильгельм Гейд в своем труде «История торговли Востока в Средние века».

Более того, татары сначала «сами испытывали участь тех жертв, которых они через несколько веков, уже обосновавшись в Крыму, стали отправлять за море».

В Средние века поток рабов из Крыма направлялся на центральный турецкий рынок Ясыр-пазар, находившийся в Стамбуле. Есть данные, что в Бахчисарае богатый купец приобрел для своей жены девочку-служанку за 2400 золотых, в то время как наследство, которое купец оставил своим сыновьям, — дом и виноградник — стоило 3600 золотых.

Однако профессор Корпела подчеркивает, что цены на рабов были очень нестабильны и зависели от разных факторов — национальности (рабы-татары считались очень преданными, поэтому купцы просили за них большие суммы), внешности (рабов при продаже классифицировали по цвету кожи). Во время войн людей можно было купить почти за бесценок.

«В период с 1463 по 1779 год через руки крымских работорговцев прошло чуть более 3 млн жителей России, Украины, Польши и Северного Кавказа. При этом большая часть этих невольников предназначались для продажи на рынках Стамбула и других городов Османской империи», — пишет российский историк Валерий Возгрин.

По его словам,

«на Карельском перешейке, оккупированном русскими во время Московско-шведской войны 1555–1557 годов, финского или карельского раба можно было купить дешевле, чем в мирное время: «В гривну немчин, а девка в пять алтын».

Значительную часть этих невольников отправляли как раз в Крым.

Обращением в рабство решали свои конфликты и на Украине. Так, гетман Петр Дорошенко продавал в качестве невольников в Крым семьи казаков, пытавшихся перебежать к пророссийскому гетману Ивану Самойловичу.

Наконец, имеются свидетельства того, что множество лифляндских и ингерманландских пленных из России были проданы крымским работорговцам казаками Петра Великого после победы в Северной войне.

Хорватский историк, этнограф и священник-миссионер Юрий Крижанич, живший в XVII веке, писал, что

в то время в Греции, Палестине, Сирии, Египте, Анатолии и Османской империи было так много русских рабов, что люди задавали себе вопрос: а остался ли кто-нибудь на Руси?

Юкка Корпела считает, что нельзя судить о количестве невольников-славян, опираясь на подобные данные: они явно завышены. Сравнив информацию из многочисленных источников, профессор делает вывод, что значительная часть захваченных рабов не достигали конечного пункта сбыта — рынков рабов исламских стран. Многие невольники оставались на Руси в качестве слуг и крепостных, принимали христианство, меняли имя.

Численность же тех, кто в итоге оказывался на отдаленных рынках, достигала нескольких десятков человек в год. Несмотря на такие незначительные цифры, Юкка Корпела уверен: торговля людьми, захваченными в северных странах, является очень интересным феноменом. Несмотря на сложности перевозки невольников на большие расстояния, высокую цену, значительную смертность (многие умирали в дороге), торговля продолжалась, и купцы зарабатывали значительные суммы.